Русская линия
Русский вестник Людмила Фостер,
Николай Случевский
27.03.2008 

Американский потомок Столыпина

Прадед этого человека погиб в 1911 году, но его наследие и память о нём сохраняют не только родственники, но и самые разные люди, в разных странах мира.

Правнук Петра Аркадьевича Столыпина Николай Владимирович Случевский родился в Сан-Франциско, в Калифорнии, уже после войны и долгих мытарств семьи. Бабушкой его была старшая дочь Столыпина Мария Петровна, проживавшая после революции в Литве. В 1936 г. она с мужем, Борисом Ивановичем фон Бок, и дочерью Екатериной, будущей матерью Николая, отправились в Японию в гости к брату мужа о. Николаю фон Бок, иезуиту и профессору, до революции бывшему посланником России в Ватикане (кстати, книга его воспоминаий «Россия и Ватикан накануне революции: воспоминания дипломата» вышла в Нью-Йорке в 1962 г. в издательстве Фордамского университета, а Б.И. публиковал свои воспоминания о службе на флоте в Японскую войну в сборнике «Порт Артур», вышедшем в Нью-Йорке в издательстве им. Чехова в 1955 г.). В Японии они провели почти три года, а когда собрались вернуться домой в Литву, только что подписанный план Молотова-Риббентропа сделал это невозможным.

«Семья поехала в Польшу, где приобрели имение „Франческова“ и жили там до 1945 г. Там же моя мать вышла замуж первым браком, — рассказывает Николай, — и родился мой сводный брат, Герман фон Ренненкампфф. В 1945 г. муж Екатерины скончался, а семья была вынуждена бежать перед приходом немецкой, а позже советской армий. Во второй раз за менее чем 10 лет они вновь потеряли свой дом и имущество.

Они оказались в Австрии, где моя мать вышла замуж вторым браком за моего отца, Владимира, внука поэта Константина Случевского. А в 1948 г. семья бежала в Германию и попала в лагерь т.н. ди-пи (перемещенных лиц) в Мюнхене. Это был их третий и последний побег».

Так, многие эмигранты первой волны, бежавшие от советской армии из стран Восточной Европы, стали эмигрантами второй волны.

Однако на этом скитания семьи не закончились: в 1948 году они смогли уехать в Америку, в Сан-Франциско, где и родился Николай. Как и многим эмигрантам, не знающим языка, его родителям пришлось идти на первые попавшиеся работы; помощи ждать было неоткуда. Но уже в 1955 году отец устроился на работу по специальности инженера-механика в небольшом городке Конкорд вблизи Сан-Франциско.

Там не было русских, рассказывает Н. Случевский, и по воскресеньям я ездил в Сан-Франциско в приходскую школу при православной церкви. Мне это, конечно, не нравилось, так как я предпочитал проводить уикэнд, играя со сверстниками.

Благодаря учебе он сейчас прекрасно говорит по-русски, без всякого акцента. Знание русского языка помогло ему по окончании университета получить работу в 1994 году во французской коммерческой фирме «Рэми-Куантро груп» в Алма-Ате. А позже он занялся инвестиционным капиталом уже в России и часто ездит на родину своих предков.

Скончалась Мария Петровна в 1985 году в возрасте 99 лет в Сан-Франциско и похоронена рядом с мужем на сербском кладбище, где покоятся многие русские.

Николай сказал, что бабушка издала в Америке книгу «Воспоминания о моём отце, П. А. Столыпине». А в моей двухтомной «Библиографии русской зарубежной литературы, 1918−1968 г.» обозначено, что книга вышла в Нью-Йорке, в изд-ве им. Чехова, 1953, 347 стр. Указано, что она есть и в Гарварде, и в Библиотеке Конгресса. А в 1970 г. в Нью-Джерси вышел английский перевод.

— Николай, Вы говорили, что в России сейчас существуют два фонда с именем Столыпина. Почему два и чем они занимаются?

— Один из них входит в инвестиционный фонд — UFG Assets Management — бывшего министра финансов РФ Бориса Фёдорова. Думаю, что он так назвал фонд, будучи поклонником Столыпина. Он написал биографию Петра Аркадьевича, получившую признание даже от президента Путина. Фонд вкладывает иностранные и отечественные инвестиции в российскую экономику и управляет ими.

Второй — Фонд изучения наследия Столыпина — был организован в 2001 году в Москве. Он занимается чисто историческими и научными вопросами. Его основатель и председатель — Павел Анатольевич Пожигайло, а в совет директоров входит академик Валентин Валентинович Шелохаев. Цель этого фонда — знакомить учёных и политиков с программами столыпинских реформ. За это время было издано уже 13 исторических исследований. Устраиваются ежегодные съезды и встречи с людьми, которые интересуются реформами Петра Аркадьевича.

С законодательством этих реформ знакомы как нынешний президент РФ В. Путин, так и первый вице-премьер Д. Медведев — вновь избранный президент России. А также целый ряд интеллектуалов нового поколения, как, например, член Совета Федерации Михаил Маргелов. На меня они смотрят не только как на «потомка Столыпина», но и как на часть истории России.

— Так что Ваши частые поездки в Россию имеют двойную цель: деловую и историческую?

— А также и семейную: у меня в России есть родственники как со стороны Столыпиных, так и со стороны Случевских. В общем же, я считаю, что все мы, кому дорога Россия, должны сотрудничать и больше принимать участие в реформировании страны. Сегодня многие историки и наблюдатели считают, что старую Россию погубили не столыпинские реформы, а, наоборот, его убийство и прекращение его реформ.

— А ведь т.н. «архитекторы ельцинских реформ», Гайдар, Чубайс, прекрасно знакомы с реформами Столыпина, как было видно из их заявлений в документальном фильме Николая Сванидзе.

— Недавно мне представилась возможность спросить г-на Гайдара в частном разговоре: А не говорят ли ему, как когда-то говорили Керенскому: «Вот человек, который погубил Россию»? На что он обтекаемо ответил: «Да, всякое говорят».

— Николай, а как Вы думаете, почему ельцинские реформаторы не пошли по следу ТЕХ реформ?

— Распад Советского Союза был не столько политическим явлением, сколь экономическим. И если взглянуть на него под этим углом, то многое станет более логичным, так как цели экономических перемен фундаментально отличаются от целей реформ политических. Определённые лица извлекли невероятные блага из экономической либерализации, чему способствовало отсутствие крепкой юридической структуры. А страна много потеряла. Я бы сказал, что, судя по последствиям этой массивной «либерализации», такие реформы в отличие от столыпинских соответствовали интересам не широких масс, а финансовым интересам ряда могущественных лиц. Хотя в это время и находились серьёзные политические реформаторы, их голоса заглушили более влиятельные оппоненты при огромной помощи Запада. Нечто похожее на то, что произошло во время революции 1917 г.

— А есть у Вас какие-либо планы на будущее сотрудничество?

— У меня сейчас два проекта. Первый — это создание инвестиционного фонда с целью предоставления капитала для развития сети российских железных дорог. И второй — безприбыльный проект создать исследовательский центр, названный в честь моего прадеда, для изучения процесса реформ и того, как этот процесс подойдёт сегодняшней России.

На этом я поблагодарила Николая Случевского и пожелала ему успехов.

Людмила ФОСТЕР, Вашингтон

http://www.rv.ru/content.php3?id=7404


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru