Русская линия
Труд25.03.2008 

Нужно ли в школах обязательное преподавание истории религии?

Николай Погребняк, Протоиерей, председатель епархиального отдела по работе со СМИ Московской епархии:

— Введение духовно-нравственной культуры остро необходимо сегодняшним школам. Не знать собственных корней и при этом претендовать на статус гражданина — это политическое, историческое и нравственное безу-мие. Я принял бы протесты родителей, если бы этот предмет развращал детей. Естественно, что для преподавания нужны хорошо подготовленные учителя, может быть, даже выпускники специализированных вузов.

Борух Горин, руководитель департамента общественных связей Федерации еврейских общин России:

— Если с 1 сентября 2009 года в обязательную школьную программу будет включен новый курс «Духовно-нравственная культура», в рамках которого детям будут преподавать основы каждой религии по отдельности, то можно ожидать, что сбудутся наши опасения. Последствия этого могут быть опасны не только для представителей неосновных религий России, но и для православия; это бомба на десятилетия вперед.

Светлана Конеген, телеведущая:

— В качестве факультатива можно вводить такой предмет, но как обязательный — нет. Ведь Россия — многонациональное государство, и нельзя, просто невозможно навязать детям одни и те же ценности, стереотипы. Меня на месте этих детей, наверное, стошнило бы. Тем более в таких мегаполисах, как Москва, где люди разных конфессий живут на одной площадке, невозможно будет выбрать приоритетное направление в так называемом религиоведении.

Михаил Веллер, писатель:

— В наше время, отличающееся повышенной безнравственностью, нужно говорить школьникам о том, что хорошо и что плохо, давать им ясные представления о добре и зле. Моральный код един у представителей разных конфессий и даже у атеистов. Должны быть составлены учебники и хрестоматии с текстами из разных религий и заповедей. В противном случае учителя за маленькие деньги будут не очень грамотными и заинтересованными, и все выльется в очередной фарс.

Дмитрий Орешкин, политолог:

— Православная церковь не сможет подготовить квалифицированные кадры для преподавания этого предмета, а плохой учитель принесет больше вреда для религии, чем пользы. Самое интересное, что делаться это все будет на деньги налогоплательщиков, мои в том числе, хотя я против. Если бы мои дети учились в школе, я бы не поленился, пришел к директору и устроил разборку. А если бы мне было нужно, чтобы мои дети познакомились с религией, я бы нашел хорошего священника, чтобы дети с ним поговорили.

Павел Астахов, адвокат:

— Сами понятия «духовность» и «нравственность», присутствующие в названии предмета, шире, чем религия и вера. Об упадке нравственных ценностей в нашем обществе сейчас не говорит только ленивый. Поэтому введение такого предмета необходимо сейчас подрастающему поколению. От этих уроков никто не пострадает, и говорить о том, что будут ущемляться чьи-то права и религиозные чувства, — слишком большая натяжка и передергивание.

Елена Ханга, телеведущая:

— Если школьникам будут преподавать историю религий — это прекрасно, я обеими руками за. Но все зависит от уровня преподавания. Что касается того, должны ли преподавать в школах священники, то могу сказать: священники бывают разные. Если это хороший священник, который разбирается в истории, знает свой предмет и может заинтересовать ребенка, то почему нет?

Евгений Осин, певец:

— Если родители-атеисты не захотят отдавать своего ребенка на эти уроки, то это будет неправильно с их стороны. Они будут разлагать своего сына или дочь. Духовное воспитание — самое лучшее, в душе ребенка закладывается нравственность. Ничего плохого в таких уроках нет.

Елена Воробей, актриса театра и эстрады:

— Во-первых, это необходимо для того, чтобы добрее относиться к людям и к миру. Во-вторых, чтобы любить жизнь такой, какая она есть. Обязательно, чтобы такой предмет преподавал именно священник, человек с духовным саном.

Михаил Неструев, олимпийский чемпион по стрельбе:

— Такой предмет в школе необходим, потому что основы воспитания присущи любой религии. И, как говорится, чем раньше, тем лучше. На детях это отразится только с хорошей стороны. И мне кажется, что православие не станет единственным объектом изучения: скорее всего, будут рассматривать абсолютно все мировые религии.

Владимир Вишневский, поэт:

— Я видел по телевизору, как обучают политесу в адыгейских школах, например, как джигит должен относиться к девушке, и мне это понравилось. Другое дело, что в силу наших традиций и советского прошлого слова «духовность», «нравственность» вызывают легкое недоверие и рефлекторный скепсис. Но при этом я скорее за, чем против нового предмета.

Ирина Печерникова, актриса:

— Я сама верующий человек, и поэтому для меня изучение религии в школе в рамках нового предмета — это очень хорошо. Изучать православие нужно, так мы вспомним свои корни. Ведь раньше в школах России каждый урок начинался с чтения молитвы «Отче наш», и это было прекрасно.

Леонид Китаев-Смык, психолог Российского института культурологии:

— Именно религиоведение может дать основные представления подрастающему поколению о нравственном развитии, духовности личности. Вообще религиоведение — это некий вариант истории. Что касается выбора конфессиональных направлений в рамках изучения этого предмета, то все религии: православие, мусульманство, иудаизм — несут одинаковый смысл.

Гульнур Газиева, руководитель пресс-службы Совета муфтиев России:

— С самого начала речь шла о многоконфессиональном подходе в преподавании детям. А в итоге все свелось к тому, что будут учить школьников только православию, причем чуть ли не священнослужители этим займутся. Что касается распределения религиозных направлений по регионам — это окончательно разъединит Россию. Совет муфтиев считает, что этот предмет должен даваться в специальных, воскресных школах.

Борис Грачевский, режиссер:

— Детям такой предмет просто необходим. Они обязаны знать основные аспекты каждой религии. Но если будет преподаваться исключительно православие — это будет просто безобразием, дискриминацией по вероисповеданию. И закончится все как минимум конфликтом религий в стране. Естественно, что вести этот предмет должен историк. Никаких священников, мул, раввинов.

Елена Ханга, телеведущая:

— Если школьникам будут преподавать историю религий — это прекрасно, я обеими руками за. Но все зависит от уровня преподавания. Что касается того, должны ли преподавать в школах священники, то могу сказать: священники бывают разные. Если это хороший священник, который разбирается в истории, знает свой предмет и может заинтересовать ребенка, то почему нет?

Евгений Осин, певец:

— Если родители-атеисты не захотят отдавать своего ребенка на эти уроки, то это будет неправильно с их стороны. Они будут разлагать своего сына или дочь. Духовное воспитание — самое лучшее, в душе ребенка закладывается нравственность. Ничего плохого в таких уроках нет.

Елена Воробей, актриса театра и эстрады:

— Во-первых, это необходимо для того, чтобы добрее относиться к людям и к миру. Во-вторых, чтобы любить жизнь такой, какая она есть. Обязательно, чтобы такой предмет преподавал именно священник, человек с духовным саном.

Михаил Неструев, олимпийский чемпион по стрельбе:

— Такой предмет в школе необходим, потому что основы воспитания присущи любой религии. И, как говорится, чем раньше, тем лучше. На детях это отразится только с хорошей стороны. И мне кажется, что православие не станет единственным объектом изучения: скорее всего, будут рассматривать абсолютно все мировые религии.

Владимир Вишневский, поэт:

— Я видел по телевизору, как обучают политесу в адыгейских школах, например, как джигит должен относиться к девушке, и мне это понравилось. Другое дело, что в силу наших традиций и советского прошлого слова «духовность», «нравственность» вызывают легкое недоверие и рефлекторный скепсис. Но при этом я скорее за, чем против нового предмета.

Ирина Печерникова, актриса:

— Я сама верующий человек, и поэтому для меня изучение религии в школе в рамках нового предмета — это очень хорошо. Изучать православие нужно, так мы вспомним свои корни. Ведь раньше в школах России каждый урок начинался с чтения молитвы «Отче наш», и это было прекрасно.

Леонид Китаев-Смык, психолог Российского института культурологии:

— Именно религиоведение может дать основные представления подрастающему поколению о нравственном развитии, духовности личности. Вообще религиоведение — это некий вариант истории. Что касается выбора конфессиональных направлений в рамках изучения этого предмета, то все религии: православие, мусульманство, иудаизм — несут одинаковый смысл.

Гульнур Газиева, руководитель пресс-службы Совета муфтиев России:

— С самого начала речь шла о многоконфессиональном подходе в преподавании детям. А в итоге все свелось к тому, что будут учить школьников только православию, причем чуть ли не священнослужители этим займутся. Что касается распределения религиозных направлений по регионам — это окончательно разъединит Россию. Совет муфтиев считает, что этот предмет должен даваться в специальных, воскресных школах.

Борис Грачевский, режиссер:

— Детям такой предмет просто необходим. Они обязаны знать основные аспекты каждой религии. Но если будет преподаваться исключительно православие — это будет просто безобразием, дискриминацией по вероисповеданию. И закончится все как минимум конфликтом религий в стране. Естественно, что вести этот предмет должен историк. Никаких священников, мул, раввинов.

http://www.trud.ru/issue/article.php?id=200 803 250 520 803


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru