Русская линия
Аргументы и факты Дмитрий Рогозин03.04.2008 

Украина и Грузия — пушечное мясо на прилавке НАТО?

«Не все в мире готовы видеть и слышать уверенную в себе, амбициозную Россию», — Дмитрий Рогозин

Еще не так давно Дмитрий Рогозин был депутатом Госдумы и лидером оппозиционной партии «Родина». В сентябре прошлого года «АиФ» первым написал о его сенсационном назначении — постоянным представителем России при НАТО. Официально этот пост политик занял в январе 2008 г. Мы позвонили ему в Брюссель, чтобы расспросить об интригах предстоящего 2−4 апреля саммита глав государств Организации Североатлантического договора, встретиться с которыми намерен и В. Путин.

— Дмитрий Олегович, есть ощущение, что вас послали на работу в «логово врага»?

— Нет, натовцев я воспринимаю не как врагов, а как партнеров — пусть и непростых. Враг — тот, кто напал на твою страну или вот-вот собирается напасть. НАТО таких агрессивных планов не вынашивает. Другое дело, что не все здесь готовы видеть и слышать ту Россию, которая стала более уверенной и амбициозной. Над этим как раз и работаем.

База США — в Севастополе?

— От саммита НАТО в Бухаресте многие ждут новых козней — приглашения в ряды альянса Грузии и Украины…

— Я в это не верю. Здесь сидят опытные военные, которые прекрасно понимают: Грузия — страна с невнятными границами, раздираемая внутренними противоречиями. Зачем им проблемы г-на Саакашвили? Если он пытается привлечь военную силу НАТО для усмирения Абхазии и Южной Осетии, то в НАТО дураков нет. На Украине другая проблема: не более 15% её жителей стремятся под натовский зонтик. Остальные не хотят в случае чего стать пушечным мясом.

— А почему Россия так резко возражает против вступления наших соседей в НАТО?

— Украина и Россия — практически одна нация, у нас общие корни. И сложно представить, как та же Украина будет состоять в военно-политическом блоке, чужом для России… Вот Вы спросите НАТО, готовы ли они пригласить в свой состав Россию. От одного этого вопроса лбы поляков, например, или прибалтов испариной покроются. Поэтому двери НАТО для России плотно закрыты. Другое дело, что и мы туда не стремимся. Мы дорожим своей независимостью. Да и вообще: великие державы в альянсах не состоят — они их заключают.

НАТО для нас — это чужая военная машина, которая хочет припарковаться у наших ворот. Представьте только, что в Севастополе разместится американская военная база… Это не понятно не только мне, но и десяткам миллионов русских и украинцев. Чтобы обеспечить свою безопасность, Украине вовсе не нужно доказывать свою верность далеким от нее «атлантическим ценностям», направляя на верную смерть своих парней куда-нибудь в Ирак или Афганистан.

— Есть такая версия, что от расширения НАТО только скорее «лопнет» — превратится в громоздкую и недееспособную организацию.

— Кое-кто в коридорах НАТО рассуждает, что неплохо было бы включить в свой состав Афганистан и Израиль. Но уже сейчас эта организация — довольно рыхлая и разбухшая. Появление «новобранцев» из Восточной и Центральной Европы не могло не усилить внутренние противоречия. Пример — действия коалиционных сил в Афганистане. Некоторые натовские страны не хотят направлять своих военнослужащих в пекло борьбы с талибами.

Прогибаться не будем

— Стоит ли ожидать от В. Путина в Бухаресте продолжения его знаменитой мюнхенской речи, когда он раскритиковал политику Запада?

— Думаю, Путин выступит откровенно, но его слова будут предназначены исключительно для 26 пар ушей глав натовских государств, тех политиков, кто принимает решения. По традиции, совет Россия-НАТО пройдет в закрытом для прессы режиме, чтобы можно было без оглядки обсуждать конфиденциальные вопросы, не стесняясь в оценках.

— Ваш прогноз: при президенте Медведеве станут ли отношения России и Запада хоть немного мягче?

— Мягче — это значит, что какая-то сторона должна прогнуться. И, как правило, если вспомнить эпоху Ельцина или Горбачева, почему-то прогибались именно наши руководители… Я недавно видел выступление одной китайской циркачки — её позвоночник гнулся так, что у меня даже голова заболела. Но мы же не китайская гимнастка, мы не пластилиновые. Больше прогибаться не будем, пора выпрямиться во весь рост великой державы.

— Сам Путин сказал по этому поводу, что Медведев — такой же, «в хорошем смысле слова, русский националист», как и он сам.

— Да, в том смысле, что слово националист равнозначно слову патриот. Я Дмитрия Анатольевича знаю достаточно хорошо. Когда я возглавлял парламентскую фракцию «Родина», Медведев работал главой президентской администрации, и мы довольно часто встречались по вопросам законотворческой деятельности. Мы с ним практически ровесники, дети одной эпохи перемен. Он жесткий и последовательный руководитель. Да и роль Путина, как я понимаю, останется важной. Поэтому не стоит рассчитывать Чубайсу и прочим «казачкам», что Россия вновь начнет гнуться и шататься.

— Нас зауважали или стали бояться?

— Боятся или нет — не знаю, но, по крайней мере, с нами считаются. Все остальное — эмоции.

У кого там «мох на руках»?

— Став чиновником, вы не убили в себе политика? Не обидно ли, что ваша «Родина» бесследно растворилась в другой партии, а новый проект — «Великую Россию» — задушили в зародыше? Кстати, ниша легальной националистической партии осталась незанятой, и в последние месяцы мы видим рост стихийного национализма, в том числе кровавых нападений на мигрантов…

— Госдума сегодня уже не та, что была 5−10 лет тому назад. Реальная власть и полномочия переместились в исполнительные структуры. Политика — это способ изменения окружающего нас мира. Настоящий политик должен быть там, где он может полноценно реализовать свои идеи и принципы. Меня на эту работу пригласил президент Путин. В контактах с НАТО, видимо, ему понадобился политик с моим характером, опытом и убеждениями. Для меня эта работа — большая честь и ответственность, ибо нет более важного сегодня для моей страны, чем мир и безопасность.

Но я согласен с тем, что России нужна правая, национал-патриотическая партия. «Родина» сыграла свою роль — её идеями сейчас заражена сама исполнительная власть. Я думаю, идеология национального возрождения будет востребована Россией, и это произойдет тогда, когда публичная политика восстановит в нашей стране свои позиции.

— По-вашему, какой враг для России опаснее? Некие «темные силы» на Западе, мечтающие прибрать к рукам наши природные богатства — или свои же коррумпированные чиновники и олигархи, сосущие эти богатства изнутри?

— Главный наш враг — это мы сами. Точнее, наше долготерпение в отношении явных пороков нашего общества. А самый большой бич России — это, конечно, махровая коррупция. Вороватый чиновник — это всегда предатель своей страны. Его надо опасаться больше, чем союза НАТО, талибов и марсиан. В западных спецслужбах трудятся серьезные профессионалы. Они умеют использовать любой компромат на российского чиновника, любой «мох на руках». Моментально этих коррупционеров перевербуют и заставят работать в чужих интересах.

Поверьте: не воровать — это достаточно просто. К тому же чувствуешь себя намного комфортнее, спишь лучше… По правде говоря, мы — люди, занятые политикой — знаем друг о друге всё. Кто вор, а кто работает на страну. Так что было бы желание, а свернуть голову коррупции можно быстро и изящно.

http://www.aif.ru/article/index/article_id/17 053


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru