Русская линия
Встреча, журнал Московской Духовной АкадемииПротоиерей Владислав Цыпин21.04.2008 

Церковный суд, милость и вера
Интервью с протоиереем Владиславом Цыпиным, заведующим церковно-практической кафедрой МДА

Члены святой, соборной и апостольской Церкви в той или иной степени подвержены греху, они могут совершать преступления против заповедей, нарушать церковные установления. Церковь должна выносить свой властный суд по отношению к этим поступкам. Этой цели служит и устанавливающаяся сегодня в России система церковных судов.

Отец Владислав, в нашей Церкви в настоящее время складывается система судопроизводства. Всегда ли в Православной Церкви существовали церковные суды?

Надо сказать, что как самостоятельные органы церковной власти церковные суды стали возникать в Православных Церквях лишь в XX столетии. В 1890 году в Сербской Церкви был образован Великий церковный суд, рассматривавший дела клириков и мирян, но не архиереев, чуть позже суд появился и в Элладской Церкви. Церковная власть всегда рассматривалась как неделимая, то есть правящему архиерею в своей епархии принадлежит высшая и судебная, и законодательная, и административная власть. На поместном уровне такой властью обладает архиерейский собор. Но возникла многими обстоятельствами обоснованная мысль о целесообразности выделения церковно-судебных учреждений как самостоятельных учреждений. При этом, естественно, канонический принцип сохранения полноты судебной власти за архиереем остается неизменным.

Когда решение о создании церковных судов было принято в Русской Православной Церкви?

Архиерейский собор 2000 года принял новый Устав Русской Православной Церкви, который предусматривает существование церковных судов на уровне как епархий, так и всей Церкви в целом. В то же время образование общецерковного суда было отложено до принятия положения о деятельности таких судов. В 2004 году Священный Синод принял только временное положение о церковном суде для судопроизводства на епархиальном уровне, а образование общецерковного суда было опять отложено. Итак, сложившаяся фактически система находится в некотором противоречии с Уставом 2000 года, который предусматривает существование общецерковного суда. Вероятно, предстоящий Архиерейский собор эту проблему должен решить: либо образовать общецерковный суд, либо принять иное решение, зафиксировав его в Уставе.

Временное положение предоставляет архиереям возможность выбора: либо образовывать специальный орган церковного суда в своей епархии, либо, в соответствии с более ранним Уставом 1988 года, сохранить судебные полномочия за епархиальным советом.

Епархиальный суд

Что находится в компетенции епархиального суда?

В таком суде рассматриваются дела по обвинению клириков и мирян епархии. Правящий архиерей решает, рассматривать ли дело единолично или передать его для рассмотрения церковному суду. Как правило, он рассматривает его сам, когда оно предельно ясное. Например, клирик вступил во второй брак: здесь не требуется исследования, достаточно документального подтверждения факта, чтобы лишить такого клирика сана. Если же все-таки требуется выяснение факта совершения церковного преступления, то дело рассматривается в судебном порядке епархиальным судом или епархиальным советом.

Епархиальный церковный суд не выносит приговора по делу. Он устанавливает факт совершения церковного преступления и лицо, совершившее это преступление, а также дает каноническую справку по делу. На основании принятого епархиальным судом или епархиальным советом постановления решение принимает правящий архиерей. Иногда окончательное решение по делу принимает Святейший Патриарх — в тех случаях, когда речь идет об отлучении мирянина от Церкви, пожизненном запрещении клирика в служении или извержении его из сана.

Если дело передается в епархиальный суд, то правящий архиерей все равно участвует в судебных заседаниях?

Правящий архиерей может сам возглавить епархиальный суд, либо назначить председателем такого суда викарного архиерея или пресвитера. Архиерей также назначает его заместителя и секретаря суда из пресвитеров. Двух других членов суда, также из пресвитеров, выбирает епархиальное собрание. Конечно, желательно, чтобы члены суда, включая и председателя, имели юридическое образование, высшее богословское образование, были канонистами, но прямым, непременным условием это не является. Таким образом, правящий архиерей участвует в судебном заседании, если он берет на себя должность председателя. Он, естественно, может участвовать в заседании и в том случае, если сочтет такое участие целесообразным.

Отец Владислав, в материалах Поместного собора 1917−1918 годов встречаются положения о том, что и миряне также могут участвовать в составе церковного суда. Почему это не предусмотрено сейчас?

Я бы тут сделал такое уточнение: прямо о церковном суде Собор постановления не вынес. Материалы, выработанные соответствующим отделом, не были приняты на пленарном заседании Собора, и тогда церковных судов как самостоятельных отдельных органов образовано не было. Возможность существования отдельных церковных судебных учреждений поддерживалась большинством, но не всеми членами Собора. Это были лишь идеи Собора, но не окончательное соборное решение.

На последних Соборах было сочтено, что иерархический церковный порядок не совсем совместим с возможностью рассмотрения обвинений клириков мирянами. По действующему Уставу Русской Православной Церкви архиереи могут быть судимы лишь коллегией архиереев. Стоит ли полагать другой принцип для пресвитеров? Поэтому и клирики, и миряне предстают перед коллегией, включающей пресвитеров под председательством, возможно, архиерея.

На настоящий момент положение об общецерковном суде не разработано и не принято. В соответствии с Уставом РПЦ от 1988 года функции этого судебного органа исполняет Священный Синод.

Правящий архиерей принимает решение об образовании церковного суда в своей епархии. Если такой суд не образован, то судебные дела рассматриваются епархиальным советом в соответствии с более ранним Уставом РПЦ от 1988 года и временным положением.

В вопросах об апелляции по делам пресвитеров, диаконов и мирян дело может быть передано на рассмотрение Архиерейскому собору, но только в том случае, если общецерковный суд (сейчас Священный Синод) сочтет это необходимым.

Рассматриваемые дела

Какие вопросы сейчас преимущественно рассматриваются в епархиальных судах?

Это в основном дела клириков, потому что практика совершенного отлучения мирян от Церкви или даже отлучения от причастия на длительные сроки сравнительно редка. Клириков же извергают из сана, либо, что чаще бывает, запрещают в служении на определенный срок или пожизненно. За что? Как за деяния, совершенные умышленно, так и за неумышленные — например, за неумышленное убийство. В наше время такое чаще всего случается на дорогах. По канонам, это влечет за собой десятилетнее отлучение от причастия мирянина или извержение из сана клирика.

Другое дело, что практика церковных судов гораздо более снисходительна, икономична, чем это предусматривают каноны и по отношению к клирикам и, в особенности, по отношению к мирянам. Во многих случаях вместо извержения из сана практика ограничивается пожизненным или только временным запрещением в служении.

Входят ли бракоразводные дела в компетенцию епархиальных судов?

Этот вопрос широко обсуждался, но во временном положении бракоразводные дела не обозначены. Все-таки, при настоящей сфере компетенции, церковные суды созываются при экстренных обстоятельствах. Если бы через них проходили бракоразводные дела, они бы работали непрерывно и были бы перегружены. Бракоразводные дела рассматриваются лично правящим архиереем на основании подаваемых прошений.

Кто может обращаться в церковный суд? Зависит ли это от его вероисповедования?

Это вопрос решен определенно: по делам, связанным с вероисповедованием, свидетелями, а значит и обвинителями, возбуждающими дело, могут быть лишь лица православного исповедования, не замешанные в церковных преступлениях сами, не обвинявшиеся ранее в расколах и в расколах не участвующие, то есть безукоризненного исповедования православные христиане. Если же речь идет о преступлениях нравственного характера, то тогда свидетелем может быть любой человек, независимо от вероисповедования. Скажем, речь идет об уголовном преступлении, которое вменяется клирику, или же о дорожно-транспортном происшествии, в котором виновен клирик — свидетелем здесь может быть любое лицо без ограничений.

Гражданский и церковный суд

Каково соотношение гражданского и церковного суда? Скажем, в Дании заявляющий о своем неверии священник не может быть лишен сана из-за апелляций к гражданским государственным законам. Возможно ли такое в России?

Невозможно. Дело в том, что в Дании Церковь не отделена от государства, и поэтому государственная компетенция распространяется на внутрицерковные отношения. У нас же Церковь от государства отделена. Церковное наказание в России не лишает наказанного никаких гражданских прав, и у него нет основания обращаться в светский суд. Хотя казусы подобного рода случались. Миряне подавали жалобы в гражданские суды в связи с отлучением их от причастия, и даже принимались решения на этот счет, но, разумеется, это было грубой ошибкой, не имеющей канонических и юридических оснований. Другое дело, что совершение уголовных преступлений во многих случаях является совершением и церковных преступлений, и церковные суды на основании вынесенных гражданскими судами обвинительных заключений, но не автоматически, а все-таки через рассмотрение дел, могут принимать решение о лишении сана. Но в данном случае приговор гражданского суда является просто отправной точкой для рассмотрения дела. Он не связывает церковный суд.

Почему, в отличие от гражданского, заседания церковного суда носят закрытый характер?

Для церковных судов публичность неуместна, потому что предметом исследования на таких судах являются часто поступки, имеющие особенно сильный нравственный аспект. Надо сказать, что некоторые дела уголовного характера, но связанные с семейными отношениями, с личной нравственностью, в порядке исключения гражданскими судами рассматриваются также закрыто. Если делать суд открытым, кто на него придет? И православные, и неправославные, и враждебно относящиеся к Церкви. Не будем же мы, пропуская в помещение, где происходят судебные заседания, требовать: «Предъявите свидетельство Вашего православия». Есть и другие соображения, которые делают нецелесообразным открытое публичное рассмотрение дел.

Чем вызвано отсутствие в церковных судах института адвокатов?

Из самой природы Церкви вытекает, что член Церкви не нуждается в какой-то массированной защите своих интересов. Церковь его скорее побуждает к покаянию, чем к тому, чтобы отстаивать свои права. Все-таки адвокаты часто защищают обвиняемых, действительно совершивших преступление, но имеющих шансы довести дело до такой ситуации, когда обвинение остается недоказанным. В Церкви подобный исход дела крайне нежелателен. Именно на доверительных, откровенных отношениях, уместных между христианами, должна основываться деятельность церковного суда.

Беседовал Сергей Казаринов,
3 курс МДС

http://vstrecha-mpda.ru/archive/26/tserkovnyjj_sud_milost_i_vera/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru