Русская линия
Смена Ольга Рябинина23.04.2008 

«Бронзовая ночь» может повториться?

На этой неделе исполнится год с того момента, как в Таллине произошли массовые беспорядки в связи со сносом Бронзового солдата. То, что творилось 26 и 27 апреля 2007 года в городе, претендующем на звание европейского, потрясло миллионы россиян. В ближайшие выходные русскоязычная община Эстонии обязательно будет вспоминать те страшные дни, расколовшие их жизнь на «до» и «после». Как за прошедший год поверженный Бронзовый солдат изменил жизнь наших соотечественников из прибалтийской республики, выясняла корреспондент «Смены».

Не перенос, а именно снос

…На Тынисмяги сейчас уже мало что напоминает о событиях годовалой давности. Треугольник площади засеян небольшими кустиками вереска, из земли уже показались зеленые стрелы тюльпанов. Если раньше вы не бывали в Таллине, ни за что не определите, где и как стоял Бронзовый солдат. В обычном режиме работают учреждения, расположенные по соседству с Тынисмяги, — Полиция безопасности (КаПо), Министерство юстиции. Здесь же расположен офис партии реформ. А ведь именно на них в «бронзовую ночь» обрушилась изрядная порция гнева толпы — в окна летели булыжники. Впрочем, вместе со зданиями этих учреждений во время беспорядков пострадали в общей сложности 99 городских объектов, им был нанесен ущерб на сумму 2 миллиона евро. Сейчас разгромленные магазины, киоски и кафе снова зазывают клиентов. Витрины восстановлены. Впрочем, потенциальных посетителей и покупателей с тех пор явно поубавилось — по крайней мере, число русских туристов в Таллине сократилось катастрофически…

Зато те, кто приезжает, обязательно идут на кладбище Синелинна. Только отправившись туда «дикарем», желательно общественным транспортом, еще раз осознаешь всю «глубину» замысла эстонских властей по так называемому переносу монумента. К военному кладбищу идет автобус, который останавливается от памятника на расстоянии полутора километров. А дальше начинается жуткая унылая дорога — вдоль пустырей и канав, да еще и под горку.

Но вот и он — расположенный практически у входа на кладбище Бронзовый солдат. Советский Воин-освободитель — так его называет большинство русскоязычных жителей Эстонии. Символ оккупации страны — так величают его эстонские власти. В нескольких десятках метров от монумента — небольшая гранитная плита. Под ней — перезахороненные останки восьми военнослужащих, чей покой на Тынисмяги так беспардонно потревожили таллинские гробокопатели. Нет среди них лишь останков капитана Сысоева, который, согласно архивным данным, тоже был похоронен в центре Таллина. Предположительно они были просто выброшены, словно мусор, в ходе работ по озеленению на Тынисмяги задолго до апреля 2007-го. Через несколько недель по этому поводу в Таллине начнется громкий судебный процесс. Российские родственники капитана Сысоева призовут эстонские власти к ответу за эту страшную пропажу и за эксгумацию без их ведома.

— Мы настаиваем на том, что это был не перенос монумента, а именно снос! — Приблизившись к монументу, Владимир Лебедев, председатель Объединения российских граждан в Эстонии, уже не может сдержать эмоций. — Комплекс памятника Воину-освободителю по воле эстонских властей перестал существовать. На Тынисмяги солдат стоял в нише стены из бутового камня, она была высокой и широкой. А эта стена — из простого цемента! Но самое главное, исчез орден Великой Отечественной войны, который был над головой солдата. Очевидно, что его не восстановили принципиально.

«КГБ до наших властей далеко»

Защитники Бронзового солдата, объединившиеся еще в 2006 году в движение «Ночной дозор», признают, что сражение за памятник проиграли. Но разве могло быть иначе, когда несколько десятков людей вступили в борьбу с мощной государственной машиной? Ее готовность раздавить каждого, кто пойдет против воли власти, почти все «дозоровцы» уже ощутили в полной мере.

Один из лидеров организации, 34-летний гражданин Эстонии Дмитрий Линтер, провел семь месяцев в заключении. Уже после освобождения он стал одним из четырех обвиняемых в организации массовых беспорядков — наряду с Дмитрием Кленским, Максимом Ревой и вчерашним школьником Марком Сирыком. Вот уж поистине демонической силой наделили этих людей: будто бы и вправду четверым по силам организовать тысячи людей и устроить столь масштабную акцию протеста, как «бронзовая ночь», стихийный характер которой не очевиден, похоже, лишь эстонским властям.

— А ведь «Ночной дозор» всего лишь призывал людей нести к памятнику цветы и свечи, — вздыхает Дмитрий Линтер. — Для меня же апрельские события закончились уже утром 27-го числа. Ко мне домой ворвалась полиция и прямо на глазах у малолетних детей заковала в наручники. В полицейском участке мне стало плохо с сердцем, несколько часов меня откачивали врачи, а потом просто бросили на восемь часов в бетонный мешок. «Если ты умрешь, никто нам ничего не скажет», — заявили мне.

После, во время многомесячного заключения, мне приходилось сидеть в камере с курящими без доступа свежего воздуха, со вшивыми и туберкулезными больными. Отпустили меня только потому, что эстонским властям было бы трудно объяснить Евросоюзу, почему так называемые «организаторы беспорядков» умерли в тюрьме в самом расцвете сил…

5 — 8 мая нынешнего года в Таллине пройдут очередные заседания странного суда по этому делу. Это политический процесс, уверены наблюдатели, ведь «дозоровцев» судят не за конкретные действия и проступки, а исключительно за убеждения. Дмитрий Линтер уверен, что дело будет намеренно затягиваться, а в конечном счете всех так называемых «зачинщиков» осудят на какие-нибудь смешные сроки — реальных-то доказательств нет.

— Независимость судов в Эстонии после «бронзовой ночи» оказалась под большим вопросом, — уверен Алексей Семенов, директор Центра информации по правам человека в Эстонии. — Мы все читали обвинительное заключение в отношении «таллинской четверки» и, мягко выражаясь, оцениваем его как бредовое. Все обвинение базируется на том, что «зачинщики» высказывали свое критическое, неодобрительное мнение о политике и поведении эстонских властей. Такого бы в советское время даже КГБ себе не позволил!

D-терминал готовили заранее?

Между тем в отношении более чем 80 человек, проходивших по делам, связанным с беспорядками, приговоры уже вынесены. Почти все обвиняемые получили условные сроки, в среднем это 4 — 5 месяцев. Однако занятые делами о мелком хулиганстве правоохранительные органы Эстонии не торопятся расследовать дело об убийстве российского гражданина Дмитрия Ганина. Напомним, что 20-летний парень в ходе беспорядков в центре Таллина получил колотую рану, от которой вскоре скончался в больнице. Эстонские власти говорят о том, что следствие продолжается, однако представители русской общины в прибалтийской республике не сомневаются: настоящий убийца Ганина все равно не будет найден.

Несчастная мать погибшего, Вера Ганина, проживающая в эстонском городке Муствеэ, до сих пор не может прийти в себя: смерть Дмитрия кажется вдвойне нелепой оттого, что он никогда не занимался политикой и на улице Татари в центре Таллина оказался случайно.

Впрочем, таких, как он, случайных прохожих на Тынисмяги и прилегающих улицах 26 — 27 апреля прошлого года было много. Во время апрельских беспорядков в Старом городе работали кафе и рестораны, бродили туристы и под горячую руку разъяренных полицейских попали тысячи невинных жертв. Их свидетельства имеются в Центре информации по правам человека. Но вот парадокс: ни один полицейский за этот произвол так и не был наказан. Даже жестокие бойцы «тюремного спецназа», которые издевались над задержанными в печально известном D-терминале, к ответственности так и не привлечены.

D-терминал — это не тюрьма, а большое складское помещение в Таллинском порту. По всей видимости, оно было освобождено от товаров задолго до 26 апреля, чтобы быть задействованным для «передержки» сотен задержанных. Неужели эстонские власти и вправду заранее знали, что мест в тюрьмах на всех не хватит?

— В D-терминале творился кошмар, — говорит один из лидеров «Ночного дозора» Юрий Журавлев, который в ночь с 27 на 28 апреля провел там шесть часов. — Люди сидели на корточках на бетонном полу, ноги затекали. Но если кто-то пытался встать, тут же получал удар дубинкой. Рядом со мной сидели женщины, я видел подростков лет по 15 — 16. В туалет почти никого не выводили. Только к утру полицейские согласились свести в здание по соседству по нужде несколько групп людей. У нас есть фотографии, на которых четко видно: все стены туалета вымазаны кровью…

Кстати, по слухам, в D-терминале были и погибшие от жестокости полицейских. По словам свидетелей, из здания выносили трупы. Люди, которым довелось побывать в терминале, этому не удивляются. Они сами видели, как их соседи истекали кровью в отсутствие всякой медицинской помощи.

В очередь за российским паспортом

Апрель с большой буквы — именно так сейчас называют апрельские беспорядки многие представители русскоязычной общины в Таллине. Да, 26 апреля для них навсегда останется днем скорби, днем поругания символов. Но зато 27 апреля — это День сопротивления. Именно «бронзовая ночь» еще раз напомнила местным властям, что в Эстонии почти треть граждан — русскоязычные и вместе они составляют мощную силу. Пусть русская община пока разобщена, не имеет сильных лидеров, но все же рано или поздно заявит о себе и своих правах.

— С точки зрения внутреннего ощущения мы все равно чувствуем себя победителями, — говорит Дмитрий Линтер. — Впервые мы смогли всему миру рассказать о том произволе, который творился в отношении русских в Эстонии в течение последних семнадцати лет. Снос памятника Воину-освободителю просто стал последней каплей, переполнившей чашу терпения живущих здесь русскоязычных граждан.

Настоящим шоком, как признают лидеры русскоязычных общин, стало для эстонских властей также то, что многотысячная толпа во время апрельских беспорядков стала взывать к помощи России.

— Собравшиеся стали скандировать слово «Россия» «на автомате», — говорит Владимир Лебедев. — И это очень понятно. Когда ребенку делают больно, первое слово, которое он произносит, — «мама». Для эстонской общественности это стало откровением. Ведь о России вспомнили молодые ребята, которые страны-то такой толком не видели, знают о ней только по телевизору и которые заканчивали эстонские школы.

Недавно наше посольство в Таллине сообщило: за последний год количество обращений за российскими паспортами увеличилось ровно вдвое. Все большее количество проживающих в Эстонии «неграждан» с так называемыми «серыми» паспортами обращают свои взгляды в сторону России. В графе «причина получения российского гражданства» они без стеснения пишут: «Разочаровался в эстонском государстве». Но тут кроется еще один парадокс: возвращаться в Россию никто из них не собирается. Почему — об этом мы расскажем в следующем номере «Смены».

(Продолжение следует)

http://www.smena.ru/news/2008/04/21/13 848/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru