Русская линия
Фонд стратегической культуры Александр Крылов25.03.2008 

Чем чреваты для Москвы поиски «прецедента» в наркогосударстве Косово

21 марта 2008 года депутаты Государственной думы приняли заявление «О политике РФ в отношении Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья». Обсуждение документа было эмоциональным, страсти кипели. Накануне заседания председатель Думы Б. Грызлов даже пообещал, что текст заявления будет «достаточно категоричным» (правда, тут же пояснил, что только принятие решения о вступлении Грузии в НАТО заставит Москву признать независимость Южной Осетии и Абхазии).

Нельзя, конечно, сказать, что вся словесная решимость российских депутатов и на этот раз ушла в «пропагандистский свисток». Однако принятый Думой документ представляется куда более размазанным и беззубым, чем можно было ожидать. Вот его основные положения:

«Государственная дума ФС РФ заявляет, что после одностороннего провозглашения независимости Косово для РФ возникла необходимость корректировать свою политику в отношении Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, исходя из волеизъявления проживающего там населения…

Государственная дума уважает суверенитет и территориальную целостность Грузии и Молдавии в рамках их международно признанных границ. Вместе с тем депутаты Государственной думы считают, что начавшийся процесс признания Косово идет вразрез с нормами международного права. Абхазия, Южная Осетия и Приднестровье, построившие за годы своей фактической независимости демократические государства со всеми атрибутами власти, имеют гораздо больше оснований претендовать на международное признание, чем Косово.

Государственная дума обращает внимание, что по обе стороны российско-грузинской границы расположены Северная Осетия и Южная Осетия, в которых проживает один и тот же разделенный народ — осетины. В условиях, когда общепризнанные принципы международного права перестают быть незыблемыми, может возникнуть ситуация, когда на первый план выходит право народа на свое воссоединение.

Государственная дума полагает, что стремление Грузии вступить в НАТО является ее суверенным правом, но при этом отмечает, что Россия обладает правом на уважение воли и защиту своих граждан, преимущественно населяющих Абхазию и Южную Осетию и выступающих против вступления Грузии в эту организацию. Депутаты Государственной думы единодушны в своем стремлении, что взятый грузинскими властями курс на полную интеграцию в НАТО лишает Грузию возможности консолидировать территорию и проживающие на ней народы.

Государственная дума убеждена, что Российская Федерация должна решительно противодействовать любым попыткам внешнего политического, экономического и военного давления на Абхазию, Южную Осетию и Приднестровье. Депутаты Государственной думы обращаются к федеральным органам исполнительной власти с призывом усилить поддержку граждан Российской Федерации, проживающих в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье, рассмотреть вопрос об открытии российских миссий на территории Абхазии и Южной Осетии, изучить возможность введения на границе между Российской Федерацией и Абхазией, Российской Федерацией и Южной Осетией максимально упрощенного порядка пересечения границы. Одновременно с этим депутаты Государственной думы выступают за активизацию всестороннего социально-экономического и гуманитарного сотрудничества субъектов РФ с Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем.

Государственная дума заявляет о необходимости сохранения существующего формата присутствия миротворческих сил в Приднестровье и в зонах грузино-абхазского и грузино-югоосетинского конфликтов до их урегулирования на основе взаимоприемлемых договоренностей….Государственная дума обращается к правительству РФ с предложением активизировать усилия по обеспечению безопасности граждан РФ, проживающих на территориях Абхазии и Южной Осетии, рассмотреть вопрос о возможности усиления потенциала миротворческих сил в зонах грузино-абхазского и грузино-югоосетинского конфликтов, а также предусмотреть другие меры по обеспечению мира и безопасности в этом регионе.

По мнению депутатов Государственной думы, в случае возможного вооруженного нападения Грузии на Абхазию или Южную Осетию или шагов по форсированному продвижению Грузии в НАТО необходимо принять все меры для защиты граждан Российской Федерации, проживающих в Абхазии и Южной Осетии, и рассмотреть возможность ускорения объективного процесса суверенизации Абхазии и Южной Осетии. Депутаты Государственной думы, изучив обращения Абхазии и Южной Осетии, обращаются к президенту РФ и правительству РФ с предложением рассмотреть вопрос о целесообразности признания независимости Абхазии и Южной Осетии"1.

В ответ на робкое пожелание думцев «рассмотреть возможность ускорения объективного процесса» (?!) глава пресс-службы Госдепартамента США Шон Маккормак твердо заявил о поддержке территориальной целостности Грузии, а заместитель госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Д. Фрид подчеркнул, что признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии было бы «очень большой ошибкой, которая создаст для России большие проблемы». Прямо и без обиняков.

Реакция официального Тбилиси на думский документ была хладнокровной. На причину этого указал председатель грузинского парламентского комитета по внешним связям К. Габашвили. По его словам, в Тбилиси уверены, что Россия не решится признать независимость Абхазии и Южной Осетии, а акция Думы — не более чем «политический спектакль». Госминистр Грузии по вопросам реинтеграции Т. Якобашвили также «абсолютно убежден», что Россия никогда не признает независимость Абхазии и Южной Осетии, так как «это не входит в ее интересы».

Известно, что руководство Грузии уже много лет настаивает на полном пересмотре нынешнего миротворческого формата в зонах грузино-абхазского и грузино-югоосетинского конфликтов. В первой из них стабильность поддерживают Коллективные силы по поддержанию мира СНГ, укомплектованные российскими военнослужащими. Во второй — смешанный миротворческий контингент, состоящий из трех батальонов (российского, грузинского и североосетинского). В очередной раз М. Саакашвили поднял эту тему во время его недавней встречи с Пан Ги Муном, где он настаивал на том, что Россия, выйдя из режима санкций в отношении Абхазии, «потеряла право осуществлять миротворческую операцию» в регионе.

Заявление Госдумы не дало ответа на вопрос, на каком юридическом основании будет продолжаться миротворческая операция в Абхазии. Ведь с формальной точки зрения, односторонний выход России из введенного СНГ режима санкций по отношению к Абхазии поставил под вопрос и выданный этой организацией мандат на размещение Коллективных сил по поддержанию мира. Теперь Тбилиси может в таком же одностороннем порядке выйти из соответствующего соглашения и потребовать вывода российских миротворческих сил (МС). Скорее всего, этот шаг поддержат некоторые другие страны СНГ, к примеру, партнеры Грузии по блоку ГУАМ.

Вместо заявлений рекомендательного характера Госдуме следовало бы озаботиться выработкой законодательного документа, дающего юридическую основу для сохранения российских МС в Абхазии. Принятое ГД РФ заявление ни в какой мере такой основой не является — оно просто «перекидывает» проблему исполнительной власти, ну, а та не может принимать законодательные документы, подобные, скажем, «Федеральному акту об отношениях с Тайванем», принятому Конгрессом США в 1979 г.

В последнее время о Тайване как возможной модели отношений с постсоветскими непризнанными государствами вспоминают часто. До настоящего времени этот китайский остров остается протекторатом США — на основе «Федерального акта об отношениях с Тайванем», имеющего силу закона, в котором Тайвань обозначен как составная часть «системы регионального баланса сил» (наряду с Японией, Республикой Корея и Филиппинами). Согласно Акту, США обязаны оказывать Тайбэю военную помощь, если Пекин будет угрожать существованию Тайваня, а экономический бойкот или военная блокада острова будут рассматриваться как угроза безопасности Тихоокеанского региона.

Игнорируя подобный международный опыт, Москва рискует «заиграться» в дипломатическую игру, которая никак не повышает авторитет России в Грузии или Молдове, да и усиливает подозрения со стороны непризнанных республик.

Как показывают социологические опросы в Абхазии, идея воссоединения с Россией уже утратила свою прежнюю популярность в глазах ее населения, на смену ей пришла идея государственной независимости. Да и руководство непризнанных республик не стесняется больше проявлять явный скепсис по отношению к российской дипломатии. Комментируя принятое Госдумой заявление, спикер парламента Абхазии Н. Ашуба констатировал, что граждане Абхазии пережили «определенное разочарование», так как они ожидали, что Госдума «по крайней мере, выскажет более радикальное мнение».

«Мы оказались заложниками сложившейся ситуации, — подчеркнул Н. Ашуба. — Если нами будут постоянно манипулировать…, мы будем также обращаться к другим странам мира. Например, к странам СНГ, европейским странам».

После распада СССР «герои» эпохи ельцинизма высокомерно полагали, что постсоветские республики от России «никуда не денутся». Время показало, что они, мягко говоря, очень заблуждались.

Пророссийская ориентация Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья не является раз и навсегда данной. Чтобы симпатии народов этих республик к России сохранились, российской дипломатии нужно перестать играть в игрушки и, в частности, отказаться от игр с судьбой и жизнью проживающих на этих территориях людей, — в большинстве своем пожелавших стать и ставших гражданами России.

Пока Москва неуверенно ищет «прецеденты» для выстраивания своей политики в отношении СНГ то в наркогосударстве Косово, то где-то еще и не хочет вспомнить об особой роли и ответственности Российской Федерации как правопреемницы СССР и Российской империи, проблема непризнанных постсоветских государств решения иметь не будет, а российское геополитическое пространство будет катастрофически распадаться.



1 www.regnum.ru/news/975 032.html

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1307

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru