Русская линия
Фонд стратегической культуры Николай Головкин19.03.2008 

Созидатель. Памяти владыки Лавра

Ранним утром 16 марта, в День Торжества Православия, в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле (США), завершил свой земной путь высокопреосвященнейший Лавр, митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский, Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Акт о каноническом общении, которой подписали Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и митрополит Лавр в Москве 17 мая 2007 года, называют важнейшим событием в современной истории Православия.

* * *

Он был «насквозь» монахом — так говорят о почившем, те, кто хорошо знал его многие годы. 12-летним юношей будущий владыка поступил в монастырь и всю жизнь вел строго монашескую жизнь.

Вспоминает наместник Московского Сретенского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов):

«В первую очередь это был молитвеник. Он никогда не использовал другого вида убеждения, кроме молитвы и собственного примера. Приезжая в епархии и храмы, которые были не согласны с его решением, просто молчал и молился. И в большинстве случаев его молитва была сильнее любой агитации, увещеваний, строгости или наказания. Это был настоящий монах. И, конечно, добрый человек. Я не знаю ни одного случая, чтобы он на кого-то наложил взыскание, отругал, укорил, это было совершенно не в его стиле. Таких людей, которые знают силу своей молитвы и могут использовать эту совершенно непостижимую для внешнего мира силу для высокого служения, на которое они поставлены, наверное, очень-очень мало на земле. Вот с таким человеком мы сегодня прощаемся. Он с чистой совестью и высоким чувством исполненного долга завершил свою земную жизнь».

Когда в Москву пришла весть о кончине владыки Лавра, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II выразил свои глубокие соболезнования Архиерейскому Синоду, клиру и прихожанам Русской Зарубежной Церкви: «…Хочу отметить огромную роль Митрополита Лавра в деле восстановления канонического единства Русской Православной Церкви после десятилетий трагического разделения в XX веке. Мы молимся о упокоении души новопреставленного Митрополита Лавра в Обителях Небесных. Милосердный Господь да поможет всем нам с христианским достоинством пережить боль постигшей утраты. Да сотворит Господь новопреставленному Митрополиту Лавру вечную память…».

Откликнулся на кончину Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей и Президент России В. Путин, выразивший свои соболезнования Патриарху Алексию: «Митрополит Лавр более полувека с самоотверженностью и любовью исполнял обязанности православного священнослужителя. В последние годы груз забот его неизмеримо увеличился. Он был председателем Архиерейского Собора и Архиерейского Синода РПЦЗ, настоятелем известнейшего в зарубежье Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле, ректором семинарии, главным редактором церковно-общественного журнала „Православная Русь“. Вся его многосторонняя деятельность была направлена на духовное и нравственное воспитание российской эмиграции, сохранение в ее среде верности Православию и любви к Отечеству.

Митрополиту Лавру принадлежит выдающаяся роль в деле подготовки воссоединения Русской Православной Церкви и подписание вместе с Вами Акта о каноническом общении. Это историческое деяние навсегда останется в памяти благодарных потомков».

Менее месяца назад владыка Лавр, которому 1 января нынешнего года исполнилось 80 лет, в последний раз посетил Россию. 24 февраля служил свою последнюю и, кажется, единственную литургию, которую он возглавлял в Москве, в Сретенском монастыре. В своем Слове после литургии он говорил: «…В сегодняшний день моя душа и сердце исполнены духовной радости, духовной милости, милости Божией. Мне радостно каждый раз бывать на святой Русской земле. Для меня это Святая Земля….». В эти дни в словах владыки прозвучала и грустная нотка. Выступая на церемонии в Марфо-Мариинской обители по случаю вручения ему ордена святого апостола Андрея Первозванного, митрополит Лавр признался, что «вступив в пятое десятилетие своего епископского служения», сознает «свою немощь».

«Но с верою и смирением, — продолжал он, — уповаю на помощь благодати Божией, на плодотворное заступничество Преблагословенной Марии и молитвы святого апостола Андрея Первозванного и святых земли русской». А в одном из своих последних интервью, которое дал газете «Православная Москва», подчеркнул: «Чем ближе будем мы к Богу, тем ближе будем и друг к другу. Таким мне представляется путь к духовному единству народов нашего Отечества. Идя этим путем, мы будем действенно участвовать в великом деле «соединения всех».

* * *

Будущий владыка Лавр (в миру — Василий Михайлович Шкурла) родился 1 января 1928 года в Словакии, в Ладомирове. Эта так называемая Пряшевская Русь, западная окраина прежней Угорской Руси, входившей до Великой войны в пределы Австро-Венгерской империи.

Владыка происходил из карпатороссов или русинов — героической части русского народа на Карпатах, прародины славянства, которая, несмотря на многовековое тяжкое иго и невероятные притеснения со стороны иноверцев и иноплеменников, твердо хранила — даже под личиной насильственно навязанной унии с Римом — свою православную веру и свое национальное самосознание.

Русины живут на Украине, в Словакии, других карпатских странах, сохранили древний язык Киевской Руси (он едва ли не на половину состоит из церковнославянизмов), на котором разговаривают, издают книги и периодику.

В Ладомирове находилась обитель преподобного Иова Почаевского. Рано лишившийся матери, будущий митрополит вырос при монастыре, 12-летним отроком вступил в братство, трудился на монастырских послушаниях. Важнейшую роль в его жизни сыграл основатель обители — архимандрит Виталий (Максименко), бывший наместник Успенской Почаевской лавры, начальник Православной миссии в Словакии, впоследствии известный иерарх Русской Зарубежной Церкви. Он крестил младенца Василия, после Второй мировой войны, уже в США, постригал в монашество, долгие годы был его духовным отцом и воспитателем. Архимандрит Виталий был не только настоятелем обители, но и возродил в ней знаменитое Почаевское типографского братство. Послушанию в типографии будущий владыка Лавр отдаст впоследствии не один день своей жизни.

Впоследствии будущий владыка Лавр вспоминал: «… С детских лет привел меня Господь в обитель преподобного Иова Почаевского на Карпатах. Там, в обители, получил я начальное духовное воспитание».

…В 1933 году митрополит Антоний (Храповицкий) убеждает 60-летнего архимандрита Виталия принять архиерейский сан и отправиться окормлять православных эмигрантов в США.

Насельники небольшого Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле просят владыку возглавить их общину. Владыка Виталий соглашается. В то время в монастыре, основанном иеромонахом Пантелеимоном (Петром Адамовичем Нижником) и псаломщиком Иваном Андреевичем Колосом, было всего несколько человек. В 1946 году обитель пополняется братией ладомирского словацкого монастыря, и владыка Виталий в третий раз, уже на американской земле, возрождает типографское братство и традиции почаевской святой обители.

Здесь же находится и икона преподобного Иова Почаевского с частицей его святых мощей. Она была вывезена архимандритом Виталием из Почаевской Лавры, в течение 20-ти лет находилась в Ладомировском монастыре и сопутствовала впоследствии братии при переезде в США.

Монастырь с годами становится крупнейшим духовным центром русской эмиграции, открывает семинарию, издает большое количество духовной литературы.

Однако вернемся в обитель в Ладомирове. Приснопамятный архиепископ Чикагский и Детройтский Серафим (Иванов), сменивший на посту настоятеля архимандрита Виталия, пишет о владыке Лавре:

«Помню, он, лет 8−9-ти, пришел ко мне, уже тогда настоятелю монастыря после отъезда в Америку архиепископа Виталия, и стал просить принять его в монахи. Я улыбнулся, погладил его по голове и сказал, что это хорошо, что он хочет с раннего детства посвятить себя на служение Богу, но нужно на это согласие его отца». В ближайшее воскресенье Вася пришел с отцом.

…Он с детства любил Россию, думал о России, читал о России.

«…Русских писателей читал, — вспоминал владыка, — Гоголя всего прочел, поразили меня пушкинские строки о метели, и в стихах, и в „Капитанской дочке“, и в повести. И все я эту метелицу вспоминал, — бывало, приду к себе, на свой хутор, в свой скит [в Карпатах], метель метет! — как в России…».

Воспитанием его, как и всех мальчиков, живших в монастыре, руководил покойный архимандрит Киприан (Пыжов), известный изограф Зарубежья.

С 1939 года Василий окончательно поселяется в обители и становится ее трудником. Одновременно учился на Богословско-пастырских курсах при монастыре. Занятия происходили в 1941 — 1942 годах.

Летом 1944 года Советская Армия подошла к Карпатам. Нетрудно было предвидеть судьбу, которая ждала насельников обители, издававшей Журнал «Православная Русь», и большая часть братии предпочла уйти на Запад.

* * *

Через Германию и Швейцарию, где будущий владыка Лавр стал послушником и некоторое время был прислужником у Блаженнейшего митрополита Анастасия (Грибановского), в 1946 году он и еще несколько человек из Ладомирово прибыли в Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле, США.

Укрепляло то, что рядом с Василием были двое надежных духовных руководителей — архимандрит Киприан (Пыжов) и архиепископ Виталий (Максименко). Владыка Виталий подарил ему свой портрет c надписью: «Моему духовному сыну от купели крещения и продолжателю моего служения Православной Церкви и русскому народу… 20 декабря 1946 г.».

В 1947 году в Свято-Троицком монастыре владыка Виталий постригает молодого послушника в рясофор, а 19 марта 1948 года — в мантию с наречением имени в честь святого мученика Лавра. Затем владыка рукополагал во иеродиаконы (14 января 1950 г.) и во иеромонахи (27 июня 1954 г.).

«Под его руководством проходило мое духовное воспитание и образование. Благодарю Бога, что дал мне быть на послушании у такого великого подвижника и борца за православие, каким был приснопамятный архиепископ Виталий», — вспоминал владыка Лавр.

Владыка Виталий своим завещанием оставил владыке Лавру драгоценный и памятный наперсный крест, полученный им от Союза русского народа. О его значении владыка Виталий высказался однажды так:

«Из всех церковных предметов, которыми я владел в течение моей церковной службы, сохранился у меня, как самое дорогое, наперсный крест, поднесенный мне, архимандриту, от Волынского союза русского народа. Я им особенно дорожу…».

И неоценимо влияние на владыку Лавра самого Свято-Троицкого монастыря. Две обители — преподобного Иова в Ладомирове и Троицкий монастырь в Джорданвилле — словно слились в его представлении.

В 1954 году он успешно окончил Свято-Троицкую духовную семинарию. Выделяясь среди других студентов семинарии своими способностями, отец Лавр еще до окончания полного семинарского курса (в то время был шестилетний курс) вел преподавание некоторых общеобразовательных предметов на младших курсах, а по окончании стал преподавателем Ветхого Завета и Патрологии.

2 июня 1958 года отец Лавр был награжден золотым наперсным крестом, а 6 сентября следующего года — возведен в сан игумена с возложением палицы. Распоряжением Блаженнейшего Митрополита Анастасия в 1960 году он был назначен на должность инспектора семинарии. Одновременно в течение ряда лет он исполнял в монастыре послушания секретаря духовного собора и заведующего книжным складом и экспедицией монастыря. 21 ноября 1963 г. награжден крестом с украшениями, а 17 апреля 1966 г. возведен в сан архимандрита.

Те, кто его знал с ранних отроческих лет, отмечают в нем редкое качество — в связи с возрастанием духовным и возвышением церковно-административным в нем не замечалось перемен, он сохранял устоявшиеся смолоду иноческие свойства. И в сане архимандрита он тот же, что был в сане иеродиакона — всегда и всем готовый оказать услугу, готовый на любое послушание.

Уже будучи инспектором семинарии и читая лекции по одному из серьезнейших предметов, он, если дело требовало, и на огромном монастырском кладбище могилу мог выкопать, и, в порядке монашеского послушания, на кухне поваром работал, и в коровнике трудился. Вся переписка в монастырской канцелярии была на его плечах, сам вел, если обстоятельства требовали, упаковку монастырских изданий заказчикам. Не было работы, которую он считал неподходящей его сану или положению.

* * *

12 августа 1967 года, согласно определению Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви, состоялось наречение архимандрита Лавра во епископа Манхэттенского.

Несмотря на послушания при Архиерейском Синоде, связь владыки с семинарией и монастырем не прерывалась. Он каждую неделю ездил на машине в Джорданвилль, по-прежнему читал лекции, а во время болезни приснопамятного архиепископа Аверкия, настоятеля монастыря, делал необходимые распоряжения по монастырю. После смерти владыки Аверкия братия монастыря единодушно избрала владыку Лавра своим настоятелем.

20-го октября 1981 года указом Архиерейского Синода, на основании определения Собора епископов, владыка Лавр был возведен в сан архиепископа, а 1 сентября 1984 года последовало решение Архиерейского Собора о предоставлении ему права ношения бриллиантового креста на клобуке.

За 60 лет монашества владыка Лавр проходит все ступеньки монастырского послушания от работника типографии до настоятеля монастыря, епископа, ректора Свято-Троицкой семинарии. Он занимал посты секретаря Архиерейского Синода, заместителя Первоиерарха, а в 2001 году был избран Первоиерархом РПЦЗ, митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским.

Став Первоиерархом, владыка продолжает нести свое прежнее послушание настоятеля Свято-Троицкого монастыря и главного редактора всех периодических изданий Свято-Троицкого монастыря на русском языке — «Православная Русь», «Православная жизнь» и «Православный путь».

Владыка возродил на чужбине старую благочестивую русскую традицию — паломничества на Святую Землю. И не только паломничествами он руководил, но и помощью русским обителям там, проявляя при этом отеческое о них попечение.

С 1990-х годов Высокопреосвященнейший владыка неоднократно посещал Россию. «Я воспитывался в церковной среде, в которой слово „Россия“ всегда означало очень многое, — говорил он накануне воссоединения Русской Церкви в интервью сайту Православие.Ru. — С одной стороны, Россия — конкретное географическое пространство, которое поминается в ежедневных богослужениях Русской Зарубежной Церкви, в которых чада Зарубежной Церкви называют Россию своим Отечеством: „О страждущей стране нашей Российстей и о православных людях ея, во Отечестве и в разсеянии сущия…“. С другой стороны, для церковного сознания Россия означает гораздо больше географического пространства: это — устремленность ко Христу молящейся Русской Церкви, где бы она ни находилась. Как говорил митрополит Анастасий: „То, что мы называем нашим Отечеством, — это прежде всего родная нам духовная атмосфера, созданная святым Православием, — нетленные нравственные ценности, переданные нам нашей минувшей тысячелетней историей“. Слава Богу, за последние годы мы находим эту духовную атмосферу, общаясь с церковной Россией, посещая ее святыни, но и видя ее трудности и борьбу в современных условиях. Эта борьба — наша борьба, так как в основном пастырская задача в Отечестве и в рассеянии — одна: спасение душ человеческих».

Осенью 2003 года Его Высокопреосвященство, уже будучи Первоиерархом РПЦЗ, принял приглашение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси посетить Русскую Православную Церковь Московского Патриархата, переданное ему Президентом России В. Путиным. Первый официальный визит Его Высокопреосвященства в Россию состоялся в мае 2004 года.

Избрание митрополита Лавра Первоиерархом РПЦЗ открыло новую страницу в отношениях Зарубежной церкви с Московским Патриархатом, став началом периода их долгожданного сближения.

* * *

Те, кто знал владыку, говорят: сердцем он всегда был с Россией, с ее народом. «Владыка был преисполнен любви к России, — вспоминает отец Серафим Ган, — помощник митрополита Лавра. Все эти годы своего монашества, епископства он служил не только Русской Зарубежной Церкви, не только своей пастве, которая рассеяна по всему миру, но и России, Русской Православной Церкви».

Один из заместителей владыки Лавра, архиепископ Берлинский и Германский Марк так охарактеризовал в дни прощания с ним его служение Матери-Церкви: «Владыка завершил свой жизненный путь самым важным событием — восстановлением единства Русcкой Церкви. Это состоялось при нем, и, я думаю, без него это было бы немыслимо. Поэтому мы должны сохранить благодарность ему именно за это великое дело».

Царствие Небесное Его Высокопреосвященству Лавру и Вечная память!

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1292


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru