Русская линия
Нескучный садДиакон Федор Котрелев06.05.2008 

Чужое имя
Злоключения болгар в России

В записках, которые подаются в наших храмах на помин живых и усопших, время от времени встречаются имена, которые приводят в замешательство не только работников свечного ящика, но и некоторых клириков. В еще большем смущении бывают Вуки, Мерабы и Веселины, когда в России у них отказываются принимать поминальные записки, а то и не допускают до таинств. В запутанной истории с именами разбирался диакон Федор КОТРЕЛЕВ.

«Здравствуйте! Хочу рассказать о вопиющем случае, произошедшем с нашей родственницей в Москве. Оказывается, в России отказываются исповедовать и причащать болгар, носящих болгарские имена, не принятые в Русской Церкви! Причем такая ситуация наблюдается во многих городах России, но особенно в Москве. Как же так?! Русские отказываются признавать нас православными, хотя мы приняли православие еще в I тысячелетии, когда уважаемый Старший Брат только приходил к мысли о христианстве! В Болгарии есть огромная русская диаспора, но никто не заставляет русских перекрещиваться в Цветаны и Цветанки!

Так почему же в Покровском монастыре в Москве, у мощей нашей любимицы Матронушки приемщицы записок указывают нашей 82-летней родственнице, что ее имя Виктория должно звучать как Ника?! А уж за Веселину, Розу и Бойко молиться вообще не пожелали — якобы это все имена неправославные, поскольку их нет в русских святцах! Еще и осмеяли нас при всем честном народе! В результате пожилой человек, заслуженная оперная певица, староста православного храма Виктория покинула Россию в самых расстроенных чувствах. Еще бы: если русские считают болгар дикарями и язычниками! А ведь имя Виктория было дано нашей родственнице священником при крещении еще в 1927 году — задолго до Второй мировой войны и всеобщего коммунистического безбожия! Простите нас, дикарей, но я отказываюсь понимать, зачем Русская Церковь воспитывает враждебное отношение к иноземным православным? А иначе чем можно объяснить возмутительное поведение сварливых бабенок, торгующих сорокоустами? Поверьте, написать это письмо меня заставили любовь и сострадание, а не ненависть к русским братьям. Любовь, которая еще живет в глубине наших болгарских душ. С уважением, Гергана. Февраль 2008 года».

При всей эмоциональности этого письма его никак нельзя назвать безосновательным. Недоразумения, похожие на описанное Герганой, нередко происходят в наших храмах. Об этом корреспонденту «НС» рассказывали и представители Поместных Церквей в России, и клирики Русской Церкви. Так, настоятель Болгарского подворья в Москве архимандрит Игнатий (Карагьозов) говорит: «Многие болгарские знакомые жаловались мне, что их не хотели признавать православными в России. Помню, у одной девушки по имени Красимира в Дивеевском монастыре не приняли записки, и она очень была огорчена». О подобном затруднении рассказал и настоятель московского храма Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве протоиерей Сергий Правдолюбов: «Часто замешательство вызывают грузинские имена: помню, мы не могли решить, можно ли допускать до таинств женщину по имени Дали. Но потом оказалось, что в грузинских святцах такое имя есть».

Грузины

Но если в последнем из приведенных случаев имя нашлось в списке святых, то как быть людям, приезжающим в Россию из православных зарубежных стран, но крещенным с именем, которого нет ни в русских святцах, ни в святцах соответствующих Поместных Церквей? А таких людей очень много! Дело в том, что традиции наречения имени в разных Поместных Церквях разные. Взять, например, Грузинскую Церковь. Вот что рассказал нам настоятель храма св. вмч. Георгия Победоносца — Патриаршего подворья в Грузинах — прот. Федор Кречетов: «В Грузии в основном имена младенцам в крещении нарекаются в честь святых, но могут даваться и другие традиционные грузинские имена. Основанием такого обычая можно считать такой факт: 24/11 декабря в Грузинской Церкви празднуется память Всех грузинских святых. Среди них вспоминается и 100 тысяч мучеников, пострадавших от хорезмского шаха Джелал-ад-дина в XIII веке. Понятно, что все имена их не сохранились, и это дает право называть детей именами, которых нет в месяцеслове».

Сербы

За разъяснениями традиций наречения имени у сербов мы обратились к редактору отдела «Поместные Церкви» сайта Pravoslavie.ru, специалисту по сербской культуре иеромонаху Игнатию (Шестакову). «Сербские имена можно разделить на несколько категорий, — говорит отец Игнатий. — Во-первых, сербы любят называть друг друга сокращенными именами: например, Георгия — Джорджо, Александра — Сашей, Павле — Пайо, Афанасия — Танасом. И это, в отличие от русской традиции, не звучит фамильярно: даже архиереи могут так друг друга называть. Мало того, сокращенное имя может быть и крестильным, и паспортным именем человека: например, Саша Драгович… Далее, очень многие сербы носят народные имена, зачастую происходящие из природных реалий: Вук — „волк“, Беляна, Белянка — название цветка, Весна (с ударением на первый слог), Дубравка. Такие имена очень популярны, и они не имеют связи с конкретным святым. Вообще, сербы относятся к имени собственному гораздо более свободно, чем русские: например, в качестве имени могут дать фамилию. Так было с Эмиром Кустурицей, которому при крещении было дано имя Неманя, а это на самом деле фамилия, родовое имя целой княжеской династии, самым известным представителем которой был святой Стефан Неманя. Наконец, среди традиционных сербских имен стоит отметить имена в форме прилагательных или причастий: Милан (от „милый“), Радован, Рада, Радка (от „обрадованный“, „радостный“), Дана, Даница (от „данная“). И далеко не всегда эти имена соответствуют определенным святым. Например, святая княгиня Милица была, а вот Данки не было. Но в Сербии к этому относятся спокойно. И вот почему. Если в России принято праздновать именины — день небесного покровителя каждого человека, то в Сербии, хотя у кого-то персональный „имендан“ (то есть именины) и бывает, но гораздо чаще празднуется „слава“ — память святого покровителя всей семьи, и более того — всего рода. Обычно таким покровителем выбирался святой, в честь которого крестили первого христианина в роду. Думаю, больше половины сербских семей празднуют славу в день святителя. Николая Мирликийского. Очень многие чтят святого великомученика Георгия Победоносца. Но я знаю и случаи, когда славу празднуют на память Александра Невского. Трудно сказать, когда почитание этого русского святого дошло до Сербии, но, скорее всего, оно пришло поздно — с русскими солдатами во время одной из балканских кампаний. Спрашивается тогда, неужели первый в роду христианин жил в XIX или начале XX века? Ответ такой: сербы всегда очень много воевали. Соответственно, было много сирот, и человек просто мог не знать свою славу. А если, предположим, ребенка спасли русские солдаты, то он, став главой семьи, мог в благодарность взять ее покровителем русского святого».

Болгары

Похожая традиция наречения имени распространена у болгар. О ней нам рассказал архимандрит Игнатий (Карагьозов): «Раньше в Болгарии тоже имена обычно соответствовали определенным святым. Но и в Болгарии были безбожные времена, и это не могло не отразиться на традиции наречения имени. Сегодня ребенка могут назвать в честь киноактера или рок-певца. А вот в старые времена было не так. Например, у моей прабабушки все дети умирали в раннем младенчестве. Они с мужем очень просили у Бога детей и дали обет назвать дитя в честь того святого, в день которого оно родится. Этим ребенком стала моя бабушка, которая родилась в день священномученика Игнатия Богоносца. А это имя и у мужчин-то в Болгарии редко встречается, а уж женщин так никто и никогда не называет. И все-таки они выполнили обет, и бабушка была Игнатией.

Сейчас вообще не в моде старые имена. Например, раньше было распространенным женское имя Радка, а теперь оно звучит как деревенское. Также и мужское имя Стоян — сейчас его дают реже. А вообще, в Болгарии считается приемлемым любое имя, с которым человека крестят: даже если кто-то назван в честь зарубежного спортсмена, он с этим именем подходит ко Святой Чаше, и это имя указывается в поминальных записках. И эта практика имеет основание в самой христианской древности! Вот возьмем святого мученика Меркурия: он вообще носил имя языческого божества, бесовское имя! Но это же не помешало ему стать мучеником за Христа! Жалко, конечно, что человек с каким-нибудь причудливым, „нехристианским“ именем не имеет небесного покровителя. Но у нас в Болгарии небесный покровитель может быть не только персональным у каждого человека, а еще и у семьи, а также любой может выбрать себе покровителем нескольких „любимых“ святых. У моей семьи, например, покровитель святитель Николай Мирликийский, а я считаю своими покровителями кроме Игнатия Богоносца, еще 40 мучеников и святителя Игнатия Брянчанинова. Но важно понять: при крещении необязательно давать ребенку имя конкретного святого».

Вопрос сложный

С мыслью отца Игнатия о древних мучениках за Христа, носивших языческие имена, согласен и протоиерей Сергий Правдолюбов. «Загляните в православные святцы: сколько там имен языческих по происхождению: и Аполлон, и Афиноген, и Гермоген — это же имена в честь языческих богов! Но мученики за Христа сделали эти имена святыми», — говорит он. Вообще же отец Сергий считает, что вопрос о разнице в традициях наречения имени и почитания небесных покровителей сложен: ведь традиции весьма различны, а совсем игнорировать традиции — неправильно. «Необходимость наречения имени обязательно в честь определенного святого нигде документально не отмечена, — говорит он. — Это традиция, причем она есть не во всех православных странах. Да и вопрос именин, почитания небесного покровителя решается по-разному. Например, когда крестили Александра Васильевича Суворова, священник почему-то не указал, кто будет его небесным покровителем, и Суворов жил до юношеских лет, не решив этого вопроса. И только когда ему предложили выбрать между одним из преподобных Александров и Александром Невским, он выбрал последнего».

В таинствах отказывать нельзя!

Как же вести себя служителям и прихожанам наших храмов, когда они встречают «необычные» имена? «Понять опасения некоторых церковнослужителей при виде незнакомых имен можно, — считает протоиерей Федор Кречетов. — Ведь приходится все время проверять при приеме записок, крещен человек или нет. Но все-таки не принимать записки только потому, что имя незнакомо и не занесено в наши святцы, неправильно. Было бы неплохо, если бы священноначалие дало какое-нибудь разъяснение по этому вопросу».

Протоиерей Сергий Правдолюбов предлагает в вопросе об именах, не указанных в святцах, различать две ситуации. «Если в храм приносят крестить младенца с несуществующим именем (например, Элина), то мне кажется, священник должен предложить имя из церковного календаря и наречь младенца этим именем. Другой вопрос, когда приезжают православные из стран с другой, чем в России, традицией наречения имени. Тут уж, какое бы ни было имя, но, если человек утверждает, что он крещен, его, конечно, следует допустить до таинств. Молитвенное обращение к святому, чье имя носишь, освящает человека, но ведь и человек может освятить имя, что мы и видим на примере святых».

Иеромонах Игнатий (Шестаков) советует иностранцам, попавшим в ситуацию, описанную в письме, «вежливо, мягко, но настойчиво стоять на своем». Приезжающим в Россию из стран с другой традицией имянаречения необходимо четко писать в поминальных записках и говорить, подходя ко Святой Чаше и называя свое имя: я серб (или: болгарин, грузин и т. д.), я крещеный! «Не думаю, что кто-нибудь откажется причастить такого человека», — уверен отец Игнатий.

В свою очередь, архимандрит Игнатий (Карагьозов) полагает, что «это очень большая проблема, и ее непременно надо решать. И решать путем просвещения церковного народа».

Редакция журнала «НС», внося свой небольшой вклад в дело просвещения, выступает с предложением к представителям Поместных Церквей в России составить и опубликовать свои святцы, а также списки часто встречающихся национальных имен, не связанных с определенным святым. Нас поддерживает и протоиерей Федор Кречетов: «Грузинские святцы, естественно, существуют, но на русский язык пока не переведены, хотя имена некоторых святых можно встретить и в русском календаре: царевна Шушаник, царица Кетеван, царица Тамара, мученик Або Тбилисский и другие. Мы планируем составить список грузинских имен на русском языке и, может быть, даже издать его», — сказал он.

http://www.nsad.ru/index.php?issue=46§ion=10 014&article=911


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru