Русская линия
Вера-ЭскомИеромонах Дамаскин (Кристенсен)21.04.2008 

Благословляющий природу

Наверное, многие почитатели духовного наследия о. Серафима (Роуза) знакомы с книгой «Не от мира сего», изданной у нас в стране Российским отделением Валаамского Общества Америки в 2001 году. Автор этого биографического исследования жизни отца Серафима — его духовный ученик иеромонах Дамаскин (Кристенсен). В настоящее время он ведёт переговоры об издании в России новой, более полной, биографической книги.

Каждый приезд о. Дамаскина из Америки — из монастыря св. Германа Аляскинского, что в Платине (штат Калифорния), — насыщен множеством встреч. Вот и ныне целью приезда в Россию были не только переговоры в издательстве Сретенского монастыря, но и участие в различных научно-богословских конференциях. Договориться об интервью удалось в перерыве заседания миссионерско-просветительского центра «Шестоднев», где о. Дамаскин выступал с докладом «Святоотеческое учение о космосе до грехопадения». Так что наш разговор невольно коснулся вопросов эволюции, православного понимания сотворения мира и того, что об этом думал о. Серафим (Роуз).

Надо заметить, беседовали мы с помощью переводчика, к чему я никак не мог привыкнуть. Ведь отец Дамаскин совершенно не похож на иностранца — настоящий русский батюшка. Наверное, таким же «русским» был после принятия православия и о. Серафим (Роуз). Это впечатление и подтолкнуло задать первый вопрос…

Иеромонах Дамаскин (Кристенсен)
Иеромонах Дамаскин (Кристенсен)
— Вы пришли в Православную Церковь благодаря отцу Серафиму?

— Можно сказать, да. Когда я встретился с отцом Серафимом, то как раз в ту пору приглядывался к православной вере и окончательного решения стать православным ещё не принял. Но когда отец Серафим приехал в наш студенческий городок, в тот же самый день — когда впервые его встретил — принял окончательное решение. Я увидел живое воплощение веры, человека… как бы это сказать… высокой добродетели, который полон мудрости и любви к Богу.

— Миссионерский центр «Шестоднев» у нас в России стал инициатором «прославления американского подвижника благочестия иеромонаха Серафима (Роуза) в лике Святых как Преподобного», он собирает материалы для канонизации, на сайте центра есть примерные образцы икон о.Серафима. Почему именно «Шестоднев»? Этот центр, как известно, занимается развенчиванием дарвинской теории эволюции. Сам отец Серафим также много писал и говорил на эту тему. С чем это было связано?

— Отец Серафим не раз говорил, что когда он принял крещение в Православной Церкви, то очень скоро понял: если ты становишься православным, то оставляешь далеко позади интеллектуальные приобретения мира, в числе которых, естественно, находится и теория эволюции. Но вы спрашиваете, почему он всё-таки заинтересовался вопросами происхождения, почему стал работать в этом направлении? Есть простое объяснение.

У о. Серафима было духовное чадо — отец Алексий Янг, работавший в своё время директором обычной американской школы. И вот однажды о. Алексий написал небольшую статью в православный журнал о том, как в публичной школе преподают учение об эволюции и что сама теория эволюции противоречит православному учению. После этой публикации ряд православных священников стали возражать: мол, как можно идти против эволюции, когда это — доказанный факт! И тогда отец Серафим увидел, что не только люди светские, но даже в православной среде многие не осознают всей сложности вопроса. И он понял, что это очень важный вопрос нашего времени и что православному пастырю нельзя его оставлять в стороне. Проблемой происхождения мира о. Серафим интересовался и прежде, но теперь стал изучать её более глубоко, стал интересоваться, что говорили святые отцы на эту тему. Он не просто делал выписки из святоотеческих творений, но стремился к тому, чтобы предоставить, так сказать, наиболее целостно православное учение о сотворении мира. И конечно, переложить это на английский язык, чтобы об этом прочитали многие и многие в США и вообще на Западе. Всеобъемлющий труд написать он не успел. Но сохранились записи множества лекций, на которых в том числе присутствовал и я, в монастыре в Платине. После того как о. Серафим почил в Бозе, мы собрали эти лекции в объёмистую книгу.

— Что даёт его исследование современному человеку?

— Что даёт? Хотя бы понимание того, в каком мире мы живём. Мы видим окружающую нас природу, весь космос такими, какие они есть в данный момент. Но это неправильно. Представьте: вы общаетесь с человеком, пытаетесь его понять. Как вы на него смотрите? Целостно. Имея в виду, каким он был раньше, какой сейчас и каким стремится стать в будущем. Точно так же надо смотреть на природу, памятуя, какой она была в «детстве» и какое преображение ждёт её в конце времён.

Каким же космос был в «детстве»? Святой Симеон Новый Богослов однозначно говорит, что до грехопадения не только рай, но и весь тварный мир был в состоянии нетления. Он писал так (здесь и далее цитирование сверено по тексту доклада «Святоотеческое учение о космосе до грехопадения». — Ред.): «Бог не сотворил, как многие считают, только Рай нетленным в самом начале. Нет!.. Целый мир был воплощён Богом как единое целое, как подобие Рая — изначально нетленный, но материальный и осязаемый. Это был мир, данный Адаму и его потомкам для наслаждения». В этом мире не было «тленных плодов и колючих растений», плоды на деревьях никогда не портились и никогда не прекращались, они были всегда свежи и сладки. А другой святой отец, Григорий Синаит, уточнял: рай был ни совершенно нетленным, ни совсем тленным. Падающие плоды с дерева не истлевали, но превращались в ароматную землю. Всё это происходило от изобилия Божьей благодати в раю. Так было на седьмой день творения.

Впрочем, сам отец Серафим (Роуз) считал, что вот это нетленное состояние космоса до грехопадения словами описать невозможно, оно непостижимо для нас, потому что мы глубоко погружены в искажённый мир. Только при помощи Божественного Откровения мы что-то можем о нём знать. Может быть, сама сущность материи была другая, откуда нам знать? Но вот что мы знаем по Откровению, и что весьма существенно: весь тварный мир был создан ради человека. И когда Адам совершил грех и получил смертное тело, то же самое произошло с окружающим миром, со вселенной, только небесный рай остался нетленным.

— Можно сказать, что, обратив на это внимание, отец Серафим (Роуз) делал экивок на вину человека перед природой?

— В таком экологическом смысле, как это представляют «зелёные», он, конечно, не мыслил. В своём докладе я цитировал толкование святителя Иоанна Златоуста на Послание к Римлянам апостола Павла. Можно ещё раз его привести. Святитель пишет: «Вообще, к неодушевлённому и бесчувственному не следует прилагать понятия о справедливом и несправедливом. Но Павел… не входит в дальнейшие рассуждения по поводу сказанного, а спешит как можно более утешить слушателя другой мыслью. Какою же именно? Что ты говоришь? — рассуждает он. — Неужели тварь чрез тебя претерпела зло и стала тленной? Но ей не причинено этим никакой обиды, потому чрез тебя же она опять будет нетленной». Понимаете? Человек несёт не вину перед природой, поскольку она неодушевлённа, а ответственность за будущее природы — чтобы она снова была обожествлена, стала нетленной.

Вот ещё цитата из творения святого Симеона, он пишет об этой будущей природе: «Весь мир сделается совершеннейшим паче всякого слова. Сделавшись духовным и божественным, соединится он с умным миром, явится неким мысленным раем, Иерусалимом Небесным, некрадомым наследием сынов Божиих». Как достичь этого? Русский философ Владимир Лосский замечал: раз Адаму не удалось совершить эту миссию, то мы можем видеть её сейчас в деле Христа — Нового Адама.

— А в чём проявляется эта миссия?

— Как считали святые отцы, Церковь исповедует не только искупление души человека, но и тела. Это видно по тому, как у нас бережно относятся к человеческому телу после смерти. Например, Церковь запрещает кремацию. Конечно, не потому, что в день Страшного Суда Господу трудно восстановить тело из пепла. Нет, Богу всё возможно. А просто из-за уважения к телу как носителю будущего нетления. Точно так же мы должны относиться с уважением к неодушевлённой природе — её будущему обожению. Поэтому мы можем и должны с состраданием относиться к Божьему миру в его искажённости. Но не в том смысле, как это делают экологи.

— Святые отцы не только писали об этом, но и сами так относились к природе?

— Да, и не только древние отцы, кто жил в первые века христианства. Широко известны примеры отношения к природе преподобного Серафима Саровского. Или святой нашего времени старец Паисий Афонский — когда он шёл по тропе и видел сломанное деревце, то делал шину и перевязывал его. Никогда мимо не проходил. В том месте, где он жил, можно было видеть на деревьях множество таких перевязок.

Или вот совсем близкий пример — один из основателей нашего монастыря о. Серафим (Роуз). У него был обычай ранним утром, ещё до службы, ходить по монастырю, благословляя и даже целуя деревья. Встречные его спрашивали: «Зачем вы это делаете?» Он улыбался и шёл дальше, не отвечая.

— И как к этому братия относилась?

— Мы принимали это за выражение любви к Божьему творению. Он ведь умел видеть мир не только в нынешнем искажённом состоянии, но также в прошлом и в будущем нетленном виде.

Осенью прошлого года к нам в монастырь приезжал митрополит Нью-Йоркский Иосиф, управляющий Болгарской епархией в США, Канаде и Австралии. Когда зашёл разговор о том, что отец Серафим (Роуз) целовал деревья, владыка высказал своё мнение: возможно, так, благословляя деревья, он просил прощения за то, что они должны страдать за наши грехи. Но, повторюсь, это не просто вина перед природой, а сострадание в любви, переживание ответственности и радость воспоминания о прошлой нетленности.

Святой Варсонофий Оптинский говорил, что мы черпаем восторг и утешение в созерцании «частичек» первоначального Божьего творения. Однажды ночью он стоял у окна, а рядом был его ученик Никон (последний оптинский старец, почивший у нас на Севере, — см. Пинежского края заступники, «Вера», N 556). Варсонофий показал ученику на Луну: «Смотри, какая картина! Это оставлено нам в утешение. Неудивительно, что пророк Давид сказал: «Яко возвеселил мя еси, Господи, в творении Твоём"…» И далее Варсонофий объясняет. Что значит «возвеселил»? Это только намёк на чудесную, не постижимую для нынешнего человека красоту. Мы не знаем, какой была до грехопадения Луна, какой — Солнце, каким был свет… Но намёк на это остался — для нашей радости и ободрения.

— Хочу вернуться к вопросу о канонизации отца Серафима. Православные в США его почитают?

— Очень часто многие из наших братий в Платине молятся ему, просят о различной помощи. Конечно, молятся не соборно, поскольку он не канонизирован, а келейно. И конечно, мы знаем, что он слышит наши молитвы и помогает нам. Точно так же в своё время часто молились отцу основателю нашего монастыря — почившему Иоанну Шанхайскому, когда он ещё не был общецерковно прославлен. Было это тоже келейно, тем более что в ту пору в монастыре не было большого храма.

В течение многих лет происходили чудесные подтверждения духовной связи почившего отца Серафима не только с теми, кто знал его при жизни, но и с новопришедшими в монастырь. Многие чувствуют его присутствие. Случаи чудесной помощи в нашей епархии происходят и по сей день.

— Эти случаи кто-нибудь фиксирует?

— Да, есть много описаний. Они, кстати, вошли в новую биографическую книгу об о. Серафиме (Роузе), которую мы намерены выпустить в свет в России, в издательстве Сретенского монастыря.

— А можете привести хотя бы один пример?

— Кратко расскажу об очень яркой истории. Один человек, принадлежавший к общине пятидесятников на Аляске, не так давно увидел во сне православного монаха. Батюшка сказал ему: «У тебя есть призвание — стать православным священником». Этот человек спросил во сне: «А как вас зовут?» И получил ответ: «Серафим Роуз». Кто такой Серафим (Роуз), этот пятидесятник совершенно не знал и даже не слышал о нём. Стал выяснять. Подошёл к первому же попавшемуся православному священнику и спросил, слышал ли он о Серафиме (Роузе). Тот дал ему адрес, где батюшка раньше служил. Пятидесятник приехал к нам в монастырь, в Калифорнию, принял крещение и сегодня подвизается в православной вере.

— Батюшка, где можно узнать о жизни монастыря в Платине, какие там последние события?

— А какие события у монахов? Молимся, издаём просветительскую литературу. Обитель расширяется, к нам приходят всё новые братья. У нас есть свой веб-сайт (www.sainthermanpress.com), но там, к сожалению, больше говорится об издательских новинках. О самом монастыре преподобного Германа Аляскинского в Платине, о его истории, с чего он начинался, можно будет прочитать в книге, которая скоро выйдет в России.

* * *

Расставаясь, батюшка благословил и по-американски ненавязчиво, этак невзначай, спросил: «What is your orthodox name?» Вопрос был понятен и без переводчика, но я не сразу сообразил, зачем священнику-иностранцу нужно знать моё имя, данное при крещении. Всё-таки трудно привыкнуть, что в Америке точно так же, как и у нас, но на английском языке, молятся о спасении чад единой Православной Церкви.

Записал М. СИЗОВ
Фото автора и с сайта миссионерского центра «Шестоднев»



«Нет сомнений в том, что покойный иеромонах Серафим (Роуз) являл собой удивительный пример новообращённого в православие американца. Он был одним из редакторов англоязычной миссионерской газеты Orthodox America и редактором журнала The Orthodox Word, он написал 13 книг, им были переведены или вышли под его редакцией ещё 17 трудов, как на английском, так и на русском языках. Кроме того, о. Серафим написал сотни статей на целый ряд церковных тем, а также составил службы четырём святым. Кончина о. Серафима в 1982 году, в сравнительно раннем возрасте, внезапно оборвала его плодотворную жизнь.

Многие из нас, его духовных чад и читателей его трудов, долгое время ждали написания биографии о.Серафима. Автор, монах Дамаскин (Кристенсен), сумел собрать и включить в этот труд невероятное количество материала. Он искусно описывает жизнь о. Серафима, и мы узнаём очень многое о нём; многое было нам неизвестно, особенно, что касается его жизни до его обращения в православие.

…Это история молодого человека, типичного американца, протестанта из среднего класса, в которой отражены духовные поиски многих людей его поколения — поколения, росшего после Второй мировой войны.

Когда ему уже было двадцать лет, он попал под влияние философа и писателя Рене Генона, от которого узнал о значении и гибельных последствиях „модернизации“ для западной цивилизации. Это открытие подготовило Юджина (мирское имя о.Серафима. — Ред.) к его будущей встрече с православным христианством — религией традиционной, с очень древним, но действенным мировоззрением.

Когда, наконец, о. Серафим открыл Истинное Христианство, он быстро и ясно понял, что поскольку православие является Живой Истиной, то оно „или всё, или ничего“ — „скандал и оскорбление мудрости и инстинктам мира сего“. Он это особенно увидел в лице святителя Иоанна (Максимовича), с которым часто встречался и которого некоторые считали „скандальным“ именно из-за того, что он воспринимал православное христианство так буквально и следовал ему так неуклонно…»

Из рецензии о. Алексия Янга, священника в г. Денвер (Колорадо, США),
на книгу «Не от мира сего» («Not of this World»), 2001 г.

http://www.rusvera.mrezha.ru/561/10.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru