Русская линия
Нескучный сад Дмитрий Ребров24.04.2008 

Ислам для детcкого сада

«Группа выходит на прогулку, видит деревья, видит снег — мы спрашиваем их: „Как вы думаете, кто создал все это?“ И наши дети знают, что это все создал Аллах!» — с гордостью рассказывает нам Сания Исмагилова, заведующая детским садом N 318. Садик — с татарским этнокультурным компонентом, а ислам — «это стержень татарской культуры, и обойти его вниманием невозможно». На фоне растущей пассионарности мирового исламского сообщества интерес к тому, как поставлено религиозное воспитание у мусульман, закономерен. Наши корреспонденты Дмитрий РЕБРОВ (текст) и Ирина СЕЧИНА (фото) побывали в исламском детском саду в Москве и обнаружили, что обстановка там вполне мирная.

Устроить сюда ребенка достаточно сложно. Количество мест ограничено, а число родителей, желающих отдать свое чадо в «мусульманский» садик, велико. Кроме татар ведут сюда детей и узбеки, и казахи, и представители всех национальностей, исповедующих ислам: триста восемнадцатый сад — в столице единственный, где есть мусульманская составляющая.

«Татарских» групп две, по двадцать человек в каждой, и кроме них еще четыре обычные, без какого-либо компонента. «Русским ребятам мы не рассказываем про ислам, они не изучают ни татарский язык, ни арабский алфавит, — объясняет Сания Сафивовна. — В то же время все они знают, что в соседних группах обучаются татары, вместе с ними играют, знают татарские праздники, обычаи».

Конфессии в саду действительно уживаются мирно — мусульманский воспитатель, забежав к медсестре-христианке, может запросто попросить: «Я намаз совершить не успеваю, можно у тебя?!» «Есть некая грань, которую мы, как светское заведение, стараемся соблюдать: наши дети будут жить среди христиан, и мы хотим, чтобы они не относились к ним враждебно, — заверяет директор. — Мы рассказываем им, что, когда христиане празднуют Рождество, они отмечают день рождения пророка Исы (Христа исламская традиция считает пророком и знает под этим именем. — Прим. ред.), и хотя у мусульман день рождения праздновать не принято, но мы тоже можем их поздравить. Несколько раз к нам в сад приезжали какие-то радикально настроенные гости, из Казани, например, критиковали нас, но мы им смогли объяснить, что наши дети будут жить в многонациональном столичном мегаполисе и им необходимо научиться терпимости».

Детям здесь не предлагают «догматику». По словам преподавателей, костяком дошкольной программы становятся коранические притчи, зачастую этического содержания: «Мухаммада мы оставляем как бы за скобками, его дети никогда не рисуют, не играют на утренниках, и вообще рассказывать ребенку о Боге в мусульманской традиции принято лет после семи, когда ребенок подрос». «Объяснять нужно то, что дети в силу своего возраста смогут понять, — считает воспитатель Алсу Амировна, чтобы преподавать ислам, она окончила курсы при соборной мечети. — Даже если ребенок что-то сперва не так поймет, в дошкольном возрасте не нужно его переубеждать, лучше подождать, пока он забудет это, и объяснить ему заново, слишком загружать малыша не стоит».

По нашей просьбе она показывает группе арабские буквы: «Что это за буква?» — «Шин», — хором отвечают дети. «А это?» — «Син». Арабский алфавит имеет четыре формы. Каждая буква здесь дана в четырех вариантах: то, как она выглядит сама по себе, в начале, в конце и в середине слова. Стало быть, ребенку выучить этот алфавит в четыре раза сложнее, чем русский, впрочем, по-арабски дети почти не читают, кроме вязи им нужно освоить еще два кириллических алфавита: татарский и русский. А они важнее — в группе все книжки со сказками написаны на этих двух языках.

«Эта буква читается не „у“, а „б“», — учит татарскому произношению нашего фотокорреспондента маленькая воспитанница. «Те ребята, которые лето проводят в деревне, на родине, обычно по-татарски говорят без проблем, остальные, как правило, языком владеют не очень хорошо. Но мы и не ставим им такой задачи: пускай хотя бы, когда услышат татарскую речь, поймут, что говорят по-татарски, или может даже разберут общий смысл сказанного», — объясняют педагоги.

Намаз, пятикратную коленопреклоненную молитву, обязательную для каждого взрослого мусульманина, дети здесь не совершают: «Но когда попадаются дети из религиозных, то есть из „соблюдающих“ семей — это заметно, — говорит воспитатель Алсу Амировна. — Все дети рисуют, но ислам же вносит определенные ограничения на изображение человека, поэтому дети из религиозных семей, когда рисуют человечков, никогда не прорисовывают лицо, оставляют пустой овал. В то же время мы никогда не запрещаем им рисовать что-то, каждый делает так, как ему ближе».

В целом на уроках ислама детям предлагают набор традиционных этических ценностей, учат их, как правильно общаться со сверстниками, как относиться к родителям, как поступать или как не поступать в жизни. «Когда кто-то из них делает что-то нехорошее, если ему сказать: „Ты делаешь грех, Аллах так запрещает делать“, он сразу же понимает, что так нельзя, и бежит извиняться», — открывает педагогические приемы Сания Исмагилова. Бывают случаи, когда эти самые ценности вступают в конфликт с тем, что дети видят в повседневной жизни. Как рассказывают сотрудники сада, как-то раз малыш, вернувшись домой, упрекнул отца-мусульманина в том, что тот курит и пьет пиво, дескать, религия это запрещает. «Родители пришли жаловаться, но я им ответила, что, если вы согласны с тем, что пить и курить — это плохо, ну тогда хотя бы не делайте этого в присутствии ребенка! — говорит Сания Сафивовна. — И они со мною согласились, потому что никто не хочет, чтобы их дети занимались чем-то плохим».

http://www.nsad.ru/index.php?issue=46§ion=9999&article=898


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru