Русская линия
Правая.Ru Дмитрий Данилов16.04.2008 

Эпоха транспарентного вазелина

Не успел Джордж Буш объявить о конце «холодной войны» в Сочи, как Польша отказалась разговаривать о чем-либо с Россией, пока Украина и Грузия не вступят в НАТО. Это делает новую российско-американскую «оттепель» предельно прозрачной, когда предлагаемый нам «вазелин» для «смягчения» проникновения инфраструктур НАТО в наше пространство, следует называть своим именем

После встречи президентов России и США в Сочи 6 апреля в воздухе устойчиво витает какая-то нездоровая «оттепельная» лексика: «исторический прорыв», «транспарентность», «осторожный оптимизм"… Словно подписанная президентами «Декларация о стратегических рамках российско-американских отношений» что-то принципиально меняет по сравнению с предыдущими документами эпохи — «Совместного заявления» от 13 ноября 2001 года и «Совместной декларации» от 24 мая 2002 года о новых отношениях между Россией и США. Стратегическое партнерство, партнерство стратегическое… Те же яйца, вид сбоку. К тому же эти яйца, как бы это помягче сказать, с душком-с. Вот и на встрече в Сочи Джордж Буш долго убеждал Владимира Путина в том, что элементы американской ПРО в Польше и Чехии имеют сугубо оборонительный, а не наступательный характер, что НАТО не собирается нападать на Россию. При этом он намекнул о Польше и Чехии, что очень важно, чтобы «эти страны понимали, что Россия — это не враг, а страна, с которой можно работать». Не прошло и недели, как 9 апреля появилось заявление президента Польши Леха Качиньского о том, что его страна не снимет вето с начала переговоров ЕС и России по новому соглашению, пока Украина и Грузия не присоединятся к плану действий по членству в НАТО. Спрашивается, ну кто после всего этого поверит в новую «оттепель», в то, что на Западе решили пойти на компромисс с Россией?

Честно говоря, слово «оттепель» мне никогда не нравилось, потому что сам ее смысл основан на абсолютной ложности ощущения перемен. Слякоть — хоть зимняя, хоть шестидесятническая, она обычно между холодами бывает. Американские партнеры понимают наши озабоченности и искренне хотят их снять? Но у Буша в Киеве и Бухаресте были одни «искренние озабоченности», в Сочи — совсем другие. Триумфальной «порки» России после Бухареста у Буша не получилось — украинскую заявку в НАТО ни одна из стран Западной Европы не поддержала. А поддержали ее только сами США, Канада и восточноевропейские «пацаки». Но особенно радоваться по этому поводу не стоит. Во-первых, генсек Яап де Хооп Схеффер заявил, что эти страны все равно, рано или поздно будут приняты в НАТО. А во-вторых, «провалили» Украину с Грузией потому, что подлинным кукловодам «оранжевых» не хочется, чтобы «струну пережали» и чтобы в Киеве и Тбилиси произошли прорусские революции с консолидацией всех национальных антиоранжевых элит. Геополитическая логика со времен Бжезинского не изменилась — государства-буферы нужны только как буферы. Цепного пса не приглашают в дом, потому что его смысл заключается в том, что он должен лаять только в одну сторону.

Но в чем-то встреча президентов в Сочи действительно является исторической. Явно, что уже сейчас Джордж Буш-младший думает о своем месте в истории, тем более, что после иракского фиаско, экономического кризиса в США и незавидного титула «худшего американского президента в истории», Бушу похвастаться перед историей нечем. Хорошие отношения с Путиным и относительно ровные отношения Россией — вот те немногие козыри действительных достижений нынешней администрации, что пока еще остаются в рукаве бушевского пиджака. Буш хочет хотя бы немного обелить свое имя и остаться в истории, как «замиритель России» и как архитектор виртуальной российско-американской системы «беспрецедентно высокого уровня доверия». Ведь очевидно, что кто бы не пришел в Белый Дом после Буша, отношения с Россией вновь испортятся. Причем альтернатив здесь особых нет: Джон Маккейн — отмороженный на голову русофоб, у Обамы в советниках — Бжезинский, Хиллари Клинтон — это вообще Новодворская с тюнингом. Конечно, Бушу хотелось закрыть финальную страницу своей исторической роли триумфальным загоном Украины и Грузии в НАТО, но тут не подфартило с евроколлегами, которые пока еще не придумали, как обеспечивать свою энергетическую безопасность без добрых отношений с «неправильным» русским Медведем. Поэтому весь пафос американского президента направлен на категоричное заявление: «Мы потратили много сил, чтобы закончить холодную войну. Она уже закончилась. Многие думают что она продолжается, но это не так. Мы многое сделали, чтобы вести себя дружески», — заявил Буш. Иными словами, Буш говорит недвусмысленно: «Именно я, George W. Bush, закончил холодную войну! Я в истории! Аллилуйя!». Путин это тоже хорошо понимает и пытается использовать «оттепельный» вес своей фразы об «осторожном оптимизме» в свою пользу, как беспрецедентную готовность России «ударить по рукам», которую заведомо похоронят ноябрьские наследники Буша. Правда, у Путина, в отличие от Буша шахматных фигур на доске, которыми можно было бы пожертвовать, уже не осталось.

Кстати, на совместной пресс-конференции президентов было заявлено, что Россия и США договорились начать работу над новым соглашением после завершения в 2009 г. действия Договора о стратегических наступательных вооружениях. Американская сторона хотела бы в целом продлить его в существующем варианте, ограничив его действие только оперативно развернутыми боеголовками, то есть теми, которые непосредственно вмонтированы на носителях. Таким образом, документ не коснется складируемых боезарядов и самих носителей, с чем не согласна Россия. Более того, в отличие от России, США отнюдь не думают сворачивать производственные мощности для изготовления новых ракет. Поэтому, случись что — американе легко смогут поставить на «крыло» не только складские боеголовки, но и наштамповать новые. Возникает вопрос: куда двигаться дальше? Просто подтвердить нашу готовность вернуться к Договору от 2002 года о сокращении стратегических потенциалов и тупо идти в направлении «дальнейшего сокращения»? Все больше остается подозрений, что Россия и США дошли до определенного порога, когда уже чисто механическое «сокращение» без качественно иных мер не имеет ни военного, ни политического смысла.

Опять, же в подписанной Декларации на порядок больше места, чем проблемы ПРО и НАТО, уделяется сотрудничеству в области «мирного атома». Что-то засуетились американцы и как-то нездорово форсируют темы создания международных центров по обогащению урана, международного топливного банка МАГАТЭ и совместных российско-американских ядерных предприятий. Впрочем, суета их вполне объяснима: в сентябре 2007 года Россия заключила ультравыгодный договор с Австралией, которая лидирует по объему запасов урановых руд, на поставку в Россию урана на $ 1 млрд. Теперь же, по февральским американо-российским соглашениям, обогащенный в России австралийский уран Росатом планирует поставлять в США, которые не столько энергетически голодают, сколько опасаются, как бы урановый «привет от аборигенов» не попал невзначай в Иран.

Но что за «осторожный оптимизм» мы получаем в итоге? Взаимный военно-технический контроль над системой ПРО в Европе, постоянное присутствие наших офицеров на объектах в Чехии и Польше, «прозрачность» которых даже не оговаривается в документах? Или отмена поправки Джексона-Вэника, действие которой и без того автоматически прекращается при вступлении России в ВТО? И нам эту поправку как, по меткому выражению нашего президента, от мертвого осла «уши» впаривают в качестве некой разменной карты. Извините, над этим предметом уже мухи летают. Может быть апгрейд антитеррористического союза? Но что имеем в качестве бонусов с этого союза, кроме увеличения афганского наркотрафика через территорию России и новых баз США в Средней Азии? Но даже если эпоха «осторожного оптимизма» победит, то вопрос о русских офицерах на объектах ПРО в Европе — всегда решаемый. Причем, понятно, в какую именно сторону. Сегодня офицеры есть, завтра их могут «попросить». А объекты все равно остаются. Сегодня они «оборонительные», завтра — наступательные. И потом, если мы создаем глобальную ПРО, то возникает простой вопрос: против кого? В Иране даже по самым оптимистичным подсчетам всего лишь одну ракету с ядерной боеголовкой, способной ударить по Европе, способны сделать не раньше 2015−2017 гг., причем в количестве, достаточном для ядерного удара — намного позже. Руководство Ирана при всей неоднозначности их политических и идеологических платформ, далеко не самоубийцы, чтобы устраивать обстрел Европы. Да и на Земле у гипотетической глобальной ПРО вообще не будет противников, и в Вашингтоне это хорошо понимают. И как ее вообще можно создать без создания единого командования с НАТО? Кто вообще говорит о хотя бы попытках осмыслить юридическую базу для такого командования? И кто откроет для нас доступ к стратегическому управлению военными системами, принадлежащих западному военному блоку? Правильно, и я о том же.

Ясно, что очередной виток «партнерства», который имеет для России довольно эфемерные тактические плюсы, в стратегическом значении проигрышен. Нужно признать — поторопился Путин с предложением американцам Габалы. Не рассчитали последствий этого предложения путинские эксперты. То же самое, да еще в плохо проговариваемом формате теперь предлагают нам — убедиться в «мирных инициативах», в «прозрачности систем», на что российское руководство как-то очень быстро «повелось». А ведь американцы не дураки — они прекрасно чувствуют, что если Россию нельзя дожать железной политической хваткой, то ее можно попробовать задушить в объятиях очередной «мирной Анаконды». И ведь в отличие от Буша, Путину, как мастаку опции «fair play only» ответить на это без эрозии наших стратегических интересов и потери лица просто нечем. В Вашингтоне, наверное, сейчас смеются над нами. Они говорят: раз вы любите мир и честность — вот вам «прозрачный мир» и потом не говорите, что мы вам его не предлагали. А то, что будет потом, при следующем витке заведомой напряженности с США, будет представлено как очевидный результат «несговорчивости» и «агрессивной политики» Москвы. Путин так и не понял, что выигрывает тот, кто предлагает «габалу» последним.

Вот поэтому визит Буша в Сочи фактически возвращает нас в эпоху фантомов «партнерства» и «антитеррористического сотрудничества», лексику которых, нужно сказать, Москва в полном одиночестве автоматически повторяла даже тогда, когда ее не повторял никто и когда в этом не было никакой необходимости. А сейчас нам говорят, что да, есть серьезные трудности, но давайте их конвертируем в ценности «великого партнерства» начала 2000-х, когда была дружба, большой мир и большая жвачка. И давайте при этом не думать о потерях при этом переводе — ведь то, что мы теряем из уже достигнутого, гораздо тяжелее для нас обоих. Иными словами, вазелин из ушей уже лезет от этого «партнерства». Но игра по-честному тоже счет любит. Счет же этого «запаса доверия» по словам Буша таков: мы ушли из Восточной Европы за прямые гарантии от руководства альянса нераспространения НАТО на Восток. А взамен вся Восточная Европа, включая Прибалтику, оказалась в НАТО, да еще Украину и Грузию тащат туда же. Мы подписали договор о ДОВСЕ, который кроме нас никто не ратифицировал и не исполнял. Мы убрали свои базы и станции РЛС из Кубы и Вьетнама, взамен ни одна из сопредельных баз, как например, РЛС в Норвегии, так и не была закрыта, а новые американские базы появились в Средней Азии. Наши ракеты не направлены на города США еще с 90-х годов. «Мирные» американцы этого до сих пор не сделали. Нам цинично лгут, а мы пытаемся играть по правилам в игре, где все, кроме нас, играют по-своему. Когда же наша внешнеполитическая риторика прекратит себя подавать в пацифистском самоуничижительном ключе? Почему бы руководству России вместо слов об «осторожном оптимизме» не предложить Западу заведомо невыполнимую задачу? Например, взять и объединиться с НАТО, как СССР пытался предложить еще в 1954 году? А что, раз у нас цели «общие» и мы все так хотим прозрачности наших намерений и глобальной безопасности, то что может быть лучше вступления РФ в НАТО? Тогда исчезнут мотивы взаимного недоверия и с юридической базой общего командования проблем не будет. Тогда можно баз глобальной ПРО навтыкать хоть сто штук. И пусть они сидят и чешут свои брюссельские репы и вашингтонские початки, обдумывая наши предложения.

Но проблема как раз в том, что каждый в этой игре все понимает, что происходит на самом деле. Все понимают — кто почти загнан в угол, а у кого есть оперативный простор для любых действий. Поэтому нам и предлагают в очередной раз «вазелин», чтобы смягчить проникновение инфраструктуры НАТО в наше пространство. Чтобы мы по-прежнему ничего не замечали и повторяли, как попугаи в клетках галлюцинаторную лексику начала тысячелетия о «партнерстве» в тот момент, когда танки и самолеты НАТО громыхают уже вблизи наших границ, а кадры российского Генштаба и Главного штаба ВМФ сокращают и рвут на части. Чтобы «оттепель» прошла особенно незаметно для того, если кто-то вдруг почувствовал себя «транспарентно».

http://www.pravaya.ru/column/15 662


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru