Русская линия
Столетие.Ru Аждар Куртов02.05.2008 

Ждать ли нам «Бури на Босфоре»
Как США прибирают к рукам Черноморский регион

В 1996 году американский Конгресс объявил регион Черного и Каспийского морей зоной своих жизненных интересов. В переводе на обычный язык это означало, что США намерены активно внедряться в регион. Политическое давление на черноморские страны действительно резко возросло, а цели добиться военного присутствия Вашингтона здесь стали очевидными.

Существуют разные версии того, откуда пошло название «Черное море». Наиболее достоверной из них является та, что приписывает этот топоним туркам, любившим называть географические объекты по сторонам света. Север в такой турецкой традиции ассоциировался с черным цветом, в результате чего море и получило свое нынешнее именование. Впрочем, для турок этот топоним оказался со вторым смыслом. Когда-то Турция владела всем побережьем Черного моря, но постепенно зона ее могущества здесь сужалась. Не раз турки терпели сокрушительные поражения, как на земле, так и на воде, и их даты действительно становились «черными днями» в истории этого государства.

На протяжении нескольких столетий в данном регионе сталкивались интересы не только двух евразийских империй — Турции и России, но и многих иных государств, не упускавших случая в периоды схваток этих двух гигантов «таскать каштаны из огня» для собственной выгоды. Распад Варшавского договора и Советского Союза вновь способствовал тому, что интерес к региону стали проявлять многие игроки, расположенные за тысячи километров от черноморских берегов. При этом новый расклад сил оказался явно не в пользу России. Румыния и Болгария первыми вышли из сферы влияния Москвы. Затем по их стопам пошли политические элиты Украины и Грузии. Все они постарались переориентировать свою внешнюю политику с Востока на Запад и надо сказать немало преуспели в этом отношении. Трансформировалась и внешняя политика Турции — члена НАТО с 1952 года, которая перестала быть единственным форпостом Североатлантического альянса на Черном море. В 90-ые годы Анкара еще пыталась, опираясь на такой свой статус, добиться доминирования в регионе. Политическая и военная элита Турции даже видела возможность осуществления своего рода «исторического реванша» за прежние поражения. Турки вынашивали планы и отторжения от России фактически всего Кавказа, и расширения своего государства при помощи проектов создания конфедерации из народов тюркской группы, где первую скрипку должны были играть, конечно же, сами турки.

Фактически Турция чуть ли не в открытую оказывала финансовую, политическую, организационную и военно-вспомогательную помощь чеченским сепаратистам и другим боевикам из северокавказских республик. И лишь разгром антиправительственных сил в Чечне заставил политиков в Анкаре поумерить свои геополитические амбиции.

На рубеже XXI века даже казалось, что соперничество в регионе переместится в сферу борьбы за контроль над транспортными коридорами, соединяющими потенциальных поставщиков из Азербайджана и Центральной Азии с перспективными рынками европейских стран. Но это была лишь иллюзия. Впрочем, до сих пор представители Вашингтона или Брюсселя продолжают уверять, что их интересует лишь обеспечение свободы торговли энергоносителями. На самом деле, даже в этом аспекте нельзя не заметить, что истинные цели у этого игрока куда более масштабны. Он явно стремятся быть не «одним из многих», а первым и единственным. Вашингтон претендует на роль гаранта стабильности и поставок углеводородов, и выгодной Белому дому направленности основных приоритетов политики элит государств черноморского региона. То есть быть их главным патроном.

Для этого еще в 1993 году США инициировали через своих партнеров в Евросоюзе принятие проекта ТРАСЕКА — транспортного коридора из Центральной Азии в Европу через Закавказье, минуя Россию. Данный проект осуществлялся через программу ЕС TACIS. Политическая поддержка Вашингтона оказывалась не только Румынии и Болгарии, но и Украине и особенно Грузии. В отношении двух последних государств усилия США главным образом были направлены на недопущение успехов политики интеграции их с Россией, разжигание конфликтов, формирование четкого проамериканского и одновременно антироссийского курсов местных элит. Белый дом развернул кампании «в защиту ценностей прав человека и демократии», за которыми скрывалась неприкрытая пропаганда американских ценностей жизни.

В 1997 году американский сенатор Браунбек инициировал законопроект «Стратегия Шелкового пути», смысл которого был в организации юридической защиты стратегических интересов США в регионе и разработке специальной программы в отношении поддержки тех государств, которые были расположены на данном Шелковой пути.

Отметим при этом, что американцев нисколько не смущал тот факт, что исторически знаменитый Шелковый путь как раз никогда не пролегал по водной глади ни Каспийского, ни Черного морей. Перед Каспием он раздваивался: северный маршрут шел через территорию России, а южный — через Персию и Турцию. Но в Вашингтоне не хотели видеть в этом проекте ни Россию, ни Иран. Поэтому американские стратеги, наплевав на историю, начертили новые трассы через страны Кавказа.

В том же 1997 году под патронатом американцев был создан региональный блок ГУАМ, куда были влиты Грузия, Украина, Азербайджан и Молдова. Одновременно США усиливали реализацию собственного курса по развитию военного сотрудничества с причерноморскими странами на двусторонней основе. Были расширены и увеличены программы оказания военно-технического сотрудничества, включая передачу военного имущества, участились визиты американских военных. С 1 октября 1998 года все три государства Закавказья, а также Украина, Молдова и даже Белоруссия были включены в зону ответственности USEVCOM — Европейского командования Соединенных Штатов. Новые сателлиты США — члены ГУАМ инициировали план создания региональных миротворческих сил, необходимых якобы для обеспечения безопасности эксплуатации экспортных трубопроводов, причем привязав этот план к программе «Партнерство ради мира». Власти же в Тбилиси вообще прямым текстом обратились к Вашингтону с просьбой разместить американский военный контингент в Грузии. Параллельно американцы продавили реализацию проекта прокладки нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан. Только с Транскаспийским газопроводом у американцев произошла досадная осечка: президенты Туркменистана и Азербайджана рассорились из-за распределения квоты на объемы газа в данной трубе, в результате чего реализация проекта оказалась сорвана. Не помогло даже посредничество президента Клинтона, специально прилетавшего на Стамбульский саммит ОБСЕ в ноябре 1999 года.

Новый американский президент — Буш-младший уже не стесняясь шел к цели — поставить под американский контроль черноморский регион. Военный компонент перестали маскировать «белыми покрывалами миротворчества». США и Североатлантический альянс стали настаивать на расширении зоны действия Operation Active Endeavor — операции НАТО «Активные усилия», которую они практиковали в Средиземном море. Вторжение американцев сначала в Афганистан, а затем и в Ирак в этом смысле показывали, что может последовать за планами установить контроль за транспортными коммуникациями. Турция, кстати, в этот период выразила свое несогласие с попытками США втянуть ее военную кампанию в Ираке.

Возможно, поэтому американцы перенесли основную долю своего внимания на три другие черноморские страны: Грузию, Украину и Румынию. Во всех этих государствах, несомненно, при прямом участии Вашингтона были организованы «цветные перевороты».

Сначала американцы цинично избавились от своего давнего союзника — «седого лиса» Эдуарда Шеварднадзе. Ему на замену были призваны новые кадры — еще более проамериканские, готовые, как Михаил Саакашвили не просто заискивающе смотреть в глаза хозяев Белого дома и слизывать крошки с барского стола, но и активно «лаять» по команде патрона. Американский форпост на Кавказе был таким образом укреплен. Затем наступил черед Украины. В Киеве «оранжевая революция» привела к власти патентованных проамериканских политиков — Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко. Одновременно в Румынии социалист Ион Илиеску под давлением США вынужден был уйти и передать бразды правления либералу Траяну Бэсеску.

Румынский город Констанца, расположенный на побережье Черного моря, был превращен в военную базу США. Договор об этом был подписан в декабре 2005 года. Американцы заняли и аэродром, расположенный неподалеку, где разместили современные истребители и штурмовики. Румынские базы позволили американцам заполучить прямой контроль над западным Причерноморьем. Затем наступил черед Болгарии, где американцы уже планируют разместить до 3 тысяч своих военнослужащих. Военные объекты в Болгарии уже использовались американцами во время вторжения в Ирак.

Очевидно, что следующим объектом военного внимания станет Украина. Неслучайно, американцы так настойчивы в попытках проводить военные учения «Си бриз» на украинском побережье Черного моря. Чувствуя поддержку оранжевой власти в Киеве, они не обращают внимание на протесты населения Крыма, которое в Феодосии, Алуште и Севастополе организовывало антинатовские демонстрации и пикеты. Ломать народы об коленку Вашингтону не впервой. Поэтому перспективы появления американских военных баз в Грузии и на Украине не выглядят плодом больного воображения. Военные корабли США уже регулярно посещают порты этих стран, проводятся совместные военные учения. Осваиваются…

США стремятся превратить регион Черного моря в собственный плацдарм. Поддержка американцев планов вступления в НАТО Украины и Грузии — одно из звеньев этого замысла. И тогда военная инфраструктура американцев, включая систему ПРО, может появиться уже не только в Польше или Чехии, а куда ближе к границам России.

http://stoletie.ru/geopolitika/zhdat_li_nam_buri_na_bosfore__2008−04−30.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru