Русская линия
Православие и современностьПротоиерей Артемий Владимиров20.03.2008 

Ошибки, которых можно избежать

Бывает ли так, чтобы молодой человек, начиная свою профессиональную деятельность, был в ней совершенно свободен от ошибок? — Вряд ли это возможно. А если речь идет о профессии, требующей всецелой отдачи, о такой, которой не научит учебник, сложной, как сама жизнь? Если называется она пастырство? Да, к сожалению, и священник, только-только вступающий на поприще своего служения, совершает ошибки. Иногда — не очень большие, иногда — крупные, порой — трагические. И самое главное — каждая из этих ошибок обязательно связана с другими людьми, чревата какими-то последствиями и для них, ведь все, что делает пастырь, не может не отражаться на его пастве. Однако разговор об ошибках по-настоящему оправдан, пожалуй, лишь в двух случаях: либо когда мы хотим их исправить, либо когда желаем их избежать. Мысли известного московского священника, настоятеля храма Всех Святых, что в Красном Селе, протоиерея Артемия Владимирова, которыми он делится с нами, как раз такого рода. Для кого-то они послужат предостережением, а кому-то помогут понять свои ошибки и впредь их не допускать.

…Духовные трудности нашего времени, ощущаемые верующими, в значительной степени связаны с тем, что иные батюшки не имеют духовников, многие священники, особенно молодые, новорукоположенные, предоставлены самим себе.

Действительно, при всем уважении и благоговении перед самим рукоположением и даром Божией благодати, харизмой священства, все-таки заметим, что молодые священники зачастую напоминают щенят, брошенных в ведро с холодной водой. Не будем забывать, что многим нашим батюшкам еще расти и расти до достижения ими канонического возраста — 30 лет, — когда по правилам Церкви и подобает благоговейнейшему диакону быть рукоположенным во иерея.

Безусый и безбородый приходской пастырь с нежным пушком на щеках; матушка на клиросе, успевшая уже выучить четыре из восьми церковных гласов; полторы старушки, превозносящие батюшку до небес, почитающие его ангелом, снизшедшим с горних сфер, дабы… получить сторублевик после совершенной им общей исповеди; захожане, беспорядочно толкающиеся в притворе, не знающие, когда входить в храм Божий и когда выходить из него… Картина представляется почти завершенной.

Между тем священнику как никому иному важно осознать себя сыном, а не пасынком Матери Церкви. Важно быть послушным Церкви и готовым день за днем черпать сокровенную в ее Предании премудрость. Ведь батюшка — как бы расторопен, находчив, умен он ни был, — призван учить, говорить, действовать не от себя, но от мудрости святоотеческой. Призван не учить чему-то новому, но возвещать учение Христово, прежде него изъясненное, истолкованное святыми отцами, запечатленное в нравственных правилах, канонах Матери Церкви.

А иначе… иначе мы волей-неволей окажемся свидетелями самых разнообразных, иногда смешных, а большей частью печальных явлений, сценок и драм приходской жизни.

Об ошибках при совершении Таинств

Вот священник, который умудряется совершать венчание в субботу, под воскресный день, сообразуясь с гражданской церемонией и пренебрегая церковными правилами. При этом, венчая незадачливую пару, он забывает вопросить вступающих в брак об их свободном желании, произволении и готовности нести супружеский крест, и таким образом они венчаются без клятв взаимной верности.

Вот батюшка, который, совершая Крещение над взрослыми людьми, не озабочивается вопросить их о прежде содеянных грехах, как бы и не помня, что именно это делал святой Иоанн Предтеча на Иордане, готовя души человеческие к Крещению водою и Духом, Крещению Христову.

Вот пастырь, который, предстоя на исповеди, совершаемой во время Божественной литургии, ограничивается только общим наименованием греха, но не считает нужным всмотреться в совесть каждого из подходящих к нему. И таким образом берет на себя чужие нераскаянные грехи, ибо допускает до Причастия людей, совершенно запутавшихся в вопросах супружества, не различающих между супругой и наложницей, а то и провозглашающих мусульманскую широту жизни и оправдывающих собственную развращенность.

А ведь священник должен ясно представлять себе нравственное состояние каждого из подходящих к аналою с Крестом и Евангелием. И это возможно для любого, даже начинающего пастыря, если он попросит прихожанина назвать главные грехи, обнажить главные язвы кающейся души.

Некоторые прихожане спрашивают: «Можно ли мне приступить ко Причащению Святых Христовых Таин, не будет ли Причастие во осуждение?». Нет, не будет, если ты… Во-первых, веруешь, что в Чаше обретается самое пречистое Тело и самая честная Кровь Господа нашего Иисуса Христа. Во-вторых, называешь, исповедуешь все, что у тебя болит, не скрывая ничего из кровоточащих ран своего сердца. Ибо, обнажая эти раны, ты выражаешь готовность, желание исправляться, прося при этом у Бога помощи.

Если же человек приобщается Святых Таин, не веруя в Них, не веруя, что он соединяется со Христом и по Божеству, и по человечеству, если он «одно пишет, а два оставляет в уме», вершки называет, а корешки замалчивает; если он лишь констатирует свою испорченность, но при этом оставляет за собой право поступать еще хуже, то, конечно, Святое Причащение не просвещает, а опаляет и даже сожигает его совесть. Отчего, говорит апостол Павел, многие из нас болеют и даже умирают, «не рассуждая о Теле Господнем» (1 Кор. 11, 29).

О подготовке к священству и трудностях в служении

Желающему стать священнослужителем должно готовится к своему служению заранее, сообразуясь с канонами Матери Церкви, которые весьма строги в отношении к кандидатам в священство. Ибо одного желания быть священнослужителем недостаточно. Церковь при этом требует еще и непорочности, чистоты душевной и телесной.

Самое сложное для священника — это отсутствие духовного кормила и ветрила, когда остается лишь учиться на отрицательных примерах окружающих собратий, не осуждая их, но поступая вопреки тому, что открывается нашим очам. Ибо не секрет, что иные многие молодые пастыри ломаются и заглушают в себе «души прекрасные порывы», будучи расслабляемы неблагоговейной, корыстной, далекой от горячности апостольской веры обстановкой и атмосферой на сложившихся приходах.

Впрочем, мне не хотелось бы, чтобы меня сочли пессимистом и Чацким, обливавшим всех горечью презрения… Вместе с праведным отцом Иоанном Кронштадтским я, недостойный священнослужитель, пою гимн Матери нашей Церкви и исповедую, что Ее свет и тепло, источником которых являются Тайны Церкви, никогда не оскудеют!

Даже если не вдруг и не сразу мы, молодые пастыри, встретим старшего, опытного, благоговейного собрата, который может поделиться с нами драгоценными крупицами своего внутреннего опыта, нам следует приобщаться премудрости церковной, усердно читая святоотеческие толкования и писания, книги по пастырскому богословию.

Вот некоторые из них: книга митрополита Антония (Храповицкого), написанная в начале позапрошлого века, книги архимандрита Киприана (Керна), богослова русского зарубежья, архимандрита Константина (Зайцева), клирика Русской Церкви Заграницей. Очень полезно читать жизнеописания подвижников благочестия, черпать духовный опыт из дневника отца Иоанна Кронштадтского, знакомиться с «Настольной книгой для священнослужителя». Так важно обрести златую нить, путеводную звезду, освоить нравственное Предание Церкви во всей полноте его канонических определений, правил, символических книг Церкви, ставя, конечно, во главу угла Священное Писание!

Представим себе молодого батюшку, имеющего самые искренние намерения, читающего святоотеческую литературу… Его отправляют на приход. Батюшка попадает в водоворот жизни городского храма, где его встречает множество незнакомых проблем в области супружества, воспитания и образования детей, он не может найти подходы в общении с питомцами воскресной школы, он не знает, как научить старушек исповедоваться конкретно, а не общо. Но… пастырская любовь, она подыщет слова.

Если есть пастырское воодушевление, если есть признательность Богу, даровавшему благодать священства, если есть живое участие по отношению к людям, если батюшке интересна судьба человека, то все получится… Если молодой, исполненный сил и благонамеренности пастырь, имеющий под боком чудную матушку, которая совмещает в себе функции и клироса, и стиральной машинки, притом владеет тайнами кулинарного искусства… если такой батюшка отдаст хотя бы половину своих сил созиданию прихода — может быть, история и не сохранит для потомков его имя, может быть, он и не дождется сразу медали или ордена от епархиального начальства, но народ поймет, оценит и полюбит иерея Божия. И понесет батюшке, не заботящемуся о завтрашнем дне, сахарную голову, общипанную курицу с лапками, торчащими из домотканой сумки, четыре-пять десяточков парных яичек, подведет батюшке на двор и иномарку, лишь бы он, милый, побыстрее доезжал до своих прихожан причащать их и соборовать. Священник в России не останется забытым никогда! Лишь бы он сам не забывал Бога и оставался дитятею во Христе не по уму, а по сердцу, то есть начинал и завершал свой день благодарением Отца Небесного за все Его тайные и явные милости.

Пастырь и пасомые

Священник, стоящий на исповеди, должен, по заветам святых отцов, являть собою даже в улыбке и в выражении глаз благость Отца Небесного. Нам нельзя на исповеди хмуриться, нельзя проявлять раздражительность и нетерпеливость, мы должны встречать каждого, приходящего на исповедь, как возлюбленное чадо Божье.

Никому «не давить на психику» — говоря современными словами, — ни от кого ничего не требовать, но радуясь с радующимися, плакать с плачущими, стараясь прикоснуться нетленным прикосновением пастырской любви к человеческому сердцу. А ведь оно никогда не останется безучастным, но, почувствовав, увидев, услышав пастырскую нелицемерную заинтересованность и внимание, тотчас отзовется готовностью к исправлению.

Бывает, молодому пастырю не во всех жизненных ситуациях ему достанет личного опыта. Но священник — это не Остап Бендер от Православия, чтобы ему что-либо выдумывать и высасывать из пальца. У батюшки под руками требник, где от святых отцов написаны в последовании к исповеди все правила, дабы (и не употребляя их в полном объеме) напоминать-таки христианам, как Церковь относится к злохитростям против зачатия, как она бережет дар материнства, как она строго наказывает любителей оккультных наук, обольщающих сегодня наших соотечественников и заражающих их беснованием в награду за маловерие и духовное двурушничество.

Особое попечение нужно проявлять о молодежи. «Прикормить» подрастающее поколение, поделиться с ним последними книгами, дисками, кассетами, предложить молодежи сходить вместе с батюшкой в поход к срединному течению Волги и там, выстроив шалаши, рыбачить с нею, используя все законные методы улова стерлядки и хариуса. Словом, необходимо разрушать то средостение, те преграды, которые разделяли в советское время пастырей и пасомых, чтобы воцарилась атмосфера взаимного интереса, приязни, доверия и любви.

Заветы молодым священникам

Пастырь, береги себя от сознательно совершаемых грехов.

Пусть никогда монетка не прилипает к твоей запотевшей от пастырских трудов ладони.

Относись к своей матушке как к прекраснейшей из всех женщин в мире и не забывай преподносить ей ароматные, свежие цветы не реже, а если можно, чаще, чем раз в месяц.

Помни, что твои собственные дети — это визитная карточка твоего священства.

Никогда не приступай к Божьему Престолу, как мастеровой к станку, но уподобься Моисею, ставшему перед горящею купиной и услышавшему слова Божьи: «Моисее, сними сапоги с ног твоих, ибо земля, на которой ты стоишь, есть земля святая» (ср.: Исх. 3, 5).

Не считай себя, батюшка, умнее и талантливее, образованнее собственного архиерея, но, избегая пионерской психологии, старайся быть послушным велениям благочинного, священноначалия. Не опаздывай на епархиальные собрания. Не забывай сердечно поздравить архиерея в день его Ангела, ибо это не угодничество, не ласкательство, не лизоблюдство, но проявление сыновней любви к своему отцу.

Старайся общаться со своими собратьями не в духе высокомерия, но искренне радуйся тому, что ты не один обрабатываешь Божий виноградник. Ибо где двое или трое батюшек соберутся во имя Господа, там и Он среди них.

Не усердствуй особенно за ужином, потому что ужин, по древней пословице, надо отдавать нашим заокеанским политическим партнерам.

Ведай, что исполняемое тобою молитвенное правило — утренние и вечерние молитвы, канон с молитвами ко Святому Причащению — суть крылья вдохновения, имея которые за спиной, ты сможешь с дерзновением сказать пастве: «Пора брат, пора… туда, где гуляет лишь ветер да я». И, действительно, тайный личный подвиг благочестия для священника — это оселок, стержень, основа его бытия.

Если можешь, дорогой батюшка, не теряй чувства радости, признательности и благодарности Живому Богу. Знай, что ты — представитель не специальности, не профессии, не ремесла, но Призвания, выше которого нет ни на земле, ни на небе.

Ну, а в заключение, собрате, давай напишем с тобою над скромной кроватью, где ты упокоеваешься после дневных трудов, грозное, но спасительное изречение святителя Иоанна Златоустого, патриарха Константинопольского. «Не думаю, — говорил святитель IV столетия, — что многие священники спасаются». И понятно: ведь пастырство требует от священника колоссального жертвенного труда, внимания, постоянства, дабы никто из нас не болел головокружением от мнимых успехов, но каждый сознавал себя пусть негодным, но инструментом, орудием в руках Божиих, ничего не приписывая себе, все относил ко Господу, даровавшему нам благодать священства.

Священнику нужно постоянно сосредотачиваться на хождении пред Богом, на желании прославлять Господа своего словом, мыслью и всяким действием; прославлять Его в душе и теле своем.

Вот это хождение пред Богом, молитвенное призывание Господа, память о Нем поможет священнику сделать невозможное: находиться с собственными детьми, читая им букварь, и в это же самое время ходить по нулевому циклу будущего храма, беседуя на молдавском языке с нанятыми по случаю рабочими, в это же самое время ехать к архиерею с отчетом о проделанной работе и в это же самое время читать наш журнал «Православие и современность» и даже… помолиться за недостойного автора нынешней публикации, протоиерея Артемия Владимирова.

Записала Анна Гусева

Православие и современность N4, 2007

Протоиерей Артемий Владимиров родился в Москве в 1961 году. В 1983 году закончил филологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, преподавал русский язык и литературу в Математическом интернате имени академика Холмогорова при МГУ, а также в Московской Духовной семинарии и Академии. В 1987 году состоялась дьяконская хиротония отца Артемия, во священники рукоположен в 1988 году. Свое служение начинал в храме Воскресения Словущего в Брюсовом переулке (бывшая ул. Неждановой). В 1991 году поставлен настоятелем храма Всех Святых бывшего Алексеевского женского монастыря, что в Красном Селе. Автор многих литературных произведений, в числе которых несколько сочинений для детей.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=4729&Itemid=274


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru