Русская линия
Татьянин деньДиакон Александр Волков17.04.2008 

Косовский прецедент в российском дискурсе

Сербия — удивительная страна. Удивительная тем, как ей довольно часто не везет. Наверное, граждане немногих стран могут сказать, что их предки проиграли битву за независимость.

Тем более немного найдется стран, чей гражданин своим поступком (в данном случае речь идет об убийстве эрцгерцога Фердинанда сербским гимназистом Гаврилой Принципом) вызвал одну из самых кровопролитных и трагических войн за всю историю человечества. Дальнейшая история Сербии — страны, которую на протяжении десятилетий раздирали и внутренние, и внешние конфликты, — уже не просто трагична, она стала или становится сейчас в каком-то смысле мерилом дальнейшей судьбы Европы. То, что произошло с сербским краем Косово, является лишь закономерным следствием бомбежек НАТО в 1999 году. Сейчас бессмысленно говорить о том, кто прав, а кто виноват был тогда, кто кого больше убил — косовары сербов или наоборот, были ли вообще хоть сколько-нибудь значимые этнические чистки со стороны сербов, или были они только со стороны косовских албанцев. Праведная месть будет рождать неправедную, и так до тех пор, пока эту часть суши не сровняют с землей окончательно натовские бомбардировщики, чтобы ни нашим, ни вашим это место не досталось.

Специалисты в области права говорят, что косовский прецедент вписывается в рамки прав народов на самоопределение. Быть может, и так, но, с другой стороны, косовский конфликт выходит далеко за правовые рамки, и на самом деле по большей части его значение лежит в области нравственной, и именно поэтому важно понимать, что значит косовская трагедия для России.

Записные патриоты любят теперь кричать о том, что поддержка Россией Сербии в косовском конфликте есть истинное проявление нашей исконной православности, братской дружбы и памяти об общем панславянском союзе. При этом позиция Китая, совершенно согласная с позицией России, а местами и более жесткая, совсем не учитывает православности и братскости — от Китая до Косово расстояние почти как до Луны, а в отношении ментальности и общей религиозности — дистанция совсем уж огромного размера.

То же можно сказать и о Шри-Ланке, Новой Зеландии и Кубе — странах, также выразивших однозначный протест действиям самопровозглашенного государства. Говорить теперь о том, что вот эти 15−20 стран оказались более правильными в нравственном отношении, чем признавшие независимость, можно с большой натяжкой — в политике действуют иные принципы, далекие от нравственности. Скорее уместно говорить о том, почему каждая конкретная страна поддержала или не поддержала независимость Косово.

Урок для России

Россия по определению империя. Империя хотя бы по размеру, богатству природных ископаемых, наличию ядерного оружия, но главное, что у русского человека имперское сознание, которое решительным образом отличается от сознания гражданина небольшой страны.

Вместе с этим Россия — страна-победитель, у нас нет опыта поражения, мы не знаем горечи потери. Татаро-монгольское иго, польские интервенты, любые другие трагические страницы истории нашей страны всегда оказывались в прошлом, Россия всегда так или иначе побеждала внутренних и внешних врагов, сохранялась как страна. Даже Октябрьский переворот, хотя и стал несравнимой трагедией, не уничтожил страну, но после первых десятилетий неустроенности советская власть продолжила именно имперский курс развития истории. И поэтому нам невозможно понять сербов, у которых горечь поражения в крови. Сербия чаще проигрывала, чем выигрывала, чаще теряла, чем приобретала. С геополитической точки зрения нам, видимо, лучше, чем сербам, — Россию вряд ли кто будет беспардонно бомбить, вводить свои войска, отнимать принадлежащие нам земли — все же наличие ядерного оружия решает многие проблемы пока что. А вот с точки зрения духовной — еще вопрос, кому лучше.

У нас все очень спокойно, все наши проблемы — это проблемы утверждения имперского статуса, будь то наращивание вооружений, или энергетический диктат, или цена нефти. И поскольку перед Россией никогда на протяжении последних десятилетий не стояло вопроса потери самого святого, то оказывается, что этого святого у нас, по сути, уже и нет, чего не скажешь о Сербии. Что может отнять у России мировое сообщество, если оно того вдруг захочет, а власть вдруг это позволит сделать? Есть ли у России свое Косово поле? Нет у нас такого. И в географическом плане в нашей стране нет подобного места — Москва, как известно, не Россия, а в сознании большинства — другая страна, давно уже из себя святыни не представляющая.

Крым? Он нам нужен только как место бюджетного отдыха, равно как и, к слову сказать, Абхазия. Места боевой славы — Куликово поле, Чудское озеро, Бородино, Курск, Сталинград, — все это скорее удел курса школьной истории, чем реальные, живые названия в сознании современного человека. Что же касается некоего духовного «Косова поля», то и здесь все не очень гладко. Даже если верить статистике, которая говорит, что сознательных православных в нашей стране не более десяти процентов, то все же возникают сомнения в том, смогут ли эти десять процентов постоять за свою веру, зажечь в случае возникновения опасности остальные, допустим, шестьдесят процентов лояльно к вере относящихся сограждан.

Об уважении к государству, его праздникам, Основному закону, гимну и прочим атрибутам говорить вообще не приходится — каждый приличный человек считает своим долгом выразить свое «фи» происходящему сейчас в политическом дискурсе. При этом стоит отметить, что все вышеперечисленное — не бичевание общественных пороков, а констатация фактов, и на вопрос «кто виноват?» отвечать не так просто: все это случилось совсем не сейчас, состояние нашего общества в его агрегатном состоянии — следствие усилий не одного поколения. И поэтому сейчас у нас нет того, что так панически пытаются нам искусственно найти — какой-то аккумулирующей все здоровые силы в обществе идеи.

Продолжение следует…

http://www.taday.ru/text/108 353.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru