Русская линия
Росбалт Александр Олейников21.04.2008 

«Русский язык на Украине успешно маргинализируется»

Русскоязычное население Украины во многом само виновато в том, что власти успешно проводят политику украинизации школ, вузов и детских садов. Русским Украины не следует надеяться на помощь России, а нужно хорошо задуматься, за какие партии они голосуют на парламентских выборах. В то же время, задуматься следует и властям Украины: политика украинизации через несколько лет может угрожать распадом страны. Об этом в интервью «Росбалту» заявил глава Академии русистов Украины Александр Олейников.

— Министр образования Украины Иван Вакарчук пообещал уже через 3 года перевести обучение во всех вузах страны исключительно на украинский язык. Как вы считаете, властям удастся это сделать?

— Могут перевести через три года. Уже процесс пошел… Процесс дерусификации высшей школы Украины идет активно. В Донецкой, Луганской, Харьковской областях закручивают гайки. Уже звонят из вузов Восточной Украины, сообщают, что стоят вопросы об увольнении, что дали отсрочку только профессуре старшего возраста. Им позволят, как «остаточному варианту», читать лекции на русском языке.

Де-юре перевести все вузы на украинский язык могут. Но как это будет де-факто, сказать пока сложно. Может быть, часть преподавателей будут продолжать вести предметы на русском языке. Вопрос в том, будут ли ходить слушать, на каком языке ведут лекции, как это было раньше в Киевском университете, где коллеги на коллег доносили.

— Многим ли преподавателям угрожает увольнение после перевода всех вузов на украинский язык?

— Все зависит от региона. В Крыму, я думаю, что украинским языком владеют хуже, чем в Донецком регионе. Но увольнения будут, это уже было и в Киеве, и в других городах. Это — государственная политика Украины, она реализуется. Сейчас дошла очередь до Востока.

— Если обратиться к опыту Киева, насколько болезненным был процесс украинизации столичных вузов?

— Для технических вузов это было более болезненно. Там не разработана терминология на украинском языке. Ее нужно разрабатывать, создавать десятилетиями. Из-за этого де-юре в Киеве всё на украинском языке, но фактически где-то еще могут продолжать читать лекции на русском. Проблемы возникли и в философских дисциплинах.

— Как вы считаете, инициатива Минобразования по украинизации вузов нарушает права граждан?

— Давайте о правах граждан не говорить. Есть четкая политика государства, которая проводится на основании принятых законов. На Украине уже давно законодательство не предполагало высшего образования на русском языке. На Востоке и Юге просто не думали, что это дойдет до них. Но дошло! До последних очагов образования на русском языке. И теперь, если на Востоке хотят сохранить русскую высшую школу, нужно менять законы Украины.

Есть ли надежда на изменение законов? Надежда умирает последней. Но если смотреть на конкретные действия Партии Регионов, то мы знаем о сборе голосов накануне выборов за референдум о статусе русского языка… Но потом оказалось, что эти подписи даже не были зарегистрированы. В парламенте появлялись законопроекты в защиту русского языка, но тут же говорилось, что у Партии Регионов нет достаточного числа голосов, чтобы принять такие законы. То есть, пока реальных рычагов для изменения языкового законодательства не видно. Судя по всему, шансов пока что нет никаких.

— Но есть ведь и коммерческие вузы, во многих из них студенты при поступлении подписывают договор, согласно которому обучение ведется на русском языке. Что будет с ними в этой ситуации?

— В случае коммерческих вузов могут быть варианты, но какой процент занимают коммерческие вузы? Их не так уж много.

— Недавно ректор МГУ Виктор Садовничий в своем интервью признался, что лично знаком с украинским министром образования Иваном Вакарчуком. Садовничий говорит, что раньше Вакарчук не был таким ярым сторонником националистических идей. Что же произошло с нынешним министром?

— А я лично знаю довольно давно Леонида Кравчука. И когда я работал под его знаменами в ЦК Компартии Украины, он тоже не проявлял националистических устремлений и не проводил украинизацию школ. Вот вам ответ. Люди пришли власть, с определенной политикой. И им надо либо реализовывать эту политику, или уходить из власти. Тут очень все просто.

— Какова цель украинизации системы образования на Украине?

— Русский язык вытесняется на маргинальный уровень, причем, очень успешно. Кроме того, это приводит к изменению менталитета общества. Да, в Киеве люди продолжают говорить по-русски. Но с языком меняется и менталитет, меняется восприятие истории. Есть исследования Института социологии, которые свидетельствуют, что даже среди русской молодежи на Украине растут русофобские настроения.

Сегодня в Киеве осталось 7 школ с русским языком преподавания. Но многие родители думают: «вот окончит ребенок русскую школу, а дальше где он будет учиться? В вузе с украинским языком обучения. Значит, надо его отдать в украинскую». Поэтому ряд школ уже давно испытывают проблему с учащимися после 8 класса.

То есть, сначала украинизацию проводили административным путем — массово переквалифицировали школы в украинские, а сейчас разрушили вертикаль образования на русском языке. В Киеве нет ни одного детского садика де-юре с русским языком воспитания. Нет теперь и вузов. Осталось только среднее образование.
Плюс есть система доплат учителям украинского языка. Это приводит к тому, что учителя из своих меркантильных соображений делают все, чтобы в русских школах появились украинские классы.

К чему это приведет? Сегодня на Украине пока что у граждан во главе угла — вопрос экономического выживания. Но эти вопросы решаемы. И как показывает опыт Бельгии, где появился лингвистический национализм, такой же экстремизм может угрожать и Украине.

Я напомню, что Бельгия в результате революции откололась от Голландии. Сначала признали там один государственный язык — французский, потому что французы доминировали. Со временем стали развиваться и фламандские провинции. Фламандская интеллигенция поставила вопрос: «А почему мы не имеем в этом государстве равных культурных прав?». В результате возникло понятие фламандского национализма. Когда Фландрия стала развиваться экономически, стала доминировать, все окончилось тем, что с большим опозданием фламандский язык признали вторым государственным. Но сейчас, даже в условиях общей Европы, отсутствия границ, стоит вопрос о реальном развале Бельгии на два государства.

— Россия как-то может вмешаться в ситуацию с русским образованием на Украине?

— У России есть законодательство о соотечественниках. Оно предусматривает их поддержку, но, в конечном счете, не надо забывать, что это — внутреннее дело Украины, дело граждан Украины. Они могут изменить ситуацию и поддержать на парламентских выборах тех политиков, которые будут отражать интересы русскоязычных.

В сложившейся ситуации виноваты сами граждане Украины. «Нация, которая позволяет совершить над собой преступление проходимцу, этого стоит». Поэтому, мы все за это отвечаем. Что, у России своих проблем мало? Она может как-то повлиять, но решать эту проблему должны граждане Украины.

Беседовал Сергей Терентьев

http://www.rosbalt.ru/2008/04/21/476 205.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru