Русская линия
Православие и современность Никита Михалков12.05.2008 

«Бояться надо не разных религий, а объединения безбожников»

Как актер и режиссер Никита Михалков в особом представлении не нуждается — фильмы с его участием и режиссерские работы давно вошли в «золотой кинофонд» России, а его картина «12», получившая «золотую пальмовую ветвь» на последнем Каннском фестивале, только закрепила за ним заслуженное звание мэтра российского, да и мирового кино. Вместе с тем Никита Михалков — один из немногих светских людей, открыто говорящих о вере, чьи религиозные убеждения проявляются как в творчестве, так и в общественной деятельности.

— Никита Сергеевич, был такой момент в Вашей жизни, когда Вы почувствовали или осознали себя верующим человеком?

— Нет, такого момента я не помню. Все происходило естественно и было связано с воспитанием, которое давала нам мама, — в нашем доме всегда были иконы. Отец, который на десять лет ее моложе, обладал потрясающим тактом и умом, чтобы это не разрушать. Когда к нему приставали в ЦК, он говорил: «Она в 1903 году родилась, Суриков — ее дедушка, как я могу ее перевоспитать?». И духовник в семье всегда был.

— То есть Вы, будучи ребенком, исповедовались?

— Да. Другой вопрос, что я достаточно рано понял необходимость про это помалкивать, то есть дома — жить одной жизнью, а в школе и на улице — другой. Для меня это было довольно мучительно. Раздвоение — всегда вещь очень неприятная, а в таких серьезных вопросах — тем более. Но все равно вера, воцерковление вошли в мою жизнь настолько органично и естественно, без звероподобного рвения, что для меня это было — как дыхание. Вы ведь не замечаете, как вы дышите. Дышите, и все.

— Своих детей Вы так же воспитывали?

— Ну, это было уже другое время…

— Другое время по большому счету досталось только младшей — Наде. А с Аней, предположим, мы — ровесницы, и я с трудом представляю, как могло посещение храма вписываться в нашу пионерскую жизнь…

— Вписывалось — опять-таки благодаря маме моей, а их бабушке. Сын, Тема, приходил в храм и тут же исчезал среди каких-то старушек, паломников, юродивых. На коленки вставал и там, с ними, до конца службы находился. Анна постарше, и ей действительно приходилось быть более осмотрительной. Но тоже как-то обходилось без вранья. Просто была одна жизнь и была другая. А по большому счету, «Кодекс строителя коммунизма» — что это как не Десять заповедей, только без Бога?..

Моим детям — в отличие от меня — не приходилось зашивать крестик, носить ладанку под рубашкой. Это унизительное ощущение. Однажды я зашел в церковь на Пасху, и какой-то человек мне на ухо сказал: «Ну что, страшно? Под пиджачком крестишься?». И я действительно испугался…

Дети росли в другое время. Не было уже чудовищных репрессий против Церкви. А потом пришел Горбачев. Я показал ему документальную картину, которую почти случайно сделал, готовясь снимать «Грибоедова», — про храмы, церкви, монастыри, про то, в каком ужасном состоянии они находятся… Эту картину посмотрели Яковлев и Горбачев, и поскольку им надо было в тот момент набирать политические очки, многим монастырям и храмам — в частности, Печорскому монастырю в Нижнем Новгороде — удалось помочь.

— Вам и сегодня приходится совмещать несколько жизней. Есть Михалков — режиссер, есть — общественный деятель, а есть — просто человек. Наверное, трудно при такой нагрузке, таком плотном рабочем графике переходить из одной ипостаси в другую? После съемок или вернувшись с какого-нибудь совещания, как Вы приводите себя в должное состояние духа, чтобы пойти в храм?

— Знаете, в храме соответствующее состояние духа возникает сам собой. Если ты не на три минуты забежал — поставить свечку и перекреститься, а пришел на службу. Да, поначалу может быть тяжеловато, но потом втягиваешься, чувствуешь очищение, и силы появляются, которых раньше не было. Церковная служба — прекрасное лекарство от разных недугов.

— Как часто Вы ходите на литургию?

— Стараюсь каждое воскресенье.

— В один и тот же храм?

— Как правило, да. У нас недалеко от Николиной горы, в деревне Аксиньино, есть храм Святителя Николая, который мы восстановили. Тамошний настоятель, отец Алексий — мой духовник уже, наверное, лет пятнадцать.

— Бывает такое: как режиссер Вы готовы снять некую сцену, но верующий человек внутри Вас сопротивляется?

— Я думаю, это не только вера, но и воспитание. Многие вещи ты не можешь сделать просто потому, что ты так воспитан. Хотя в основе, если разобраться, как раз и лежит то, что ты воспитывался в семье верующих людей. Людей, у которых православная культура в крови, и именно она определяет их систему ценностей.

— Вы согласны, что существуют фильмы, вредные для души?

— Конечно.

— Дайте, пожалуйста, Ваше определение, что это за фильмы. Я не конкретные названия имею в виду.

— Это фильмы, в которых основа подхода к проблеме находится вне нравственных координат христианства. Или же ислама. Или буддизма. Или иудаизма.

— В общем — вне Бога.

— Вот именно. Бояться надо не разных религий, а объединения безбожников.

— Вы давно уже очень авторитетный человек. Больше говорите, нежели слушаете. Привыкли руководить или, попросту выражаясь, командовать. А в основе веры лежат смирение и послушание. Трудно Михалкову смиряться, скажите честно?

— Совсем не трудно. Я вообще считаю, что все — от Бога, и человек — не хозяин своего таланта, а лишь его проводник. Талантлив Бог, а через того или иного человека он, видимо, передает определенное послание другим людям. Величайшая глупость — считать талант своей собственностью. Думающие так однажды просыпаются бездарными и не понимают, отчего это произошло. Для меня послушание и смирение как раз компенсируют житейскую необходимость быть лидером, «командовать», как Вы выразились.

— Вы действительно верите, что все — от Бога? Когда случается несчастье, болезнь, не ропщете? Не спрашиваете: ну за что мне это?!

— Вопрос «за что?» может задать только неверующий человек. Или мало верующий. Надо спрашивать не «за что?», а «для чего?». Для чего мне это послано? Я — нормальный человек, я мучаюсь, когда мне нужно солнце на съемочной площадке, а неделями идет дождь, или когда актер заболевает в самый неподходящий момент, да мало ли что может случиться. Но все равно — за все спасибо. Мама моя говорила замечательно: «Значит, так надо». Не здесь, не сейчас, через какое-то время, но ты поймешь, зачем. Отказался актер — беда, ужас, катастрофа. Но приходит на его место другой и оказывается вдруг настолько точным, что никого больше в этой роли и представить нельзя. Не сняли эпизод, потому что ушел свет. Значит, надо еще подумать.

— Чем успешнее и ярче человек, тем больше вокруг него соблазнов. Это очень личный вопрос, но как Вы преодолеваете ощущение собственной греховности?

— Для этого есть духовник.

— И, видимо, возможность делать добро людям?

— Ну, такая индульгенция: ах, я нагрешил, дай-ка сделаю за это что-нибудь доброе, баш на баш, — на мой взгляд, это несерьезно. Добро надо просто делать, и все. Чехов же написал, что за дверью у счастливого человека должен стоять кто-то с молоточком и напоминать, что есть несчастные. Вообще, о своей собственной жизни надо судить, сравнивая себя не с теми, кто живет лучше тебя, а с теми, кто живет хуже. Так меня воспитывала мама, так я сам воспитывал своих детей. Тогда множество проблем исчезают сами собой. Как бы отваливаются от тебя.

— Вы один из немногих светских людей в России, кто поддерживает введение в школах «Основ православной культуры». На сегодня перспективы у этого предмета безрадостные. Противников у ОПК гораздо больше, чем сторонников…

— Это плохо. Я совершенно убежден, что «Основы православной культуры» в школе должны преподаваться. Так же, как основы ислама — в регионах, где преобладает мусульманское население. Другое дело, как преподаваться и кем. Про ваххабитов по телевизору можно услышать каждый день, для некоторого количества мусульман именно они воплощают собой ислам, и это очень опасно. Важен дух религиозной толерантности, взаимного уважения, братства конфессий, традиционных для нашей страны. Потому что Россия — единственный реальный мост между Востоком и Западом.

— Свой последний фильм — «12» — Вы считаете христианским?

— Конечно. Не просто христианским — православным. Надеюсь, что и зрители его таковым считают.

Беседовала Елена Ямпольская

Православие и современность N 6, 2008

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=4924&Itemid=274


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru