Русская линия
Татьянин день Наталья Гурова18.03.2008 

Если завтра война…

«Кто нас будет защищать?» — спросим мы сегодня. Вчера пропели бы: «Будь к походу готов». И пошли бы вместе с Красной Армией. В этом году РККА исполняется 90 лет. Фонд «Екатерина» приурочил к этому событию выставку «Красноармейская студия».

Выставка, посвященная РККА, находится рядом с лубянскими комнатами и рестораном, где столы обтянуты зеленым чиновничьим сукном. Фонд «Екатерина» не поленился и собрал в нескольких просторных залах более и менее известных советских художников, высказавшихся на военную тему. Всего 55 полотен и 26 плакатов.

РККА давно нет (до 1946 была Красная армия, после она стала называться Советской), но о ней вспомнили именно сейчас. Почему на 90 лет, а не на столетие? Потому ли, что тема войны пока еще вечная тема в нашем обществе, стране, сознании, потому ли, что интерес к соцреализму по-прежнему высок и его подогревают, а быть может, это предчувствие или часть какого-то плана? О последнем думать не хочется. Смещают акценты и организаторы выставки, объявившие заглавной картиной работу Рянгиной «Красноармейская студия ИЗО». Здесь военные рисуют. Всегда есть место творчеству, но сложно представить себе солдата, пишущего маслом, даже в тылу.

В преамбуле к экспозиции говорится о том, что отношение к художникам, творившим в эпоху СССР, было двояким. Отношение в последние 1,5−2 года в центральной печати не появилось ни одной серьезной статьи по вопросам живописи, графики и скульптуры. В крупнейших творческих союзах художников — Московском и Ленинградском — в течение ряда лет существует ненормальная обстановка; союзы разъедает групповщина, развивается антагонизм между старшим и младшим поколениями художников, отсутствует критика, не проводятся творческие дискуссии, запущена идейно-воспитательная работа. В результате этого многие художники отрываются от советской действительности, создаются слабые в идейном и художественном отношении произведения.

На выставках с каждым годом появляется все больше и больше случайных, наспех сделанных картин, фиксирующих никому и ничего не говорящие серые, унылые пейзажи с покосившимися сарайчиками, заброшенными прудиками, развалившимися заборами…"

Не очень благосклонно отзывалось руководство страны о деятельности Дейнеки, которого все мы знаем по картине из учебников истории — «Оборона Севастополя». Кстати на выставке ее нет, представлена «Оборона Петрограда». Дейнеке вменялся формализм. Его коллега Тоидзе, обвиненный в культе личности, подарил советской власти плакат «Родина-Мать зовет!» Среди образцов плакатной живописи на выставке известные художники Моор и Лисицкий.

С ними соседствуют работы признанных мастеров эпохи: «Письмо с фронта» Лактионова, «Народный Комиссар Обороны К.Е. Ворошилов на лыжной прогулке» Бродского, «Портрет маршала Г. К.Жукова» Корина, «После боя» Петрова-Водкина, «Солдат» Коржева, «Победа» Моисеенко, «Партизанская мадонна» Савицкого.

Каким бы ни казалось хрестоматийным «Письмо с фронта», но гармония красок действует на зрителя также сильно, как и лет пятьдесят назад. Ворошилов Бродского вызывает не только улыбку, но и уважение. Жуков Корина заставляет вспомнить галерею советских портретов, которые можно было встретить в каждом музее и учреждении, кстати, не всегда они были плохи надуманным величием. У «Солдата» Коржева есть второе название: «След войны». Картина позитивна, не смотря на трагедию. А «Победа» Моисеенко напротив напоминает плач — композицией, и цветом, и широким размашистым мазком художника. «После боя» Кузьмы Петрова-Водкина наполнено совсем другим настроением. В нем есть что-то от иконописи и того внутреннего свечения, которого добиваются, но никак не могут добиться многие.

Вместе с работами, рисующими трагедию, героизм, победу, есть и явно декоративные экзерсисы. Ярко-красный «Закат» Шутова и безмятежно реющая в небе «Гидроавиация» Цветкова. Примечательно, что это картины разных эпох. Шутов — сегодня, а Цветков был даже не вчера, а еще позже. Среди современных художников о войне размышляют также Кустов и Козлов. У первого — фотографии леса, в котором когда-то разорывались бомбы, а сейчас это земля, покрытая травой, но сохранившая факты прошлого. Козлов менее серьезен, он скорее, иронизирует и задает вопрос: «Кто сильнее: танк или самолет?»

Можно спорить долго о том, кто был сильнее, и как была выиграна та или иная военная кампания, кто кому не угодил, но когда оказываешься лицом к лицу с огромными полотнами той эпохи, то невозможно не отступить перед мощью, которая в них таится, перед замыслом, перед обычным таким человеком-героем. Необычным для нас сегодня, когда солдат часто ассоциируется с солдафоном — гулякой и бездельником, проедающим казенные деньги.

Который не сможет ответить на вопрос «Кто нас будет защищать?»

Выставка продлится до 1 апреля

http://www.taday.ru/text/99 294.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru