Русская линия
Вера-Эском13.05.2008 

О насилии и научении

Как христианину избегать насилия над чужой волей, свободой? Где проходит грань между оправданным и неоправданным воздействием на ближних?

Иерей Сергий Гомаюнов (Вятка):

— Свобода человека всегда бывает чем-то ограничена. Там, где начинается своеволие, она теряет свои права и сталкивается с сопротивлением. Но, допустим, родители наказывают детей. Это насилие над их волей? Чаще всего нет, но отличить здесь злое от доброго бывает очень трудно. В поисках ответа нам не помогут ни законы, ни господствующие в обществе убеждения. Только Священное Писание, творения святых отцов. Наказание — благо, если совершается из послушания Богу, с любовью. В этом случае оно никогда не будет чрезмерным, неоправданным, калечащим душу. Увы, нередко мы вымещаем на детях свои немощи, несостоятельность.

Нельзя, однако, забывать, что у родителей есть власть, данная Богом, над детьми. Власть по любви воздействовать на детей так, чтобы они приняли это с пониманием. Нам даны благодатные дары отцовства и материнства, которые различны. Например, если мама накажет строго, ребёнок может очень сильно обидеться, — возможно, потому, что меньше ждёт этого от неё. Нужно учитывать и то, что женщины более эмоциональны и менее уверены в себе, поэтому в наказании им бывает трудно соблюсти какую-то меру. А вот наказание от отца, даже более основательное, принимается обычно легче. Если, конечно, он действительно глава семьи и пользуется данной ему Богом властью достойно. В этом случае ребёнок чувствует его правоту.

Господь сотворил мир видимый и невидимый как вертикаль, иерархию отношений. Всегда есть некто, кто может от нас требовать соблюдения заповедей, и всегда есть кто-то над ним. Если, например, мужчина злоупотребляет властью над женой и детьми, они могут обратиться к тем, кто стоит выше него, кому он сам должен подчиниться. Сегодня это, как правило, священник. Он способен рассудить, прав ли глава семьи, и если да, то научить домашних, как это принять, а если нет — защитить их. Но можно обратиться за помощью к дедушкам и бабушкам детей, которых родители должны слушаться. Если семья здоровая, то ошибки, нестроения таким образом преодолеваются. Но, увы, семьи у нас стали малыми, и это калечит иерархию. Для устойчивости нужно, чтобы жили вместе или рядом три поколения. Когда дети видят, как их отец относится по заповеди к своим папам и мамам, — это лучшая школа послушания для них.

Если же говорить о насилии, то каждый родитель в глубине души знает, что это такое. Насилие всегда эгоистично, оно применяется не ради блага другого человека, а из гордыни, властолюбия, каприза. Эгоистично и бессмысленно во всех отношениях. Если на человека давить, он просто упрётся, найдёт рано или поздно способ, как ответить, всё равно сделает по-своему.

Любой более или менее умный человек это понимает. Однако далеко не всякий готов отказаться от выгод, которые приносит обращение людей в рабство. Сегодня манипулирование сознанием людей достигло своего исторического максимума. На людей воздействуют, убеждая, что они свободны в своём выборе. На них обрушивают рекламу, применяют против них пиар-технологии, предлагают грязные фильмы, и всё это сопровождается лозунгами, что человек волен сам решать, что ему делать. Всякие попытки остановить это насилие над душами, наоборот, объявляются некими «происками реакции».

Чтобы достойно противостоять этому, нужно учиться любить свободу и подвизаться в ней. Она — дар Божий, который наиболее полно открывает, в чём мы сообразны Господу нашему. Но открытие это происходит, лишь когда мы этим даром пользуемся с честью. Все мы знаем о младостарчестве. Однако от искушения выдать свою волю за волю Божию не застрахован ни один священник, тем более что его сплошь и рядом понуждают делать это. Например, спрашивают, с кем создать семью: с той или с этой. Нередко батюшки поддаются на это, размышляют: эта девушка вроде благочестива, наверное, сможет стать хорошей женой. Но проходит время, семья распадается, и его благословение поминают недобрым словом. Очень трудная это наука — стать свободным человеком. Но все мы имеем прекрасного Учителя — Бога, Который чужой воли никогда не насилует. Вспомним притчу о блудном сыне. Отец не связывает его, не велит запереть, унять силой. Он ждёт, молится, готовится принять сына обратно, когда тот одумается. Так и Господь поступает в отношении нас.

Иерей Олег Ежов (пос.Няндома, Архангельская епархия):

— Есть такая заповедь Божия, что нужно человека любить как самого себя. А ведь к себе мы особых претензий не предъявляем. Любое насилие над чужой волей, каким бы оправданным оно ни казалось, проистекает из гордыни. Человек создан свободным и сам вправе решать, что ему принимать, а что нет. Дело ближних — воспомоществовать его спасению словом, молитвой, а не давлением. У нормальных людей есть это понимание, у болезненных нет, они не чувствуют, что есть граница, которую нельзя переходить. Но и между болезненностью и нормой грань тонкая. В пору неофитства мало кто из нас смог избежать ригоризма, категоричности. Человек открывает для себя мир духовного подвига, он ошеломлён и начинает всех вокруг призывать на подвиг, а кто сопротивляется, того пытается ухватить и потащить. Но, как говорил преподобный Серафим Саровский, легко разбрасывать камни с колокольни, тяжело потом собирать.

Применительно к разным областям нашей жизни, чаще всего мы прибегаем к насилию в семье, не различая, где власть, дарованная от Бога, а где самовластие. Обращаясь к детям, апостол Павел говорил: «Дети, будьте послушны родителям вашим во всём, ибо это благоугодно Господу». Но к отцам обращался: «Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали». Лучше всего учить своим примером, а если не выходит, нужно действовать по совету духовника. Так же и с женой и друзьями — если чему не можешь научить своим примером, не диктуй, не неволь. Иному кажется, что он по любви что-то делает, на самом деле — по неверию. Не человек спасает, а Бог — человек же может лишь молить Его о ближнем, чтобы Он подал благую мысль. А если мы будет держать за полы друга, или жену, или детей, следить за каждым их шагом, настаивать на своём, не в силах компетентно разъяснить свою позицию, то добра это не принесёт. Люди вообще мало способны слушать друг друга, признавать свои дурные поступки. Если давить, они ещё глубже опустятся в грех, начнут самим себе доказывать, что были правы. Поэтому нужно просить Господа о даровании им и всем нам мудрости, а не пытаться рубить с плеча.

Как без насилия над чужой волей вести людей ко спасению, нам оставлено бессчётное множество примеров. Подвижник уходит из мира, а за ним начинают тянуться люди. Сколько раз такое бывало в истории Церкви? От тех же, кто начинает диктовать, как спастись, народ разбегается. Сохранились некоторые уроки отца монашества — преподобного Макария Великого, которые помогают нам понять, что должно делать ради спасения тех, кто тебе не безразличен. Пришёл к нему однажды побитый священник, пожаловался, что язычники с ним жестоко обошлись. Оказывается, встретив их по дороге, он взялся обличать этих людей, клясть их блудниками и прочее. Тогда святой Макарий пояснил, в чём была ошибка этого священника. Вместо того чтобы ругать, нужно было похвалить за то, что они религиозны, но пожалеть, что они до конца образ веры не исполнили. И тогда всё сложилось бы благоприятно.

Или как быть с пьющим человеком? Говорят: «Вот какое горе». Нет, это не горе, а несчастье, горе, если бы умер. А пока живой, есть надежда. Вот только бутылку силой не отнимешь, криком, упрёками не поможешь. Нужно, чтобы мысль о грехе овладела человеком изнутри, нужно молиться, чтобы Господь её вложил в него. А как появится трезвение, помочь укрепиться в нём. Человеческая воля так устроена, что чем больше давишь, тем сильнее сопротивление. Но даже если сломаешь — это будет полчеловека, а не человек. По-настоящему изменить кого-либо может один Господь, а от нас требуется лишь одно — быть на подхвате.

Отец Михаил Левковец (пос.Краснозатонский, Сыктывкарская епархия):

— Как распознать насилие, победить склонность к нему? Святые отцы советуют поступать по совести. И не только по отношению к людям, но и к неодушевлённому миру. Сейчас культивируется потребительское отношение к вещам. Например, стоит у человека входная дверь, вполне нормальная, может ещё послужить. Но он решает её заменить на более престижную, не думая, что за этим ещё одно срубленное, изведённое на прихоть дерево. Или возьмём то, что происходит каждый день во многих офисах. Отпечатывается лист с одной стороны, другая остаётся чистой. Это маленькие примеры неуважения к природе, которые вырастают в большое насилие над ней. И если святые отцы советуют хранить совесть даже по отношению к вещам, то тем более к другу, к жене, к детям. Вот лежат в раковине грязные тарелки, ложки. С одной стороны, нужно приучать ребёнка к труду, и если он в силах, пусть помоет. Но если сын или дочка пришли из школы уставшие, то лучше понести немощи своего ребёночка, самому взяться за посуду. Если совесть дремлет, выйдет сплошной деспотизм, а если не спит, то подскажет, как в данном случае поступить: заставлять ребёнка или нет. Или вот послушание духовному отцу — это благо, но очень трудно бывает распознать, когда это полезно, спасительно, а когда нет. Если и духовник и его чадо — зрелые люди, умеющие ценить свободу во Господе, затруднений не возникнет. В сектах, кстати, вы таких отношений не встретите, там авторитет лидера непререкаем.

Я сейчас по послушанию преподаю сектоведение и наблюдаю сектантские веяния и в православной среде. Некоторое время назад узнал, что греческие священники на Кипре часто тяготятся русскими прихожанами. Сейчас их немало поселилось на этом острове и они часто смущают тамошних пастырей попытками взять благословение на всякое действие. «Благословите купить квартиру», «благословите продать», — выслушивая эти просьбы, священник просто теряется. Он не знает, угодно ли это Богу, он ничего не понимает в торговле недвижимостью, а озарения духовные посещают не всех и не по всякому случаю. Многое человек должен сам решать.

Бессилие и насилие связаны между собой и расшатывают нашу жизнь. Смотришь, прихожанин не может чего-то. И что делаешь? У нас, я замечаю, сложился штамп, что такое православный человек, что он должен делать, насколько быть послушным, смиренным. Но не все люди, которые приходят в храм, способны соответствовать этим представлениям. И тогда на них начинают давить. А если прихожанин противится, на него начинают смотреть как на чужого. Но чужой ли он Господу? В наше время очень многие духовно искалечены, изуродованы. И мы должны понести немощь собратий, скорбеть о них, но не упрекать. Если потерпеть с любовью, не насильничать, благодать Божия сделает своё дело.

http://www.rusvera.mrezha.ru/563/7.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru