Русская линия
Русский вестникПротоиерей Леонид Калинин14.04.2008 

Символ возрождения Руси — 1
Беседа с настоятелем московского храма Священномученика Климента протоиереем Леонидом Калининым

Недалеко от редакции «Русского Вестника», в многолюдном Климентовском переулке, что между старинными московскими улицами Пятницкой и Ордынкой, находится величественный храм во имя особо почитаемого славянами священномученика Климента, папы Римского, бывшего им задолго до отпадения католиков от Единой Святой, Соборной и Апостольской Церкви. В ежедневной суете большинство москвичей привыкло просто пробегать мимо этих дышащих стариной стен, не задумываясь о непростой судьбе этого православного храма. Однако еще в середине прошлого века это украшение Замоскворечья, без которого теперь уже его улицы не представляются, мог быть уничтожен. Будучи спасенным, здание, тем не менее, на долгие годы было отнято у православных христиан, поскольку в его стенах расположилось хранилище Ленинской библиотеки, и даже после возвращения храма Русской Православной Церкви книги продолжали находиться внутри него, создавая двойственную ситуацию. Только в этом году старая проблема, наконец, разрешилась, и нам стало известно об освобождении храма Святого Климента от «наследия» коммунистической эпохи. В связи с этим радостным событием с корреспондентом «Русского Вестника» поговорить о храме и его освобождении согласился настоятель храма протоиерей Леонид Калинин.

Отец Леонид: Процесс освобождения храмов, которые до сих пор полностью или частично занимаются учреждениями культуры, — очень сложный, потому что-то пленение, которому было подвергнуто все имущество Церкви в 20-е и 30-е годы ХХ века, в 60−70-е годы продолжилось в другой форме. Когда уже перестали размещать в монастырях тюрьмы и лагеря, оставшееся церковное имущество было передано как бы по принадлежности — в идеологическую сферу — в сферу Министерства культуры. Поэтому возникло много различных музеев, библиотечных складов и других учреждений культуры, которые заняли храмовые комплексы и монастыри. До сих пор многие церковные здания не освобождены, в частности, Андроников монастырь в Москве, где я много лет прослужил, до сих пор занят музеем имени Андрея Рублева, величественный Кирилло-Белозерский монастырь под Вологдой до сих пор в руках музейных сотрудников. Ну, а храм Святого Климента с более раннего времени был полностью загружен книгами библиотеки имени Ленина, что, собственно, в данном случае, оказалось промыслом Божиим, потому что судьба храма в 1934 году решалась просто: он должен был быть взорван, но благодаря Клименту Ворошилову, который был крещен когда-то в честь святого Климента, папы Римского, и благодаря академику Игорю Иммануиловичу Грабарю, который считал этот храм одним из самых уникальных и красивейших храмов Москвы, — вот благодаря этим двум людям, которые его не дали уничтожить, он и сохранился в первозданном виде, несмотря на то, что по плану Кагановича его определили в зону сноса. В то время решение заполнить его книгами было, пожалуй, единственно правильным решением. Оно было осуществлено, что позволило сохранить храм практически в первозданности до нашего времени. В общем-то, украдены были только светильники, кадила, церковная утварь, подсвечники — все это в неизвестном направлении вывезено. Скорее всего, если это были серебряные предметы, они были сданы в Гохран и уничтожены, проданы большевиками, как все, что они вытаскивали из церквей (большинство предметов было варварски растоптано, переплавлено, отправлено за границу уже в виде слитков металла, что нанесло непоправимый урон русской культуре).

Но, тем не менее, то, что имеем, то имеем,. а имеем мы много по сравнению с другими храмами. У нас сохранились пять уникальных иконостасов XVIII века — допожарной Москвы. Храм в пожаре наполеоновском не горел, хотя французские солдаты жгли там костры, обогреваясь от холода, но храм они сохранили, потому что он в какой-то степени казался похожим на их родные католические соборы западной Европы. Ну, в общем-то, он и является неким связующим между Востоком и Западом храмом: по архитектурному стилю, по стилю иконописания, как собственно, и сам святой Климент, который почитается одинаково и на Западе у католиков, и на Востоке в Православной Церкви.

— Что стало причиной такого высокого авторитета, который снискал святой Климент?

— Святой Климент является одни из великих святых: на уровне святителя Николая, великомученицы Варвары, Иоанна Лествичника. Очень он был почитаем в древней Руси. В каждом древнем русском городе был его храм, а точнее — не было такого города, где не было бы храма или придела во имя святого Климента. В частности, сохранившиеся, до нас дошедшие — храм в Новгороде, храм в Пскове, в Старой Руссе находился храм Святого Климента, в Ростове Великом находился предел во имя святого Климента, естественно, в Киеве и в Москве — на Варварке и в Климентовском переулке. Наличие такого храма в Москве дает нам очень веские основания предполагать, что на этом месте храм находился минимум 700 лет — гораздо больше, чем о нем свидетельствуют письменные источники, которые первые упоминания о Климентовском храме относят к 1612 году, когда войска Минина и Пожарского дали первый бой в Москве военным соединениям гетмана Хоткевича. Это был первый бой при Климентовской острожце, как он вошел в летопись. А сам храм, в деревянном виде, потом перестраивавшийся многократно, существовал гораздо раньше. И на всех планах и картах Москвы всюду на этом месте обозначен храм.

Такое почитание святого Климента в древней Руси обусловлено его огромными заслугами перед славянством. Несмотря на то, что это был святой I века, апостольского времени, так получилось, что он оказался покровителем славянства вообще, и в частности, именно Русской Церкви. Как известно, святые братья Кирилл и Мефодий, которые получили отказ в Константинополе на продолжение своих трудов — отказ в благословении славянской письменности, перевода Священного Писания на славянский язык, в очень удрученном состоянии приплыли в Херсонес. Местный епископ Георгий оказал им гостеприимство. Как и многие епископы южной части Европы, он находился в двояком положении, потому что с одной стороны был имперский Константинополь, а с другой — древний Рим, которые всегда спорили друг с другом о первенстве в делах церковных.

Когда святые братья Кирилл и Мефодий пришли в Херсонес, удрученные отказом Константинопольского Патриарха, они получили у епископа Георгия большую моральную поддержку. Он предложил им участвовать в праздновании памяти святого Климента. А известно, что в дни его памяти на протяжении почти 700 лет после его мученической кончины в 101 году море отступало, открывая вход в пещеру, где находилось тело священномученика Климента. Это чудо происходило каждый раз в день его памяти, но, начиная с 800-х годов, чудо прекратилось, и местное население, и епископ хотя и очень скорбели об этом, но, из-за прекратившихся морских отливов, входа в грот не обретали. И когда пришли Кирилл и Мефодий, в День памяти святого Климента (по нынешнему это 8 декабря) чудо морского отлива повторилось вновь, несмотря на более чем 50-летний перерыв, и, конечно, это вызвало огромное воодушевление и ликование участников этого события. Мощи были обретены в этот же день, бережно взяты из грота и перенесены в церковь в Херсонесе.

После этого Кирилл и Мефодий вместе с епископом Георгием приняли такое решение: раз Константинополь так упорно отказывает славянам в их праве на своем языке разговаривать с Богом, то они могут обратить к папе Римскому, в то время, без всякого сомнения, православному, первому по чести епископу Вселенской Церкви. Было написано письмо папе Адриану II, который с радостью воспринял весть об обретении мощей святого Климента и пригласил братьев Кирилла и Мефодия прибыть в Рим с мощами св. Климента.

Епископ Георгий получил мощную поддержку римских первосвященников в своих сложных отношениях с Константинополем.

— Почему святой Климент считается одним из основоположников Вселенской Церкви?

— Для христиан того времени святой Климент был самым первым устроителем Церкви: он установил фактически все церковное устройство, которое сейчас существует в православии. Он установил систему приходов, благочиния, деления города на округа, с поставлением викарных епископов, он установил порядки богослужений, правила облачения священнослужителей, основную дисциплинарную практику, и поэтому он по праву он считается главным основателем Римской Церкви после апостола Петра.

Святые Кирилл и Мефодий были встречены при входе в Рим с великим торжеством огромным крестным ходом, который возглавлял сам папа Адриан II, который лично встречал мощи святого основателя Римской Церкви.

С величайшим благоговением эти мощи были приняты в Латеранской базилике — древнейшей базилике Рима — Сан Джованни иль Латерано (святого Иоанна Крестителя). Была отслужена Божественная Литургия, и сам папа Римский Адриан II лично благословил святых братьев Кирилла и Мефодия, и привезенные ими с собой славянские книги, окропив святой водой.

С этого момента, собственно, начинается история славянской культуры, основоположником которой во многом стал святой Климент, папа Римский, потому что, если бы не его мощи и торжество с их перенесением в Рим, возможно, с Кириллом и Мефодием в Риме тоже никто не стал бы разговаривать, как поступили с ними в Константинополе. В данном случае повод был настолько серьезным, что отказаться от просьбы двух просветителей никто не посчитал возможным. Поэтому просьба была удовлетворена, а мы с вами получили источник и начало своей письменной культуры.

После благословения славянских книг Кирилл и Мефодий остались в Риме, причем Кирилл тяжело заболел и через два месяца скончался. Он был погребен в крипте храма Святого Климента, который так и называется — базилика ди Сан-Клементе, что находится недалеко от Колизея. До сих пор можно туда придти, спуститься в эту крипту и увидеть там место погребения святого Кирилла. А его младший брат Мефодий был рукоположен папой Римским во епископы и отправлен в славянские страны для проповеди.

— Эти события считаются первым великим чудом участия святого Климента в истории славянства вообще и в истории России в частности. Но было и второе чудо…

— Второе чудо его участия, не менее яркое, было связано с тем, что по прошествии нескольких месяцев после благословения славянских книг папа Адриан II отсылает в Константинополь главу святого Климента в серебряном ларце, с богатыми дарами и целой делегацией клира и прихожан с тем, чтобы умилостивить гордого Императора и Патриарха, которые отказали славянам в письменности, в то время как папа Римский разрешил.

Сто двадцать два года честная глава св. Климента находилась в Константинополе, после чего она была передана в дар недавно крестившемуся святому князю Владимиру, когда он приехал за своей невестой царевной Анной, сестрой Императора, чтобы обручиться и взять ее себе в жены…

По другим данным, честная глава святого была привезена св. князем Владимиром из Херсонеса. Но какие бы не встречались разногласия в преданиях тех древних времен, — Русь крестилась уже в присутствии этой святыни, то есть честная глава св. Климента была первой великой Апостольской святыней, которая была перенесена в пределы древней Руси. Соответственно, положена она была в Десятинной церкви в Киеве, а после этого и до сих пор хранится в дальних пещерах Киево-Печерской Лавры. Удивительные истории участия святого Климента в приобретении славянами своей письменности и становлении христианства на Руси обусловила его очень большое почитание на Балканах и в Древней Руси.

К тому же, почитание святого Климента связано с Житием святого, исполненным скорбями, разлукой с родными и их последующим чудесным обретением. С детства он был отлучен от матери, а потом от отца. А потом, чудным образом, с помощью своего духовного отца апостола Петра он обрел и мать и отца, оба они крестились, и семья была воссоединена. Вот это воспоминание чуда является основной фактической канвой Жития святого Климента, и он является одним из тех святых, кто помогает семьям воссоединиться, обрести мир и друг друга, поэтому очень многие люди именно ему молятся о таких вещах. Ну и, конечно, будучи святым апостольского времени, в полноте Благодати Христовой, он является близким и скорым помощником всем верующим людям, которые обращаются к нему с молитвой.

У нас на молебнах, которые мы служим святому Клименту, происходят удивительные чудеса, различные исцеления, или сбываются чаяния людей, которые кажутся несбыточными — явные факты действия Божественной благодати. Мне об этом говорили прихожане, да и сам я чувствую, что, действительно, святой Климент является одним из таких мощных покровителей, очень сильных и действенных.

Он сам был в жизни человеком исключительного мужества, прямоты, цельности, пламенной веры. Святость его была настолько велика и авторитет настолько непререкаем, что в то время, когда он жил в Крыму, например, местный эпарх жаловался императору Траяну, что он уже не может править Крымом, а правит им Климент, после чего, собственно, император, разгневавшись, отправил туда отряд воинов, чтобы убить святого. Приехав туда, отряд не смог выполнить приказа императора, потому что боялся, что их всех сразу перебьют, и тогда они обманом заманили его на корабль и, привязав к якорю, сбросили в воду. Вот такая была его мученическая кончина, именно в Крыму, где он основал множество храмов, где до сих пор действует храм его имени, вместе с храмом святого Апостола Андрея Первозванного.

Этот храм рубежа I—II вв.ека находится в Инкерманском Свято-Климентовском мужском монастыре, и в нем совершаются богослужения. Это самый древний храм Русской Православной Церкви. Более древнего храма не существует нигде: ни в Чернигове, ни в Киеве, ни в каких-то пещерах, — это все создавалось на тысячу лет позже. Свято-Климентовский мужской монастырь в Севастополе очень нуждается в помощи и поддержке наших читателей, не менее, чем храм, находящийся в Москве. Мы имеем прямые контакты со Свято-Климентовским мужским монастырем, общаемся с духовенством, обмениваемся визитами, хотим наладить постоянные паломнические связи.

А также в наших планах важная церковная задумка, которая вынесена на благословение Святейшего Патриарха. Мы хотим главу святого Климента, которая находится в Киево-Печерской Лавре (сейчас она положена в серебряный ковчег, необыкновенно украшенный в древнем византийском стиле) просить в Дни славянской письменности и культуры привозить в Москву, вспоминая то огромное значение, которое эти святые мощи сыграли в истории славянской письменности. Здесь при большом стечении народа будут прославляться Кирилл и Мефодий, а также святой Климент, который во многом содействовал в их важнейшем служении для всех наших славянских народов. Ну и после празднования мы будем возвращать святую главу в Киевскую Лавру, так чтобы святыня связывала наши народы, нашу Церковь, которая не должна быть разделена ни при каких обстоятельствах. Мы должны это единство не только на словах и в мыслях иметь, но и в делах, которые могли бы объединять нас. В частности, в таких переносах мощей из Киева в Москву и обратно, которые бы совершались ежегодно, и, соответственно, в молитвах тысяч людей, в единстве православных народов на нашем общем языке, в нашей общей культуре, основоположниками которой были братья-просветители Кирилл и Мефодий.

— Как все-таки удалось решить вопрос с освобождением храма?

— Если бы библиотека была более сговорчивой, то давно решился бы этот вопрос, но библиотека не спешила освобождать храм. А мы, в свою очередь, понимая, что все, что ни делается Богом, все — к лучшему, понимая свою немощь, неготовность к тому, чтобы сразу взяться за всю реставрацию этого колоссального храма (а храм Св. Климента является четвертым по размерам в Москве), не торопились, а молились.

Вообще нужно помнить, что Церковь не только должна восстанавливать стены храмов, их богатое убранство, а прежде всего заниматься тем апостольским делом, просветительским делом, воспитательным делом — общением с людьми и преображением людей действием Благодати Христовой.

Поэтому мы акцент делали именно на молитве: начали с молебнов на улице, потом вошли в храм. Первая литургия была отслужена на Торжество Православия в 2005 году; сейчас уже прошли годы, мы укрепились, все начинает складываться к тому, чтобы храм был полностью освобожден и реставрировался комплексно.

— Когда Вы только стали настоятелем этого храма, кажется, была попытка связаться с Г. Зюгановым, поскольку большая часть литературы — коммунистического толка.

— Я обращался к Зюганову и просил его забрать все, особенно собрание сочинений Ленина на казахском языке, которое там в 54 томах с золотым обрезом, по-моему, запрещенное к чтению в Казахстане. Да и вряд ли в России кто-то сейчас на это позарится, кроме, как мне казалось, партии коммунистов. Но они никак не отреагировали на нашу просьбу, хотя мы письменно обращались: не было даже ответа. Таким образом, все это тогда осталось на месте и сейчас вывозится, наконец-то, во временное хранилище Российской государственной библиотеки. Так что Геннадий Андреевич со своей партией может ознакомиться с трудами своих основоположников на разных языках мира вот в этих временных хранилищах. В храм мы уже за ними не приглашаем.

— Изначально храм должен был быть уничтожен благодаря стараниям Кагановича. У него вообще был колоссальный план по разрушению исторической Москвы?

— В общем-то, такая цель ставилась, и не как промежуточная, а как одна из основных целей, потому что правителям того времени надо было полностью исказить облик Москвы, превратить его в безбожный «город будущего». Сейчас это благополучно делают богатые инвесторы, которые портят Москву как только могут, а раньше это делала коммунистическая власть. Генеральный план развития Москвы, разработанный под эгидой Кагановича, пускал под снос большинство храмов города. Только деятели культуры, такие как Барановский, Грабарь, Анисимов, пытались спасти, что возможно, но их голос, конечно, тонул в общем гвалте, шуме, воплях этих нигилистов-революционеров, которые были готовы «весь старый мир разрушить» до основания, а затем свой построить, который по своему уродству не имел себе равных аналогов в истории человечества.

Конечно, их попытки, слава Богу, в большей степени провалились. Но храм Святого Климента был бы явно снесен, потому что он прекрасно виден из Кремля, буквально из окон Большого Кремлевского дворца, где все торжественные приемы проводились советской властью, прекрасно виделся храм Святого Климента с золотыми куполами, а они хотели видеть только конструктивистскую архитектуру «нового мира». Там еще был Щуко, Гельфрейх, Цадкин, Цейтлин, которые строили безобразные здания в стиле конструктивизма. В то время, когда речь шла о сносе храма, это архитектурное направление как раз преобладало.

Филипп ЛЕБЕДЬ

http://www.rv.ru/content.php3?id=7418


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru