Русская линия
Татьянин деньПатриарх Иерусалимский Феофил III (Яннопулос)01.05.2008 

Хозяин Святой Земли. Часть 2

Часть 1

Патриарх Иерусалимский Феофил: Вы знаете, что русские, с самого правления Екатерины Великой, и, может быть, даже раньше, были озабочены, в политическом смысле, Ближним Востоком. Не Балканами, не какими-либо другими территориями, а Ближним Востоком и Малой Азией. И эта политика пока не изменилась.

Ольга Липич, РИА Новости: Ваше Блаженство, известно, что большинство иерархов Иерусалимского Патриархата — греки. А большинство паствы — арабы. Как Вы смотрите на эту ситуацию, есть ли проблемы и каковы, на Ваш взгляд, перспективы? Есть ли сегодня уже арабские иерархи в Иерусалимском Патриархате и могут ли появиться еще?

Патриарх Иерусалимский Феофил: Как вы знаете, правильное название Патриархата — «Рум Православный». Рум — это термин, который можно также найти в священной книге Коран. Что означает понятие «Рум»? Оно означает христианизацию Римской империи, а со временем ее эллинизацию. Так, это было в 7 веке, с приходом арабов сюда в Палестину, когда неожиданно новая культура возникла здесь. Что касается арабов-христиан, то такого понятия нет. Не существует арабов-христиан, для нас существуют арабоязычные христиане. Я говорю это, потому что, чтобы быть арабом, вы должны быть последователем Корана. А христиан, независимо от того, как они хотят идентифицировать себя с арабской культурой, арабским миром, исламский мир никогда не будет считать частью мусульманской уммы, арабского народа.

Причины выживания в прошлом и теперь заставляют этих людей Рум, которые живут здесь, идентифицировать себя с той или иной национальной культурой. Таким образом, Рум — это то, что охватывает каждого местного христианина без какой-либо дискриминации, не принимая во внимание разные языки или местные культуры и т. д. По чисто историческим причинам, по причинам наследия и так далее патриархат продолжает поддерживать определенный характер. Национализм никогда не был составной частью культуры Церкви. Равно как и расизм. К сожалению, это был именно известный русский человек — для вас, может быть, он святой человек — Порфирий (Успенский), который, придя сюда, принес в общины Рум здесь, в Палестине, а также в Сирии и в других частях Ближнего Востока, эту заразу и этот яд (this microbe, this poison) расизма. И это то, что привело к смятению у наших людей здесь, от которого они до сих пор страдают. Для вас он, может быть, святой человек — я не знаю.

И эта неразбериха продолжается и по сей день, это порождает разного рода проблемы для христиан, которые живут на Ближнем Востоке и особенно на этой территории. Потому что сегодня христиане живут как отдельная общность. Страны, в которых они живут, их не считают меньшинствами, это просто отдельная общность и не более того.

Вы знаете, что русские, с самого правления Екатерины Великой, и, может быть, даже раньше, были озабочены, в политическом смысле, Ближним Востоком. Не Балканами, не какими-либо другими территориями, а Ближним Востоком и Малой Азией. И эта политика пока не изменилась. Но русское присутствие здесь было столь агрессивно, что люди из-за своих социальных условий приняли бы любую форму финансовой поддержки, но они бы не восприняли эту культурную и моральную агрессию и подавление.

Я не хочу быть неправильно понятым. Я говорю в академических терминах, не так ли?

Так что сейчас в Братстве есть много братьев, у нас есть епископы, — один из них епископ Севастийский Феодосий присутствует здесь. У нас есть епископы, у нас есть священники, архимандриты, другие монахи, как отсюда, так и из Иордании — местные. Они члены братства, члены Синода и процесс идет хорошо. И у нас есть приходские священники, которые были в Греции, получили там богословское образование и подготовку.

Екатерина Рожаева, «Русский репортер»: Ваше Блаженство, Вы являетесь одним из реальных свидетелей величайшего чуда схождения Благодатного Огня. Непосредственно при этом присутствуете. Мне бы хотелось узнать, как это происходит, Ваше первое впечатление когда Вы стали свидетелем этого чуда? Что происходит с человеком? И сам этот процесс опишите, пожалуйста.

Патриарх Иерусалимский Феофил: Это очень древняя, очень особенная и уникальная церемония (ceremony) Иерусалимской Церкви. Эта церемония Благодатного Огня (ceremony of the Holy Fire) происходит только здесь, в Иерусалиме. И это происходит благодаря самому Гробу Господа нашего Иисуса Христа. Как вы знаете, эта церемония Благодатного Огня — это, так сказать, изображение (enactment), которое представляет собой первую Благую Весть (the first good news), первое Воскресение Господа нашего Иисуса Христа (the first resurrection). Это представление (representation), как и все священные церемонии. Как в Страстную Пятницу у нас обряд погребения, не так ли? Как мы погребаем Господа и т. д.

Итак, эта церемония проходит в святом месте, и все другие Восточные Церкви, которые делят Гроб Господень, хотели бы принять в этом участие. Такие как армяне, копты, сирийцы приходят к нам и получают наше благословение, потому что они хотят принять Огонь от патриарха.

Теперь, вторая часть вашего вопроса — это собственно о нас. Это опыт (experience), который, если хотите, аналогичен опыту, который человек испытывает, когда получает Святое Причастие. То, что происходит там, это же относится и к церемонии Святого Огня. Это значит, что определенный опыт нельзя объяснить, выразить словами. Поэтому все, кто принимает участие в этой церемонии — священники или миряне, или мирянки — у каждого свой непередаваемый опыт.

Ольга Кирьянова, Православие.ру: Ваше Блаженство, как Вы оцениваете состояние взаимоотношений Иерусалимской Церкви и Московского Патриархата, и в связи с этим каково Ваше отношение к появлению на канонической территории нашей Церкви епархий Румынского Патриархата?

Патриарх Иерусалимский Феофил: Наши отношения со всеми Православными Церквями превосходны. И то, что мы продвигаем со дня нашего вступления в эту должность — это единство Православной Церкви в целом. В нашем православном сознании и понимании мощь Православной Церкви и Православных Церквей не в их численности или мышцах, или физической силе, а в Святом Духе, в нашем единстве. Единство наших Церквей — это наша сила и наша мощь, и через это единство мы действительно можем разрешить всякого рода семейные проблемы. Я лично твердо верю в единство Церкви, я предан этому и работаю в этом направлении.

Румыния и Молдавия — не проблема, реальная проблема — это Украина! Давайте будем честны и искренни! Потому что там политика и церковные дела взаимосвязаны, переплетены. А последствия — гораздо более далеко идущие.

Александр Щипков, Религия и СМИ: Ваше Блаженство, насколько Ваши действия и Ваши слова можно считать независимыми, учитывая, что Вас утверждают в должности власти иудейского государства? И второй вопрос — что стало с собственностью, проданной при Вашем предшественнике?

Патриарх Иерусалимский Феофил: Теперь Патриархат полностью восстановил свой имидж. Порядок восстановлен. И я сам благодарю Бога, потому что мы сумели сохранить нашу автономию, нашу духовную и церковную независимость, и в конечном итоге, те, которые пытались оказать на нас всякого рода давление, — им пришлось принять это, и законно признать нас, что для нас было важно и необходимо. Просто-напросто отдельные люди решили воспользоваться кризисной обстановкой в Патриархате и хотели навязать нам свою собственную повестку дня или свою собственную волю — неважно каким способом. Но люди, особенно светские люди, никак не связанные с религией или христианством, не могут понять, что эта Церковь — Тело Христово, и это не мы храним и оберегаем церковь, но это Сам Бог. И это то, что было доказано 2000-летней историей. Империи приходили сюда, державы приходили сюда, правители, лидеры, династии. Хорошие, плохие. Но в конечном итоге все они приходили и уходили, а Церковь все еще здесь! Вот поэтому я и сказал в самом начале, что мы считаем себя здесь хозяевами, а не гостями этой самой земли, потому что у Патриархата есть это непрерывное историческое присутствие и преемственность здесь. И это каждодневное чудо. Само наше присутствие здесь — это чудо, происходящее каждый день!

Мы всего лишь маленькая группа, маленькая община здесь, у нас нет оружия, никаких армий, нет финансовых сил или рычагов или чего-то еще. Это сам Бог! Он наша мощь, Он наша сила, Он само наше бытие здесь. Многие силы, видимые или невидимые, будут ждать, пока этот институт развалится, но неожиданно он воскресает из пепла. Церковь — и в поместном и во вселенском смысле — это иная реальность, и эта реальность — само воплощение (incarnation) Господа нашего Иисуса Христа. Это, наверное, звучит слишком метафизично для вас, но мы уже отвергли метафизику, не так ли? Но те, у кого греческое мышление, поймут меня в этом.

Автор — главный редактор журнала и сайта Russia Profile (http://www.russiaprofile.org/) Андрей Золотов, специально для «Татьянина дня»

Комментарий протоиерея Максима Козлова: Публикация редакцией «Татьянина Дня» интервью Патриарха Иерусалимского Феофила видится чрезвычайно важной. Мы предельно благодарны автору перевода этого интервью, одному из участников поездки в Святую Землю, Андрею Андреевичу Золотову (младшему) за любезное предоставление этого эксклюзивного материала. Понятно, что высказанные Блаженнейшим Патриархом Иерусалимским мысли вызовут разные оценки и не во всём могут быть разделены чадами Русской Церкви. Но тем более важно, чтобы сказанное им было адекватно донесено до всех интересующихся проблемами Православия на Святой Земле и отношений между Поместными Церквями; не в выдержках, не в субъективной экзегезе участников встречи, а в том виде, как это было реально произнесено Предстоятелем Иерусалимской Церкви. Именно умение слушать и слышать друг друга и принимать позицию другой стороны, даже когда мы не полностью с ней согласны, является предварительным условием того, чтобы могла состояться дискуссия, плодом которой стал бы поиск истины, а не взаимная обида и раздражение.

Поэтому мы сегодня воздержимся от каких-либо комментариев по содержанию сказанного Блаженнейшим Патриархом Феофилом. Единственное, о чём невозможно не упомянуть — это, во-первых, то, что оценка личности архимандрита Порфирия (Успенского), на наш взгляд, достаточно одностороння. Наверное, его не нужно идеализировать и рассматривать как кандидата на канонизацию, но сводить всю его деятельность к привнесению идей великодержавного русского национализма на Святую Землю тоже будет неполной оценкой плодов деятельности этой широкой, неоднозначной, но чрезвычайно яркой и одарённой личности.

Второе, о чём также следует сказать с самого начала: озвученная Блаженнейшим Патриархом Феофилом идея, что Иерусалимский Патриархат есть Рум Православный (то есть сообщество верующих людей, восходящее к византийскому ромейству), конечно, с точки зрения идеала звучит очень высоко и привлекательно — пожалуй, даже выше, чем в недавно ставшем широко обсуждаемым фильме архимандрита Тихона (Шевкунова) «Гибель Империи. Византийский урок». Однако насколько эта идеальная заданность соотносится с реальной картиной жизни Иерусалимского Патриархата и других Поместных Православных Церквей Востока — уже совершенно другая плоскость проблемы. И здесь мы не можем не признать, что в Иерусалимском Патриархате есть свои очевидные проблемы, в том числе, и та, которая была деликатно обозначена в вопросе корреспондента РИА «Новости» Ольги Липич: проблема соотнесения арабского происхождения большинства паствы с тем, что большинство клириков являются греками и выходцами не со Святой Земли.

Мы надеемся на внимательное и заинтересованное прочтение этого материала многими читателями нашего сайта. Рады будем услышать и прочитать ваши отзывы и комментарии; надеемся, что они будут взвешенными, относящимися к сути поднимаемых проблем и деликатными по форме выражения.

http://www.taday.ru/text/111 321.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru