Русская линия
Радонеж Сергей Худиев09.04.2008 

На прошедшей неделе (6 апреля)

В прошлую пятницу священник Олег Стеняев, выступая на пресс-конференции в Москве, отметил, что отсутствие религиозного образования — одна из причин пензенской ситуации. Как сказал священник, «Те, кто по собственной воле залез в землянку, явно не имели глубоких познаний о христианстве, ведь даже воспитанники воскресных школ могут отличить настоящую религиозную традицию от имитации традиции». Он также отметил, что что сегодня в России противодействием сектантству занимаются только энтузиасты: для властей такого понятия, как секта, не существует, а сама секта для них — «такая же религиозная группа, как и любая другая». «Религиозные группы» однако бывают очень разные. Неожиданное подтверждение этому пришло из-за океана. Американская полиция ворвалась на ранчо, принадлежащее мормонской общине, которая называет себя «Фундаменталистская Церковь Иисуса Христа Святых Последних Дней». В отличие от основной мормонской организации, которая уже более ста лет назад под давлением властей отказалась от многоженства, эта община продолжает практиковать подобные «браки». Сообщения о том, что некоторые из них имели насильственный характер, а «замуж» выдавали совсем юных девочек, еще детей, побудили власти вмешаться. Глава секты Уоррен Джеффс уже с прошлого года сидит тюрьме за принуждение четырнадцатилетней девочки вступить в брак с ее двоюродным братом, а также за участие в изнасиловании. Сейчас полиция обыскивает ранчо; оттуда вывезены 46 женщин и 137 детей, которым нашли временные места проживания.

Итак, религиозные группы бывают разные; и как-то ориентироваться тут надо, и простым гражданам, и СМИ, и властям. Как ни трудно бывает убедить некоторых из наших сограждан, что «ученье — свет, а неученье — тьма», образование тут необходимо.

В прошедший четверг Межрелигиозный совет России обратился к комиссару Совета Европы по правам человека Томасу Хаммарбергу с призывом не поддерживать организаторов гей-парада в Москве, который планируется провести 31 мая. В обращении, в частности, говорится: «Мы просим Вас не оказывать поддержки планируемой акции сексуальных меньшинств, которая может провести духовный и ценностный водораздел между Россией и Советом Европы… Со всей ответственностью заявляем, что убеждения большинства россиян исключают публичную пропаганду таких явлений, как гомосексуализм, признание государством однополых союзов в любой форме, принятие лицами нетрадиционной ориентации детей на воспитание, искусственное создание в обществе, в том числе у детей, положительного отношения к сексуальным девиациям через систему образования и СМИ. Насилие над совестью нашего общества в этом вопросе недопустимо и незаконно». Можно только согласиться с авторами призыва, но я бы обратил внимание на еще один аспект «борьбы за права сексуальных меньшинств». Про-гомосексуальная пропаганда построена на ряде подмен, и одна из них — подмена прав человека «правами» стиля жизни. Между тем права бывают у людей, а не у стилей жизни. Например, люди, страдающие алкоголизмом, обладают всеми человеческими и гражданскими правами; однако у самого по себе алкоголизма прав нет. Никто не обязан признавать алкоголизм «альтернативной формой здоровья»; никто не обязан поощрять марши алкогольной гордости; да и ограничения на рекламу спиртного никак не ущемляют права «алкозависящего меньшинства». Никто не обязан бороться с «алкофобией». Точно также никто не обязан принимать и поощрять упомянутое болезненное расстройство полового влечения.

Случай, который может показаться, на первый взгляд, курьезным, произошел в Екатеринбурге. Там в суд на Православную Церковь пожаловался правозащитник Алексей Конев. В августе прошлого года он заплатил деньги за обряд отпевания своего родственника, но качеством оказанной священниками услуги остался недоволен. По мнению Алексея Конева, «Церковь — это такой же исполнитель, как, например, химчистка или стоматологический кабинет». Удивительный парадокс, который можно видеть не только в этом случае — с одной стороны, люди не являются православными христианами, не разделяют и не желают разделять веры Церкви, с другой — желают ее молитв и таинств. Удивительно, зачем? Чтобы верить в необходимость церковных молитв, надо верить во Христа и верить в то, что это — Его Церковь. Алексей Конев не верит; что же ему нужно от Церкви?

Он излагает свои требования: «чтобы в каждой церкви был заведен так называемый „уголок потребителя“, аналогичный тому, что сегодня есть во всех торговых магазинах и павильонах. На специальном стенде должен быть указан перечень религиозных услуг, их вид, качество и объем. Кроме этого, у входа должна быть соответствующая вывеска и табличка с режимом работы».

Однако для верующего таинства и молитвы Церкви это никак не «услуги»; а зачем такие «услуги» неверующему, совершенно непонятно. С таким отношением — «ни во Христа, ни в Церковь я не верую, но сделайте мне в Церкви так, как я хочу» — приходится сталкиваться не только в этом случае. Увы, не один Алексей Конев ведет себя таким образом. Можно, конечно, заметить, что «дикий народ эти антиклерикалы», но это беда не только антиклерикалов. Одичание после долгих лет атеистической диктатуры затронуло всех; с одной стороны люди воспринимают Православную Церковь как в каком-то отношении «свою» (тот же Конев не лезет наводить свои порядки в Мечеть или Синагогу), с другой — совершенно не понимают, что такое Церковь в чем смысл того, что в ней совершается. Увы, беда не только в том, что люди являются дикарями в отношении традиции, сформировавшей национальную культуру; одичание зашло настолько далеко, что они даже не отдают себе отчета в своей дикости, и нимало ее не стыдятся. Что же, вернемся к словам о. Олега Стеняева о необходимости религиозного образования — дикарями быть все же нехорошо.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2684


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru