Русская линия
Одна Родина Виктор Пироженко14.04.2008 

«Новая украинская история» как операция по «изменению сознания»

В последнее время команда Ющенко предпринимает целую серию попыток принципиальной переоценки всей истории Украины. Официальная цель (как это следует из заявлений самого Ющенко и документов президентских структур) — формирование украинской политической нации (украинской национальной идентичности). Представление украинского президента о связанных с этим проблемах не только абсолютно не адекватно международным и европейским стандартам в области прав человека, но и резко расходится с насущными задачами объединения украинского общества.

В специальном докладе, подготовленном Национальным институтом стратегических исследований под руководством Секретариата президента Украины, описывается будущее украинской нации, а также представлены технология выращивания национальной украинской идентичности и инструменты её реализации. Основной инструмент — «новая национальная история Украины», призванная воспитать украинца как представителя «новой» нации.

Среди свойств «новой украинской нации», как она моделируется президентскими идеологами, — тотальное отчуждение от России, отказ от общей русско-украинской истории, которая переживалась нашими народами в общем государстве, полная переоценка роли русских и украинцев в истории, комплекс превосходства «новой украинской нации» над русскими — теми, кто, по уверению авторов доклада, всегда «угнетал» и «унижал» украинский этнос, «не давал ему подняться с колен» и проч.

Одно из ключевых утверждений доклада — есть «советская» история, и есть история «национальная»; здесь — «линия размежевания» общества.

Утверждается, что украинцы и русские не являются единым народом, что именно Украина, а не Россия — наследница Киевской Руси.

«Российскими теоретиками ХVІІІ-ХІХ столетий был разработан, а советскими идеологами расширен, стереотип, согласно которому Украинский народ рассматривался как «побочный продукт» исторического развития, возникший в условиях чужеземного литовско-польско-австрийского правления. В Российской Империи проявления политического украинства прямо связывали с «польско-немецко-австрийской интригой». Одновременно русский народ объявлялся наследником Киевской Руси, «великим народом», «богоносцем» в царские времена, а в советские — «оплотом мирового революционного движения», то есть народом со специальной исторической миссией «спасителя человечества». Внушалась мысль о позднем (не ранее XIV столетия) формировании украинского этноса, единственным желанием которого было как можно быстрее «воссоединиться с великим братским русским народом», — пишут авторы доклада. По мнению разработчиков документа, и сейчас в информационном пространстве Украины царит «тщательно разработанная и насаждаемая имперская мифология».

В качестве причин доминирования такой идеологии авторы доклада называют: «российские телесериалы, популярную музыку, где часто центральной является тема «российской доблести и славы», советскую символику, топонимику украинских сел и городов, которая до сих пор славит деятелей и события имперского и тоталитарного прошлого». Кроме того, в докладе подчеркивается, что в украинской академической и университетской среде «сохраняются исследователи и преподаватели с постсоветским и панславянским типом мышления».

«Нужно учитывать, что украинской нации была нанесена не вылеченная «национальная травма». Ведь речь идет не только про долговременную идеологическую обработку коллективного сознания украинцев, а и про беспрецедентное по масштабам физическое уничтожение во время советского периода наиболее активных, склонных к независимому мышлению представителей Украинского народа», — говорится в докладе.

«И календарь государственных праздников, и топонимика Украины, и мемориальные символы ее городов и сел должны быть решительно очищены от «реликтов» советского периода: праздников вроде Дня защитника Отчизны (23 февраля), памятников и названий, которые увековечивают и прославляют трагические для украинцев события и имена палачей Украинского народа», — заявляют авторы заказного «исследования».

Разработчики доклада подчеркивают также, что концепция двуязычия украинцев и «пребывание в границах «канонических территорий» московского православия» противоречат украинской национальной идее.

Обозначен и один из способов реинтерпретации украинской истории: «Осмысление украинским обществом явления Голодомора может стать переломным моментом» в деле «отрыва от советской версии истории, которая в официальных российских документах часто имеет название «общей истории».

Соответственно, Украина не должна предоставлять русскому языку статус второго государственного. Иначе настанет фрагментация национального коммуникативного пространства, углубление языково-культурного разрыва между городом и селом, Востоком и Западом Украины, постепенная изоляция рынков труда и образовательных услуг, снижение трудовой мобильности и конкурентоспособности граждан на территории собственного государства.

Бесполезно заниматься разбором нагромождений лжи и грубых подтасовок фактов, к которым прибегают авторы доклада по поводу того же пресловутого «голодомора» (который не был «геноцидом украинского народа» и вообще не существовал в масштабах, какие ему сейчас приписываются на Украине). Тем более невозможно понять логику войны, которую авторы доклада объявляют двуязычию, игнорируя факты всемирной истории, которые неопровержимо доказывают: именно знание двух языков резко повышает трудовую мобильность и конкурентоспособность людей.

Скорее следует разобрать концептуальную и методологическую убогость «национального украинского нарратива» (так в Докладе), и тогда станет понятна необходимость тотальной подтасовки фактов, без которых идеологические задачи галицийских этнонационалистов не могут быть решены в принципе.

Чтобы новая вульгарная версия «украинской истории» выступила орудием формирования украинской этнической нации в её галицийском варианте, понятия «украинская политическая нация» и «украинская этническая группа» должны быть принудительно совмещены, а за эталон «этнических украинцев» взято население галицийского края. Последнее обстоятельство исчерпывающе объясняет агрессивный, человеконенавистнический и антироссийский характер новой украинской идентичности, как она конструируется идеологами команды Ющенко.

Поскольку украинская нация в представлении националистов должна быть сформирована как сугубо антироссийская сила (отчуждение от России — главный конституирующий признак «новой» украинской идентичности), постольку главное идеологическое средство её формирования — история — неизбежно принимает антироссийскую направленность. Учитывая, что в области фактов материала для подкрепления выдвигаемых мифологических толкований нет, этнонационалистам предстоит колоссальная работа по сочинению мифов и легенд, из которых будет соткана так называемая «украинская» история. Раз русскую культуру считает для себя родной значительная часть украинцев (авторы доклада это признают!), ее следует демонтировать как содержащую «имперские мифы». Такова задача.

Чтобы оценить масштаб планов галицийской этнократической элиты, надо учесть, что будет сделана попытка подвергнуть переоценке буквально все: отношение к собственной истории, место Украины в мире, отношение к близким и дальним соседям, размещение народов и стран на шкале друг/недруг, союзник/враг, партнёр / конкурент. Готовится грандиозное «изменение сознания» нескольких десятков миллионов человек. Новая историческая мифология, какой станет «новая украинская история», если она когда-нибудь будет написана, не просто насквозь противоречива даже с точки зрения собственной логики — она должна кастрировать коллективную память народа: из «новой истории» должны быть вычеркнуты все трактовки и оценки, содержащие общий русско-украинский историко-культурный компонент.

В «новой истории» украинцы уже проживали в древней Руси и говорили на «староукраинском» языке, который наиболее полно сохранился…, конечно же, в Галиции. С 2000 года, в бытность Ющенко премьером, началась и по сей день тихо идёт реформа украинского языка на основе дореволюционных грамматик, составленных ополяченными галицийскими интеллигентами. Её цель — постепенное вытравливание из украинского языка общеродовой с русским языком лексики и позднейших заимствований.

В «новой истории» была «русская колонизация», а потом и «советская оккупация» украинских земель, а общий сюжет украинской истории сосредоточен вокруг «борьбы с Москвой за независимость», которая растянулась до 1991 года. Знаменательными датами этой «истории» станут происшествия вроде победы «украинских войск под руководством гетмана Ивана Выговского в битве под Конотопом». Соответствующий указ о чествовании в 2009 году 350-летия этого «события» недавно опубликован на сайте президента Украины. А в трагические цвета будут окрашены такие события, как несостоявшаяся победа шведско-мазепинского войска над русскими войсками под Полтавой.

Героями «новой украинской истории» будут фигуры, которые уже успели стать таковыми в Галиции, — гауптман СС Шухевич, Стецько (главарь провозглашённой во Львове 30 июня 1941 г. «Украинской соборной державы», встречавший хлебом-солью гитлеровские оккупационные части и славивший нацистский «новый порядок»; ему уже стоит памятник в г. Стрый Львовской области), Бандера (патологический садист, инициатор «волынской резни» польского населения в 1942−43 гг.: перед зверствами бандеровской ОУН-УПА содрогались даже эсэсовцы).

В «новой истории» не будет «трудностей», связанных с тем фактом, что просторы России осваивались и заселялись русскими и украинцами совместно. Не будет «проблем» с объяснением полноценного доступа к высшим постам империи и влиянием на основы российской внутренней и внешней политики малороссов — графа Разумовского, канцлера Безбородько и многих других. Подвергнутся «усекновению» фигуры таких выходцев из Малороссии, как фельдмаршал Паскевич, полтавчанин — любимец императора Николая I; Феофан Прокопович — верный соратник и сподвижник Петра I; Симеон Полоцкий, Епифаний Славинецкий, ставшие органической составляющей общерусской культуры.

Принципиально необъяснимыми в «новоукраинской» исторической интерпретации явятся факты службы малороссов в армии, что в России было позволено лишь государствообразующему православному населению.

Ирония ситуации в том, что сам проект «украинской идентичности» в версии Секретариата президента Украины стал лучшей иллюстрацией продолжения австро-венгерско-польской разработки «украинской идеи» второй половины XIX века. И направлена эта разработка против утверждения настоящей украинской этничности, исторически представленной центральной, надднепрянской Украиной.

Потому-то орудием подавления настоящего украинского, то есть малороссийского начала избрана героизация откровенно неукраинских фигур: польских или ополяченных земельных магнатов, казацкой верхушки (часто — это те же польские земельные магнаты), находившейся на службе у польского короля (почти все гетманы Украины), либо лиц галицийского, не украинского (не малороссийского) происхождения (Шухевичей, Коновальцев и галицийских националистов польского происхождения второй половины XIX в.), носителей языка и культуры, чуждых надднепрянской Украине.

Какую же «идентичность» (и на основе чего?!) породит это нагромождение националистических мифов, легенд и примитивных сказок? Как уже сказано, «изделие», которое должно из этого получиться, — «новая украинская нация» галицийской ультранационалистической выделки.

То есть на самом деле команда Ющенко выполняет политический заказ по разрушению уже существующей украинской идентичности — той, которая не является ни антироссийской, ни антирусской, которая не враждебна общей русско-украинской истории и культуре, но которая непреодолимо мешает утвердиться на украинских землях некоему действительно НОВОМУ политическому проекту.

Что же это за проект? Ответ очевиден. Комплекс идей радикального «украинского» (только в кавычках!) национализма — это проект галицийской этнической идентичности и галицийской же политической нации. От УКРАИНСКОГО в этом проекте не остаётся почти ничего, даже языка.

«Новая украинская история» насквозь антинаучна, как антинаучна всякая мифология. В воспитательном плане она будет уродовать психику подрастающего поколения, ибо, моделируя украинскую историю как череду трагедий, заговоров, моров (начиная с голодомора и заканчивая «заговором пятой колоны», то есть русских на Украине), она превратит украинскую молодежь в моральных уродов, закрепив в ее сознании патологический комплекс неполноценности и зоологическую ненависть к более успешным соседям.

Неизбежное сопротивление исторического материала идеологическому насилию оправдает в глазах идеологов-насильников самые чудовищные и бесчеловечные средства агитации, основанные на лжи и неразборчивости в выборе средств. В случае с Украиной это уже выливается в реабилитацию нацистских преступников (типа Шухевича и проч.).

Можно ли строить украинскую идентичность иначе? Не только можно, но и необходимо. И такая идентичность будет изначально содержать общерусский культурно-мировоззренческий компонент в качестве своей органической части. Любой конструктивный проект украинской национальной идентичности не может игнорировать наличия фундаментальных общих ценностей и огромного неразделимого культурного массива у украинцев и русских, созданный общей историей. Не может игнорировать историю общего государства — Российской империи и СССР, где украинцы были органической частью государствообразующего народа. Фактов, доказывающих данное положение больше, чем достаточно, — надо лишь захотеть их взять.

Реализация в условиях независимой Украины культурно-исторического и православного потенциала этнического ядра украинцев — центральной Украины (надднепрянщины) — неизбежно стала бы развёртыванием традиции, заложенной Богданом Хмельницким и общерусскими просветителями XVII — начала XVIII вв. Это традиция построения общей Российской империи, или, говоря современным языком, — сверхдержавы. В условиях XXI века развитие данной традиции привело бы к возникновению в том или ином виде (Содружество, конфедерация, Союзное государство) российско-украинско-белорусского объединения как преемника Российской империи в культурном плане и Советского Союза — в плане геополитическом.

В ответ на попытку насильственного «изменения сознания» целого народа под видом «новой украинской идентичности» следует провозгласить установку на «выдавливание из себя по капле галичанина и воспитание малоросса-украинца». Воспитание малоросса и формирование малороссийской идентичности — это возвращение к подлинной, органичной для украинцев идентичности с развитым общерусским компонентом.

http://odnarodyna.ru/articles/4/31.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru