Русская линия
Нескучный сад Борис Косинский,
Вера Лещенко,
Протоиерей Владимир Вигилянский
14.04.2008 

Прихожанин — не потребитель

18 апреля состоится судебное слушание по необычному делу: екатеринбуржец Алексей Конев остался недоволен тем, как отпевали его тестя, скончавшегося в августе прошлого года, после этого возглавляемая им общественная организация «Помощник потребителя» решила провести «проверку соблюдения прав потребителей» в Екатеринбургских храмах, и в конце концов подала в суд на епархию.

Алексей Конев в Бога не верит, но, как он сообщил НС, относится к верующим с уважением. Конкретные претензии к августовскому отпеванию — то, что отпевали сразу нескольких покойных (Конев полагает это «грубейшим нарушением»), то, что об этом не предупредили заранее («Если бы нас предупредили, я бы не согласился, и мы договорились бы об отпевании в другом месте»), и то, что священник после отпевания ушел, не выслушав претензий. Алексей Конев заявляет, что Церковь является таким же поставщиком услуг, как магазин, прачечная или турфирма и что «на Церковь распространяется действие закона о правах потребителей». Церковь, с его точки зрения, обязана «информировать потребителей о том, какую работу она выполняет, как она ее выполняет, должна иметь вывеску, табличку с режимом работы, стенд с указанием перечня религиозных услуг, их вид, качество, объем и так далее». Храмы других конфессий организация «Помощник потребителя» проверять пока не собирается.

В Екатеринбурге Алексей Конев известен разного рода исками — его организация специализируется на таких процессах «в защиту интересов неопределенного круга потребителей». Например, летом прошлого года иски были предъявлены ряду городских автосалонов и с некоторыми из них были заключены мировые соглашения — они касались оформления и наполнения информационных стендов, более подробного информирования клиентов об услугах и т. п. Действия Конева тогда были охарактеризованы в местной прессе как «потребительский терроризм». Конев и в этот раз намерен предложить на суде мировое соглашение, «по которому котором Церковь согласилась бы устранить недостатки своей работы, что не требует больших усилий».

Мы попросили прокоментировать ситуацию руководителя пресс-службы Екатеринбургской епархии Бориса Косинского:

— Борис Викторович, может быть, действительно в храмах нужно разместить стенды, где расписаны все таинства с подробным прейскурантом?

— Во всех храмах прихожанам доступна информация, где указываются примерные пожертвования за тот или иной церковный обряд или таинство. Этого достаточно.

— А как правильно работать с такими людьми — нецерковными (да и церковными), обижающимися на батюшек?

— Все зависит от человека. Если он хочет понять и разобраться, как устроена жизнь в Церкви, он сможет получить ответы на все интересующие его вопросы. Но если он приходит в храм как в химчистку или гастроном и, называя себя потребителем, требует выполнения услуг согласно прейскуранту, как ему например, объяснить, что душе покойного легче, если за нее молится как можно больше людей?

В Церкви есть свой порядок, свой уклад, согласно которому проходит ее жизнь. И заявлять, что нужно все менять так, как себе это представляет человек совершенно нецерковный, по меньшей мере невежественно. Он же не спорит с тем, что в больнице его просят сменить обувь или одеть бахилы только потому, что, например, привык везде ходить в сапогах? Он понимает — таковы правила больницы. Спроси: зачем они нужны — тебе все объяснят. Точно так же и в храме. Но если же ты никого не хочешь слушать — а именно об этом говорят действия Алексея Конева — и подаешь исковое заявление в суд, значит, не хочешь быть частью Церкви, а хочешь только перестроить все под себя. Но тогда зачем ты пришел в храм? Зачем тебе Церковные таинства, они же распространяются только на членов Церкви? Церковь, например, не отпевает некрещеных — потому что они сами не захотели войти в нее при своей жизни.

Объявляя себя «потребителем религиозных услуг», он сам отделяет себя от Церкви. Потому что в Церкви нет «услуг». Есть таинства и обряды, и ты по своей воле можешь пожертвовать за их исполнение, сколько считаешь нужным. Некоторые суммы указаны, но только для того, чтобы человек представлял себе размер пожертвований. Но если у него нет средств, человека окрестят, ничего с него не взяв. И точно так же отпоют усопшего, ничего не взяв с его родственников, если у них нет денег.

— Можно ли назвать решение Конева подать в суд на епархию предосудительным?

— Я не назвал бы его поступок предосудительным, скорее невежественным. Думаю, действия Конева можно считать рецидивом советской эпохи, когда обществу навязывалась мысль, что «наивный, глупый народ относит в храм свои трудовые копейки, а церковники на них жируют». Но на самом деле пожертвования Конева пойдут на нужды храма — то есть на реставрацию, на содержание приходской школы или на социальное служение (об этом упоминается в квитанции о пожертвовании, которые принято выдавать в Екатеринбургских храмах).

С другой стороны, действия Конева порождены современной ситуацией, когда некий круг людей вроде бы присматривает за порядком, а на самом деле старается сделать себе или своей организации пиар, занимаются саморекламой.

Юрисконсульту юридической службы Екатеринбургской епархии, Вере Лещенко поручено представлять епархию в суде. Вот что она ответила на наши вопросы:

— Каковы судебные перспективы дела, и согласится ли Екатеринбургская епархия на мировую с Коневым, если он сделает такое предложение?

— Я не могу спрогнозировать, каким будет результат судебного разбирательства, это решит суд. Но думаю, что судебный иск Конева юридически не обоснован. Он приравнивают Церковь к коммерческой организации, в частности прихожан называет «потребителями», таинства и обряды называет «религиозными услугами». По его мнению, даже должны быть расписаны все удары колокола, когда покойного выносят из храма. Считает, что с члены Церкви должны заключать договора на оказание так называемых «услуг». Но Церковь же не ритуальное бюро! Представьте себе такую ситуацию: перед таинством исповеди батюшка объявляет, что каждый прихожанин должен заключить договор на это таинство, иначе исповедь не состоится. Это же абсурд. И вот из таких несуразностей состоит все его исковое заявление. Вряд ли в этом случае можно говорить о каком-то мировом соглашении.

Почему прихожан нельзя приравнивать к потребителям, поясняет руководитель пресс-службы Московской Патриархии иерей Владимир Вигилянский:

— Прихожан нельзя именовать потребителями, поскольку вместе со священником они сослужители Христу. Иск Конева — это абсолютное непонимание сути того, что происходит в Церкви. Нельзя измерить мистичность священных служб, к ним нельзя к ним предъявить потребительский подход. Вообще сравнение Церкви с каким-то пунктом обслуживания потребителей кощунственно, и если речь не идет об очередном эпизоде давней борьбы правозащитников с Церковью, то мы имеем дело с совершенно невежественным, необразованным человеком. Действительно стоит призывать к введению Основ православной культуры во всех начальных и средних учебных заведениях, чтобы не было подобного рода невежества.

Я уже и не говорю о сути его претензий: там ничего не было сказано о небрежности молитвы, о сокращении молитвы, а массовое отпевание случается порой, особенно при наплыве усопших. Лучше, конечно, всегда проводить подобного рода обряды индивидуально, так же как и таинства крещения и венчания, но ничего страшного нет, если происходит совместное отпевание.

Подготовили Елизавета БУШУЕВА, Алексей РЕУТСКИЙ

http://www.nsad.ru/index.php?issue=9999§ion=10 000&article=884


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru