Русская линия
Храм Рождества Иоанна Предтечи на ПреснеДиакон Павел Бубнов08.05.2008 

Состояние российских Духовных Школ в начале ХХ века

Данным материалом заканчивается серия статей на эту тему. Сегодня речь пойдет об особенностях учебного процесса, проблемах организации руководства и хозяйственного обеспечения Духовных Школ в рассматриваемый период.

УЧЕБНЫЙ ПРОЦЕСС

В связи с существовавшей тогда двойственностью своей цели, учебные курсы духовных школ имели множество недостатков. Этому способствовало и то, что в ходе школьных реформ XIX века одни учебные программы сменялись другими. Это, естественно отнимало у много сил и энергии и, в конечном счете, приводило многих талантливых преподавателей к полному равнодушию в деле преподавания.

Многие Преосвященные в своих отзывах остановили внимание на сильном дроблении курса богословских наук, что препятствует возникновению в сознании учащихся целостного восприятия богословия Церкви.

Не меньшей критике была подвергнута излишняя обширность программ многих предметов, которые невозможно изучить полностью. Это положение порождает у учащихся «…апатию к делу, а в большинстве — и полное отвращение с глухим раздражением на неудовлетворительность постановки образования».

Не меньшее зло в этой сфере — нерадение преподавателей. «Преподаватели семинарии почти все без исключения слишком холодно и механически относятся к преподаванию…»,[1] часто ограничиваясь прочитыванием на уроках общепринятого учебника. При таком положении «…учителя никакого умственного влияния на учеников не оказывают, и последние…выходят из учебного заведения тем, чем создало их самостоятельное прочитывание учебников к предстоящему ответу и к экзамену, то есть с отрывочными и крайне смутными познаниями, при полном неумении разобраться в них, критически осмыслить в нужную минуту и применить в практической своей деятельности"[2].

При изучении темы воспитания уже были рассмотрены предложения Преосвященных по организации различных форм внеурочного образования. Но опять же, на практике, при порядковом сохранении объемов учебных программ, указанные формы, вряд ли могли иметь успех у учащихся, уже утомленных занятиями и обремененных, кроме этого, необходимостью подготовки к ответу или написания сочинения.

Интересны высказывания некоторых Преосвященных по конкретной постановке преподавания определенных предметов.

Так, было высказано пожелание, чтобы за счет сокращения общеобразовательных предметов усилить изучение СвященногоПисания с, по возможности, большим заучиванием его на память, что должно делаться не механически, но с пониманием. В результате, учащиеся «…получат уже полную возможность легко, живо и до известной степени совершенно самостоятельно богословски мыслить о предметах веры и христианской нравственности…"[3]. Оценивая это предложение необходимо заметить, что даже при наличии интереса к изучению Священного Писания и богословия вообще, нетрудно сойти на механичность и зазубривание без понимания при невостребованности всего выученного. Оно, в таком случае, легко забывается, уступая место новой информации. С этой точки зрения лекционно-опросный метод преподавания, или согласно современной научной терминологии[4], метод содержания малопродуктивен, если не сочетается с предоставлением учащимся возможности в урочное время свободно обсуждать конкретные жизненные задачи, требующие применения изученного. Также большую пользу могли бы иметь вопросы преподавателя к ученикам, рассчитанные на рассуждение последних.

Епископ Антоний (Храповицкий) также рассматривает проблемы постановки в духовной школе преподавания Священного Писания. Он высказывается[5] против таких предметов как библейская история, библейская археология, против использования катехизисов с выдержками из Писания, считая все это плодом общения духовной школы с «западными ересями». Живя вне общения с ними, Русская Православная Церковь «…не знала посредств, заменявших для ее чад священную Библию, не знала священных историй, ни кратких курсов истории церковной, ни кратких катехизисов. Она предлагала юношеству сами источники Божественного Откровения с толкованиями богопросвещенных отцов…».[6] Недостатком указанных владыкой Антонием библиологических предметов было то, что их содержание почти целиком рассматривалось в соответствующих курсах изучения Священного Писания. Последние также обладали рядом несовершенств. Сосредотачиваясь преимущественно на освещении и изучении отдельных тем, событий и выражений Писания, они были лишены целостного подхода к тексту, на изучение и осмысление которого у учащихся уже не хватало ни внимания, ни времени. В этой связи ценно предложение владыки Антония о необходимости полного прочтения каждой священной книги в классе с необходимыми толкованиями и, в целом, большем изучении первоисточников богословия, чем массы раздробленных систем.

По вопросу изучения богослужебного устава епископ Архангельский Иоанникий высказывается о необходимости больше знакомить учащихся с богослужебными книгами, чем заставлять их зазубривать чинопоследования.

Епископ Пензенский Никон отмечает, что гомилетика должна носить практический характер и состоять не в изучении теории и готовых образцов, а в упражнении в проповедничестве «…с целью выработать в будущих пастырях умение говорить просто, понятно, некнижно, говорить экспромтом, свободно и вместе с тем назидательно, учительно…"[7].

Ряд епископов предлагает ввести такие, имеющие отношение к практической деятельности пастыря дисциплины, как природоведение, основы медицины, местные наречия, гигиену, правоведение, финансовые науки (что было бы особенно необходимо при желавшейся тогда многими юридической самостоятельности прихода). Предлагали также ввести гимнастику,[8] под чем можно понимать, употребляя современную терминологию, физическую культуру.

По изменению расписания учебного дня два отзыва содержат предложения ввести вместо существовавших тогда часовых лекций пятидесятиминутные с перерывом в десять минут и ограничить общее число лекций пятью[9].

Шесть Преосвященных высказались за отмену экзаменов, как не достигающих цели проверки знаний учащихся[10]. Более подходящим средством для достижения этой цели они видели повторение пройденного материала под руководством учителя. Такая мера подействовал бы, скорее всего, лишь расслабляюще. Более оправданно проведение экзаменов по окончании изучения определенного предмета, за что высказались четверо Преосвященных. Ее, также, целесообразно было дополнить семестровыми зачетами. Были, также, высказаны предложения отменить бальную оценку знаний учащихся «…как приводящую к ненормальному отношению учеников к учителю и учебе"[11]. Хотя данная система и порождала определенные проблемы, но была столь привычной и для преподавателей, и для учеников, что ее отмена вряд ли нашла бы многих сторонников.

Несколько епископов верно отметили необходимость повышения, в соответствии с развитием общества в то время, общего и специального образовательного уровня пастырей, что должно было бы способствовать усилению их влияния на паству. Умственное образование, по мнению митрополита Антония (Вадковского) должно быть «улучшено, расширено и усилено по сравнению с нынешним"[12].

СИСТЕМА РУКОВОДСТВА И ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИЙ СОСТАВ В ДУХОВНЫХ ШКОЛАХ

Плодотворное функционирование школы любого типа невозможно без квалифицированных и преданных своему делу руководства и преподавательского персонала. Это положение разделялось и многими авторами «Отзывов».

Как известно, в то время начальственные должности в духовных школах всех уровней использовались в качестве ступенек служебной лестницы, конечной целью которой было принятие архиерейского сана. В результате, подавляющее большинство ректоров, инспекторов и смотрителей задерживались на своих должностях в лучшем случае пять-семь лет. Страдало от этого, в первую очередь само образование. В духовных школах при таком положении не могло сложиться хоть сколько-нибудь продуманной образовательной концепции, так как новое руководящее лицо вносило в жизнь школы свои принципы. Конечно, когда перемещали с места на место одаренного и способного руководителя, польза от этого распространялась на все школы, куда его назначали. Противоположные результаты такая политика давала при неспособном или нерадивом человеке. Но для большинства, обладающего средними способностями и энергией к действию по мере индивидуальных сил, необходимо определенное время, чтобы, через ошибки и неудачи, воплотить в жизнь свои идеи и применить способности. Четыре епископа отметили ненормальность частой смены начальствующих в духовных школах.[13] Сами прошедшие через эту систему, они, тем не менее, нашли в себе силы отметить ее несовершенство и вред. Епископ Екатеринбургский Владимир предложил готовить кандидатов архиерейства в монастырях или на преподавательских должностях.

Пятнадцать Преосвященных высказались за восстановление выборности начальствующих лиц, то есть. За возвращение к положению Устава 1867 года. В качестве избирательного органа предлагались епархиальный съезд, правление школы, состоящее из преподавателей и выборных представителей епархиального духовенства, педагогическое собрание, куда предлагали ввести и делегатов от родительского собрания[14]. Некоторые Преосвященные высказывались и против восстановления выборности. Епископ Антоний Волынский аргументировал такую свою точку зрения тем, что, по его мнению, выборность открывает путь «кумовству и протекционизму"[15].

Шесть епископов отметили, что необходимо увеличить полномочия педагогических советов, чтобы они не были лишь совещательными собраниями и могли влиять на деятельность ректора. Тульский епископ Лаврентий вообще предложил уничтожить педсоветы, так как, по его мысли, «…доброму ректору они связывают руки, а худого не удерживают от злоупотребления"[16]. Епископ Приамурский Никодим предложил ограничить участие в педсоветах преподавателей тремя, два из которых избираются из их среды, а один назначается ректором. В таком случае этот орган будет состоять, по его идее, из шести человек: ректора, двух его помощников и трех преподавателей. Должность инспектора он предлагал упразднить, что, по его мнению, должно было прекратить постоянную борьбу за власть между лицами, занимающим эти должности[17]. Преосвященный отметил, также, что ректор должен постоянно проводить личные беседы с учащимися во время посещения классов «…по вопросам веры, науки и жизни? и должен быть «…как отец пастырского питомника"[18].

В «Отзывах» была, также, затронута волновавшая тогда многих тема нахождения в духовной школе представителей ученого монашества на руководящих и воспитательных должностях. Епископ Туркестанский Паисий оценивал влияние начальников-монахов как однозначно отрицательное, обосновывая свое мнение отсутствием у них необходимого авторитета. Ему возражал горячий защитник монашества в целом и ученого в частности — епископ Антоний (Храповицкий). Он считал, что причиной беспорядков в семинариях были как раз ректора-протоиереи, что все монахи имеют любовь к службе и понимают ее, чего женатые священники, по его мнению, лишены. Неестественность такой точки зрения очевидна. Уже в другом месте, защищая необходимость священного сана для преподавателей, владыка Антоний приводит примеры самого искреннего благочестия и преданности Церкви среди белого духовенства[19]. Он также, считает, что не имеющие своих детей монахи, будут больше любить чужих. Но монашество само по себе вовсе не располагает к таким чувствам, зато отсутствие своих детей предполагает отсутствие личного опыта по их воспитанию. Поэтому, если не принимать во внимание исключений, представители белого духовенства, зарекомендовавшие себя как хорошие родители, гораздо предпочтительнее на начальственных должностях в духовной школе. Конечно, теоретически, в среде монашествующих должно быть больше искренне преданных Богу людей, чем в среде белого духовенства, постоянно испытывающего влияние мира. Как видно, и те и другие имеют свои преимущества и недостатки, и в конкретной личности их соотношение может быть разным. Напрашивающийся из этой ситуации выход — назначать или избирать на соответствующие должности и тех и других, руководствуясь, в первую очередь, личными качествами каждого кандидата.

Десять Преосвященных высказались за желательность священного сана у преподавателей богословских предметов. По мнению епископа Пермского Никанора (Надеждина), присутствие в пастырской школе светских преподавателей богословия — «…фальшь, глубоко вредящая делу духовной школы"[20].

Руководство пастырской школой было нелегким делом во все времена существования таких школ. Чем больше возрастают требования к пастырям, тем сложнее становится задача их подготовки. «Пастырство все более и более становится подвигом; - замечает один из Преосвященных, — учебное же заведение может быть школою подвига не силою своей организации, а исключительными дарованиями руководящих им лиц"[21].

ХОЗЯЙСТВЕННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

Поиск источников содержания всегда был источником головных болей для учредителей и руководителей духовных школ в России. Даже при государственном финансировании всех духовно-учебных заведений ни одно из них не обходилось без помощи благотворителей. Но даже при наличии такой помощи материальное положение многих, особенно провинциальных духовных школ, оставляло желать лучшего. Нередко в ужасном состоянии находились здания общежитий и учебных корпусов, скудным было питание учащихся[22]. Не в лучшем положении находились и преподаватели, не самые худшие из которых уходили из духовной школы в поисках обеспеченной жизни. Все эти процессы были постоянно перед глазами епископов, причем некоторым из них приходилось подробно вникать в хозяйственные дела духовных школ епархии, чтобы сэкономить лишнюю копейку.

Епископ Арсений Харьковский считает, что бюджет и общеобразовательной школы духовного ведомства, и пастырского училища должны формироваться из государственной казны и церковных средств. Епископ Алеутский Тихон высказывается за повсеместное привлечение к решению материальных нужд школ епархиального духовенства. При этом он выступает за бесплатное образование в школах обоих типов[23]. В другом отзыве содержится предложение о создании органа, заведующего средствами конкретной школы — распорядительного собрания, состоящего из трех членов от духовной школы и двух — от духовенства[24]. Епископ Калужский Вениамин предложил в качестве источников содержания духовных школ субсидии государства, сбор с монастырей, сбор с духовенства, доходы от свечей и плату за обучение, которую он, очевидно, предлагает взимать со всех учащихся, упразднив институт казеннокоштных[25]. Митрополит Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский) считает, что образование в

пастырской школе должно быть бесплатным, «…чтобы всякий, получивший среднее образование и желающий быть священником, не имел к тому материальных препятствий"[26].

Многие Преосвященные обращали внимание на неудовлетворительное состояние условий проживания и питания учащихся, что отрицательно сказывалось на их здоровье. Для преодоления этих проблем были сделаны интересные предложения.

Епископ Вологодский Алексий высказался за предоставление права обустройства общежитий родителям учащихся. В духовное училище тогда отдавали детей с десяти лет. В таком возрасте немногие дети могут обустроить свое жилище, тем более, казарменного типа, каковыми были большинство, если не все общежития в то время. Поэтому данное предложение выглядит вполне естественно. Если бы руководители духовных школ решились провести его в жизнь, оно, несомненно, принесло бы благие плоды.

Епископ Полоцкий Серафим (Мещеряков) призвал обратить внимание на физическое развитие и здоровье учащихся. Для улучшения положения в этой области он предложил ввести периодический медосмотр, предоставить врачу возможность контроля качества пищевых продуктов и дать ему право голоса в педагогическом собрании[27].

Епископ Нижегородский Назарий (Кириллов) заметил, что недочеты в питании учащиеся склонны объяснять злоупотреблениями соответствующих лиц. Такое видение проблемы, по его мнению, чаще не соответствует реальности и происходит от незнакомства учащихся с экономическими трудностями, с которыми часто сталкивается каждая духовная школа. Для преодоления проблемы он предлагает учредить дежурство учащихся на кухне, чтобы они сами все увидели[28]. Из этого мнения и воспоминаний о событиях тех лет видно, что в начале века воспитанники духовных школ были лишены возможности непосредственно участвовать в приготовлении и раздаче пищи. Такая возможность учащимся духовных школ представилась лишь в конце XX века.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ: ПРОБЛЕМЫ И ИХ РЕШЕНИЯ

Согласно «Отзывам», главными недостатками системы духовного образования в начале XX века были следующие:

1. Преследование духовной школой сразу двух целей — подготовки кандидатов священства и общего образования детей духовенства.
2. Отсутствие возможности поступления в духовные школы иносословных и фактическое отсутствие возможности выбора светской профессии для представителей духовного сословия, то есть — замкнутый сословный характер.
3. Проистекающее из последнего нежелание учащихся духовных школ принимать священный сан, и нежелательность многих из них для клира.
4. Отсутствие интереса к учебному процессу, как у учащихся, так и у учителей.
5. Отсутствие серьезной воспитательной работы.
6. Частая смена начальствующих лиц и разногласия в среде администрации.
7. Недостаточная материальная обеспеченность школ, порождающая невнимание к вопросам организации условий жизни преподавателей и учащихся.


Сумму предложений по этим пунктам можно представить следующим образом:

1. Разделить в системе духовного образования задачи среднего и специально-богословского образования.
2. Открыть доступ в духовную школу всем сословиям, а представителям духовного сословия — в светские школы.
3. Больше уделять внимания внутренним духовным запросам каждого учащегося, не пускать дело воспитания на самотек, доверяя все только внешним порядкам.
4. Возложить ответственность за результаты воспитания и преподавания на, соответственно, воспитателей и преподавателей.
5. Прекратить частую смену начальствующих.
6. Искать пути улучшения материального обеспечения школ.

БИБЛИОГРАФИЯ

ИСТОЧНИКИ:

Библия. М., 1995.

Святитель Григорий Богослов. Слово третье, в котором Григорий Богослов оправдывает удаление свое в Понт, по рукоположении во пресвитера, и потом возвращение оттуда, также учит, как важен сан священства, и каков должен быть епископ.//Полное собрание сочинений в двух томах. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1994. Т. 1, сс. 23−65.

Святитель Иоанн Златоуст. Шесть слов о священстве.// Полное собрание сочинений в 12 томах. М. 1991. Т.1, книга 2.

Отзывы епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе. СПб, 1906. Т. 1−3 и Прибавления. Переиздание: Отзывы епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе: В 2-х частях / Вступ. статья А.Ю. Полунов, И.В. Соловьев. М.: Общество любителей церковной истории; изд-во Крутицкого подворья, 2004. — Ч.1. — 1031 с. — Ч.2. — 1056 с.

1. Алеутского и Североамериканского Тихона
2. Архангельского Иоанникия
3. Астраханского Георгия
4. Варшавского Иеронима
5. Владивостокского Евсевия
6. Владикавказского Гедеона
7. Владимирского Никона
8. Вологодского Алексия
9. Волынского Антония
10. Воронежского Анастасия
11. Вятского Филарета
12. Гродненского Никанора
13. Гродненского Михаила
14. Экзарха Грузии Николая
15. Донского Афанасия
16. Екатеринбургского Владимира
17. Екатеринославского Симеона
18. Енисейского Евфимия
19. Забайкальского Мефодия
20. Иркутского Тихона
21. Казанского Димитрия
22. Калужского Вениамина
23. Кишеневского Владимира
24. Киевского Флавиана
25. Костромского Тихона
26. Курского Питирима
27. Литовского Никандра
28. Минского Михаила
29. Могилевского Стефана
30. Московского Владимира
31. Новгородского Гурия
32. Нижегородского Назария
33. Олонецкой духовной консистории
34. Оренбургского Иоакима
35. Орловского Кириона
36. Пензенского Никона
37. Пермского Никанора
38. Подольского Парфения
39. Полоцкого Серафима
40. Полтавского Иоанна
41. Приамурского Никодима
42. Псковского Арсения
43. Рижского Агафангела
44. Рязанского Аркадия
45. Самарского Константина
46. Санкт-Петербургского Антония
47. Саратовского Гермогена
48. Симбирского Гурия
49. Смоленского Петра
50. Ставропольского Агафодора
51. Таврического Алексия
52. Тамбовского Иннокентия
53. Тверского Алексия
54. Тобольского Антония
55. Томского Макария
56. Туркестанского Паисия
57. Тульского Лаврентия
58. Уфимского Христофора
59. Финляндского Сергия
60. Харьковского Арсения
61. Херсонского Димитрия
62. Холмского Евлогия
63. Черниговского Антония
64. Якутского Макария
65. Ярославского Иакова.
Регулы семинарии преосвященного Феофана, архиепископа Великоновгородского и Великололуцкого.// Смирнов В.Г. Феофан Прокопович. М., 1999.

ИССЛЕДОВАНИЯ:

1. Белявский Ф. О реформе духовной школы. СПб, 1907.

2. Беляев А., протоиерей. Общество и духовная школа. М., 1906.
3. Бычков С. Русская Церковь и императорская власть. М., 1998.
4. Глубоковский Н.Н. О реформе духовной школы.// Прибавления к Церковным ведомостям. 1908, N12.
5. Духовная школа. Сборник. М., 1906.
6. Евлогий (Георгиевский). Путь моей жизни. Жизнеописание митрополита Евлогия, составленное по его рассказам Т.Манухиной. М., 1994.
7. Знаменский П.В. Духовные школы в России до реформы 1808 года. Казань, 1881.
8. Иларион (Алфеев), иеромонах. Православное богословие на рубеже столетий.// НГ-религии. 2000, N3.
9. Иларион (Алфеев), иеромонах. Православное богословие на рубеже столетий. Сборник. М., 1999.
10.Иоанн (Экономцев), игумен. Предыстория создания Московской академии и ее первоначальный период, связанный с деятельностью братьев Лихудов.//Богословские труды. Юбилейный сборник, посвященный 300-летию МДА. М., 1986.
11.Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви. М., 1996. Тома 1−7.
12.Минней Роберт. Столкновение с проблемой: заметки о религиозном образовании.//Страницы, 1996. N1.
13.Остроумов М. О реформе духовных семинарий.//Прибавления к Церковным ведомостям. 1908, N10.
14.Петр (Еремеев), иеромонах. Проблемы реформирования высшей духовной школы в России в начале XX века. Сергиев Посад, 1999.
15.Поселянин Е. Русская Церковь и русские подвижники XVIII века. СПб, 1905.
16.Поспеловский Д.В. Русская Православная Церковь в XX веке. М., 1995.
17.Поспеловский Д.В. Православная Церковь в истории Руси, России и СССР. М., 1996.
18.Самарин Ф.Д. Какие школы нам нужны для приготовления духовенства. М., 1906.
19.Смолич И.К. История Русской Церкви. 1700−1917.// Юбилейное издание истории Русской Церкви митрополита Макария (Булгакова), посвященное 850-летию Москвы. Т. 8.
20.Тихомиров Д. К вопросу о типе духовных школ.//Прибавления к церковным ведомостям. 1908, N7.
21.Фирсов С.Л. Православная Церковь и государство в последнее десятилетие существования самодержавия в России. М., 1996.
22.Флоровский Георгий, протоиерей. Пути русского богословия. Вильнюс, 1991.
23.Шостьин А. Зачем блуждать? Троице-Сергиева Лавра, 1902.

24.Bogolepov A.A. Church reforms in Russia. 1905−1918. Bridgeport, 1966.

25.Cunningham J.W. A vanquished hope. The movement for Church renewal in Russia. 1905−1906. New York, 1981.



[1] Отзывы, Прибавления, 34.

[2] Там же, Прибавления, 34.

[3] Отзывы, Прибавления, 40.

[4] Минней Р. Столкновение с проблемой: заметки о религиозном образовании.//Страницы, 1996, N1, с. 133.

[5] Отзывы, 2,142.

[6] Отзывы, 2,135.

[7] Там же, 3, 332−333.

[8] Отзывы, 1, 239.

[9] Там же, 1, 240; 3,332.

[10] Там же, 1, 264.

[11] Там же, 3,332.

[12] Отзывы. 3,94.

[13] Отзывы, 1,14; 1,190; 2,198; 3,28.

[14] Там же, Прибавления, 114.

[15] Там же. 2,144.

[16] Там же, 3,389.

[17] Отзывы, Прибавления, 40.

[18] Там же, Прибавления, 41.

[19] Там же, 2,138.

[20] Отзывы, 2,341.

[21] Там же, 1,511.

[22] См. Н.Румянцев. Записки семинариста. // Духовная школа….

[23] Отзывы, 1,535.

[24] Там же, Прибавления, 116.

[25] Отзывы, 1,33.

[26] Там же, 3,94.

[27] Там же, 1,170.1

[28] Отзывы, 2,437.

http://www.ioannp.ru/publications/98 677


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru