Русская линия
Уфагубъ Николай Швецов26.03.2008 

Сожжение церквей это башкирская традиция?

Валидов — разжигатель

С недоумением встретила общественность республики оправдательный приговор поджигателю церкви в Баймаке бомжу-алкоголику, вернее, на кого списала башкирская «фемида» это преступление. Иного от них ожидать не приходилось. Настоящий Нюрнбергский процесс над режимом развернётся лишь после его падения. Все самые подлые, грязные и запутанные преступления будут раскрыты и разобраны, все совершавшие их получат по заслугам. Всё тайно станет явным.

Но, оказывается, поджоги православных церквей старая башкирская традиция. Не раз писалось о сожжении в 1773−75 гг. салават-юлаевскими шайками церквей в южноуральских горных заводах и самих заводов, об истреблении русских заводских рабочих вместе с их семьями. О том, что башкирские отряды сжигали православные храмы во время гражданской войны 1917−20 гг., было известно давно. Одно из таких сожжений в августе 1919 г. палач православного храма, вождь башкирских националистов Ахметзаки Валидов (в эмиграции Валиди) откровенно описывает в своих «Воспоминаниях».

«…Полк Муртазина мы нашли к востоку от станицы Кизильская и реки Яик в селе Ногайбак, где жили татары-христиане. Полк был сформирован из отважных добровольцев, но у них не было боеприпасов, и они изрядно пообтрепались. Я объявил им амнистию Башревкома. Все были рады. Ногайбаки были татарами, которых в царские времена насильно обратили в христианство. В церквах они молились по-татарски, но втайне считали себя мусульманами и дома совершали некоторые мусульманские обряды. Я им сказал: теперь вы свободны, нет необходимости скрывать религию, вы можете открыто быть христианами или мусульманами. Но они всё ещё не верили в революцию и не отказывались от церкви. Муртазинские солдаты сожгли церковью. Когда она горела, показались плачущие женщины. То есть, они достаточно привыкли к христианству, которое насильно исповедовалось здесь уже двести лет или привыкли к своему двурелигиозному состоянию. Они не принимали участия в нашем движении за автономию, национальные их чувства были стёрты».

Тоган Заки Валиди. Воспоминания. М., 1997. Гл. IV. С. 211.

Для справки: село Нагайбаково (Ногайбаково) находилось на территории Оренбургской губернии, сейчас это райцентр Нагайбакского района Челябинской области. Напрямую от Баймака это всего 125 км.

Поражает тот цинизм и будничность, с которыми виновник описывает это преступление. Поражает и ложь, которой он пытается оправдать сожжение храма. Во-первых: нагайбаки (или кряшены) татарами себя не считают, долгие годы они пытались восстановить право называться отдельным народом, и только в 2002 г. это им удалось. Во-вторых: крещены они насильно не были, а христианами были ещё до присоединения к России Казанского ханства. В-третьих: не было и нет у кряшенов никакого домашнего двоеверия, наоборот — это наиболее истовые и сознательные христиане, всеми очевидцами подчёркивалось, что их стояние в вере даже сильнее, чем у русских.

Могут возразить, что Нагайбакскую церковь сожгли солдаты Мусы Муртазина. Но ведь зажгли они её после зажигательной речи приехавшего командующего Валидова, «знатока истории и этнографии», подведшего их вплотную к этому шагу. До этого башкирский полк смирно стоял в селе, храма не трогая. Поражает безжалостность, с которой они это осуществили на глазах жителей села.

Боюсь, это не единственное сожжение православного храма валидовцами в те годы. Возможно, что-то осталось пока сокрыто в тени. Обращаюсь ко всем жителям Зауралья: как Башкирии, так и Челябинской и Оренбургской областей, не помнят ли они подобных деяний. К слову замечу, не известен ни один случай сожжения церкви татарами или мечети русскими в годы гражданской войны. Это было просто невозможно морально.

Николай Швецов, историк

http://www.ufagub.com/news/chronograph/1471/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru