Русская линия
Православие и современностьСвященник Андрей Лоргус15.05.2008 

«Оккультизм на ТВ — это духовное преступление»

Скажу сразу — я телезритель поневоле. Я хотела бы смотреть телевизор гораздо меньше. Однако рядом со мною большую часть дня телевизор смотрят мои родственники, близкие мне люди. Особенности нашей жилплощади таковы, что мне никуда не скрыться от этого. Приходится слышать и видеть то, что происходит на самых разных телеканалах.

Такое положение «постоянного телезрителя» помогает сделать некоторые выводы. Вот один из них. Сегодня практически на всех федеральных каналах существуют постоянные (ежедневные и еженедельные) телепрограммы оккультно-мистического содержания: от «безобидных» астропрогнозов до уроков магии и парапсихологии. По нескольку раз в день демонстрируются «документальные» сериалы о «тайных знаниях», мрачных пророчествах и загробном мире. В начале сезона телеканал ТВ-3 провозгласил себя «настоящим мистическим телеканалом». Но, пожалуй, своеобразным лидером стал телеканал ТНТ со своей «Битвой экстрасенсов», идущей в прайм-тайм по воскресеньям. Уже в первый же месяц ее выхода в эфир, в марте 2007 г., пресс-служба телеканала гордо заявила: «Всего три выпуска потребовалось программе? Битва экстрасенсов? для того, чтобы вывести ТНТ на третье место среди крупнейших российских телеканалов». Согласно данным TNS Gallup Media, в среднем за последние месяцы 14−15 процентов телезрителей России по воскресеньям в 20:00 останавливали свой выбор на программе «Битва экстрасенсов». А это значит, что каждый седьмой наш современник регулярно, с увлечением смотрит «Битву экстрасенсов»! Можно сделать вывод о том, что в обществе происходит такой же всплеск интереса к мистике и оккультизму, какой можно было наблюдать в начале 1990-х гг.

В чем причина этого? С этим вопросом мы решили обратиться к священнику Андрею Лоргусу, декану факультета психологии Российского Православного института святого апостола Иоанна Богослова. По нашей просьбе он посмотрел несколько выпусков «Битвы экстрасенсов» четвертого сезона. Тем более, что день 9 мая (а это требовало бы отдельного комментария) на ТНТ полностью был посвящен этой программе.

— Отец Андрей, каковы Ваши впечатления от увиденного?

- По-моему, это насилие. Это агрессия против человека. Думаю, что если такие передачи смотреть регулярно, неизбежно психологическое повреждение. Не скажу — «болезнь», но все-таки — тяжелое психологическое повреждение.

Во-первых, проводится нагнетание страха. Я бы сказал, дешевое нагнетание страха: тревожная музыка, незамысловатый дизайн, интерьеры подчеркнуто демонические, мрачные. А во-вторых, дается совершенно искаженное представление о жизни и о людях.

— Что можно сказать о передаче, где экстрасенсы «ищут» убитых детей[1]?

- Этот сюжет наиболее агрессивен. Во-первых, длительный тенденциозный рассказ о массовой пропаже и убийстве детей — он сам по себе носит травмирующий характер. Сюжет построен так, чтобы запугать людей и повредить им. Это само по себе уже духовное преступление. А уж тем более — рассуждения экстрасенсов в присутствии родителей погибших по поводу того, что там было на самом деле или не было… Все это — за гранью не только здравого смысла, но и простой человеческой нравственности.

Я думаю даже, что для людей с какой-то психической патологией просмотр подобной передачи может стать причиной глубокого, тяжелого обострения. Есть реальная опасность.

— Зачем нам это показывают?

- Я думаю, те, кто показывает, преследуют две цели. Конечно, материальную, прежде всего, потому что это — работа на заработок. Но это еще и некая попытка установить духовный контроль над сознанием человека. Хотя лично я думаю, что в большей степени заработок. Телевидение сегодня приносит своим владельцам очень большие деньги.

— А почему люди это смотрят? Почему такой спрос?

- Обычно считается, что рост религиозности вообще, и тем более, оккультной квазирелигиозности, является следствием того, что в обществе царит настроение глубокой неопределенности. Неопределенность (так же, как и страх) переживается человеком как стресс. Будущее всегда таит в себе неопределенность. И в тот момент, когда у человека возрастает неуверенность в завтрашнем дне, в нем возрастает тревожность. И часто оккультизм становится средством преодолеть эту неопределенность. Ведь можно «узнать» у гадалки, что будет завтра. Причем при этом человек уверен, что она скажет неправду. Но и это позволит ему успокоиться немножко, на короткое время уснуть спокойно в надежде: «А вдруг будет так, как она сказала…».

И вот в этих передачах этот момент очень заметен: экстрасенсы, которые там соревнуются, они все время стараются не столько отвечать на вопросы о прошлом, сколько говорить о будущем. Предсказывать они явно любят больше. Причем эти предсказания носят такой неопределенный характер, что поди проверь потом. Или вместо предсказаний — установка: «Ты выйдешь замуж через полгода». Да, это просто-напросто установка, манипуляция человеческим сознанием, и бедная женщина может начать стремиться выполнить эту установку любым путем, вместо того, чтобы спокойно и осознанно строить свою жизнь без этих игр.

— Экстрасенсорика действительно существует?

- Она существует. То есть некоторые способности, которые сегодня принято называть экстрасенсорными — они действительно есть, причем не только у тех людей, которые взялись их каким-то образом эксплуатировать. Само по себе признание существования экстрасенсорных способностей может быть нормой нашего сознания. Есть такая точка зрения, что эти способности — остатки нашего первозданного духовного совершенства.

Но способности эти не обязывают человека их развивать, проявлять, да еще и зарабатывать на этом. Если это происходит, он подвергает себя чрезвычайному риску и чрезвычайной опасности. Потому что, по сути дела, он начинает эксплуатировать то, чего не знает. И очень часто в семьях экстрасенсов происходят страшные вещи: психические заболевания и самоубийства.

— Почему так бывает?

- Потому что они подходят к краю бездны, к краю человечности, они подходят к таким уровням своего бытия, которые невозможно пройти в духовной слепоте — сам обязательно сорвешься и погубишь других. Очень простые сравнения здесь можно привести. Если дети влезут в трансформаторную будку и начнут там играть — что будет? Это смертельно опасно. А если папуасу предложить починить компьютер? И опасно, и проку никакого не может быть. Экстрасенс — это папуас в компьютере.

- Часто спрашивают: чем феномен экстрасенсорики отличается от феномена православного старчества?

- То, чем обладали старцы — духовная зрячесть, дар рассуждения, прозорливости — это дары Божии, и они подаются тем, кто проводит строгую духовную жизнь. Современные экстрасенсы этим не отличаются. Поэтому Церковь призывает к экстрасенсорным способностям относиться очень критично, отрицательно, не пользоваться ими, предупреждает, что это опасно для духа и для души человека.

— Сегодня каждый служащий священник знает о том, насколько распространена в обычной повседневной жизни наших современников оккультная терминология, какое количество внешне благополучных, образованных людей озабочены проблемой «снятия сглаза» или «венца безбрачия». Как к этому следует относиться?

- Под «порчей» обычно понимают некое устойчивое дьявольское воздействие на человека, которое «снимается» только особым образом. Но это неверно, потому что все, что с нами происходит, происходит по воле Божией, а не по воле дьявола. А если Господь попускает, позволяет кому-то причинить нам какую-то беду, то это Его воля, и стало быть, благо. И «снимать» такое благо — отказ от Господа. И это всегда какой-то сугубо конкретный случай, а не «постоянное проклятие», такого нет и не бывает. Не существует и никакого «венца безбрачия». И самый опасный враг человеку — это он сам себе, а вовсе не бесы, на которых принято списывать 90% собственных неудач.

Страшно то, что человек, который постоянно смотрит такие передачи, ту же «Битву», вполне может дойти до такой жизни, что начнет обращаться к экстрасенсам за помощью. Для этого нужно, чтобы он был очень напуган, запутан, чтобы он испытывал постоянные муки от неопределенности, страха и потерянности в своих ориентирах — психологических и мировоззренческих.

— Отец Андрей, если в семье кто-то смотрит такую передачу, как быть всем остальным?

— По крайне мере, предупредить близких о той опасности, реальной опасности, которая их подстерегает. А она в том, что человек может впасть в депрессивное состояние после этих передач. Зрителя могут преследовать некоторое время страшные сны, он вообще может потерять сон… Просмотр таких передач — психологическая травма. Для психически крепкого человека это может пройти безобидно… но таких немного.

Мне кажется очень важным подчеркнуть, что, просматривая эти передачи, я сам получил духовный ущерб. У меня есть ощущение, что я прикоснулся к чему-то мрачному, злобному и грязному. И к чему-то… глупому, и мне жаль тех людей, которые участвуют в этой передаче, ее делают, потому что это низкосортный телевизионный продукт, очень дешевый. Неинтересны оказались и участники сами по себе, экстрасенсы. Странные какие-то, интеллектуально и духовно неразвитые люди, с бедной речью.

В одной из этих передач женщина воскликнула: «Ну нельзя же так! Мы же все-таки христиане!». И этот вот возглас я запомнил, единственно здравую, живую человеческую реакцию на то, что происходило в эфире.

Наталья Горенок, Анна Гусева



[1] В одной из программ участникам проекта было предложено определить, что случилось с детьми, обгоревшие трупы которых были обнаружены весной 2005 г. в канализационном коллекторе в Красноярске. Это преступление до сих пор не раскрыто. Все «экстрасенсы» дали разные, противоречащие друг другу ответы.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=4942&Itemid=274

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru