Русская линия
Православный Санкт-ПетербургАрхимандрит Сергий (Стуров)18.03.2008 

Душу свою полагает за овцы

Эти слова, сказанные Господом нашим Иисусом Христом о добром пастыре, с полным правом можно сказать о настоятеле Воскресенского храма близ Варшавского вокзала архимандрите Сергии (Стурове), священническому служению которого у Престола Божия 10 марта исполняется 40 лет. За эти годы о. Сергий служил в Сибири, Астрахани, Краснодарском крае, Великих Луках, Санкт-Петербурге. Сегодня батюшка подводит итог прожитому — вспоминает о своём детстве, юности, рассказывает о годах служения, делится сокровенными мыслями, наблюдениями и переживаниями.

Дела давно минувших дней

— Я рос в многодетной крестьянской верующей семье, и слова «вера», «молитва», «исповедь», «Бог» были для меня не пустым звуком. Мы справляли все православные праздники, а тягуче долгие зимние вечера папа скрашивал тем, что читал нам Жития святых. Когда мне исполнилось 18 лет, я случайно поймал волну «Радио Ватикана» и с замиранием сердца слушал передачу о Патриархе Тихоне, 100-летие со дня рождения которого тогда отмечалось. В России, правда, это событие не праздновали — на дворе был 1963 год. А я, помню, тогда вздохнул: «Бывают же на свете счастливые люди — живут там, где жил Патриарх Тихон! Побывать бы в тех краях…» Со временем я забыл о том случае, но у Бога «записано» каждое движение наших душ, и ничто не проходит безследно. Спустя годы Господь судил мне восстанавливать на родине Патриарха Тихона храм. Конечно, когда я приехал туда, всё оказалось не таким, как представлялось в юношеских мечтах: в полуразрушенном, открытом всем ветрам храме укрывались от зноя и непогоды лошадки, и везде высились горы навоза. Их-то я и начал перво-наперво выгребать. Вот так Господь исполнил моё желание жить и трудиться на родине Патриарха Тихона.

Не только храм был восстановлен, но и построена часовня на могиле родителей Патриарха — протоиерея Иоанна и Анны Иоанновны.

— Батюшка, а какие воспоминания оставил у вас самый первый год вашего священнического служения?

— Мне исполнился 21 год, когда я принял монашество, а в 23 года уже стал иеромонахом и был назначен четвёртым священником в Томский Петропавловский собор. Прослужил я в Томске всего год, но это был лучший год в моей жизни. Сибирь и при советской власти оставалась верующей, поэтому служилось там легко и вдохновенно. В Томске кроме собора был ещё Троицкий храм, и духовенство и приходы обоих храмов жили единой дружной семьёй: часто по воскресным дням собирались в одном из храмов — служили вечерню, пели акафисты. Часы богослужения пролетали незаметно, и народ долго ещё потом не хотел расходиться, пока сторож не начинал усиленно греметь ключами… А сейчас люди едва достаивают до конца службы, а то и раньше уходят.

Кланы разрушают соборность

— То есть существует разница между прихожанами тех лет — 60−70-х годов прошлого столетия, и верующими века нынешнего?

— Безусловно. В наше время главная беда православных — в их теплохладном отношении к вере. Но главное: раньше не было искорёженного духовничества. Я хочу сказать, что сегодня прихожане зачастую принадлежат клану какого-то священника… Получается, в храме люди находятся, так сказать, «по клубным интересам», т. е. они пришли в церковь к конкретному батюшке, не к Богу. Такие батюшки и ведут свою паству не к Богу, а к себе. Дух обмирщения захватывает Церковь изнутри. Возникает нездоровое почитание и возвеличивание священников. А отсюда и малое послушание духовенства церковным канонам.

Искорёженность эта очень глубокая и несёт в себе разрушение Церкви. В чём это выражается? Вот мы на литургии перед евхаристическим каноном поём или читаем «Символ веры»: «Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым…» Слышите? — В Бога верую, а не в какого-то батюшку, пусть даже сверхзамечательного. И дальше, девятый член «Символа веры»: «Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь». Но если в храме стоят люди кланов — того, другого, третьего… то соборность-то разрушена. И люди, произнося слова «Символа веры», просто лгут Богу — они не верят в соборность. А разрушена соборность — разрушена основа веры.

Так происходит оттого, что в Церковь в последние десятилетия пришло много малоцерковных людей — я имею в виду духовенство. Ведь недостаточно закончить Духовную Семинарию и Академию, коли человек идёт служить Богу не по велению сердца, не по глубокой вере, а чтобы стать кем-то значимым, получить власть над людьми. Хотя и у таких священников, если они были правильно рукоположены, можно исповедоваться, причащаться, креститься…

Но когда я служил в Томске — настоятель, священники, диаконы были из верующих, а многие и из священнических семей.

— Но если десятилетиями специально уничтожалось русское православное духовенство — откуда взяться батюшкам из священнических семей? Хорошо уже, что храмы открыты и служба идёт…

— Надеюсь, скоро придёт новое поколение священников, уже из верующих, воцерковлённых семей, чьи родители сейчас ходят в храмы, служат Русской Православной Церкви — неважно, священником ли, диаконом, звонарём, чтецом, дворником или свечницей. Придут такие, которые будут пламенеть любовью ко Господу, готовые даже на смерть пойти за Христа, как наши предки.

Откуда вдруг возьмутся эти люди? Не вдруг. Святые отцы говорят, что Церковь стоит не на земной силе и внешнем торжестве, она строится на крови мучеников, а Россия в XX веке явила миру целый сонм новомучеников и исповедников. Вот на их праведной крови и вырастет новое доброе семя. И в случае нужды найдутся и защитники, и праведники. У Бога всё есть, как сказано: «Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Мф.3.9), но не всё нам явлено. Надо полагаться на волю Божию, уповать на Его милосердие. Вспомним Великую Отечественную войну. Люди были избиты государством, унижены — голод, коллективизация, поругание церквей, гонения на веру, уничтожался цвет русской нации. Но пришла беда — поднялся народ и защитил своё Отечество.

Исповедь — это не разговор по душам

Не пропадём и мы, пока держит Богородица над Россией Свой спасительный Покров. Нам бы научиться верить, да каяться в грехах искренне. А то люди зачастую приходят не грехи исповедовать, а поговорить о себе, пожаловаться на обидчиков… В итоге как пришли обременённые грехами, так и ушли. Иные чуть не каждый день ходят. А ведь после исповеди должно пройти время, чтобы человек осознал то, в чём покаялся, чтобы прочувствовал, насколько исповедь была тяжела. Тогда в другой раз, зная, как мучительно стыдно признаваться в грехах, вытаскивая из себя грязь, он, прежде чем согрешить, подумает, стоит ли это «удовольствие» мучений и стыда, какие пришлось пережить на исповеди.

— Казалось бы, в наше время издаётся столько церковной литературы, что можно правильно подготовиться к исповеди…

— Люди неохотно читают литературу, которая даёт пищу духовную. Гораздо большим спросом пользуется та, в которой описаны чудеса, интересные истории, явления… Вот спросите прихожан, кто прочитал Жития святых или хотя бы житие святого, именем которого крещены? Таковых окажутся — единицы! А ведь раньше поколения (!) русских верующих людей воспитывались на Житиях святых. Помню, долгими зимними вечерами папа собирал нас и читал. И мы слушали, как заворожённые, слово боясь пропустить.

Ведь когда мы читаем житие какого-либо святого, мы обретаем себе молитвенника и опыт духовной жизни, которая привела данного святого к жизни вечной. Кроме того, жития — это урок молитвы. Я, например, сравнивал, как молился я, как молились мои родители и как молились святые подвижники. И это был самый возвышенный пример! И не надо было никаких мудрствований, и не было модной ныне погони за старцами… Читайте Евангелие, Жития святых и Псалтирь. Апостол Павел плёл корзины и пел псалмы. У многих древних подвижников была одна-единственная книга — Псалтирь, а какие они были молитвенники, истинные угодники Божии!

А сколько в Житиях святых нравоучительных историй! Мне уже за шестьдесят, а до сих пор помню одну такую историю, вычитанную в детстве. «Мальчик украл копейку. Люди пришли к матери жаловаться. Она в ответ: „Нашли из-за чего крик поднимать — подумаешь, копейка!“ Прошло время, мальчик вырос и стал вором. Его поймали и приговорили к смерти. Палач и говорит: „Перед смертью разрешается сделать то, чего больше всего желаешь“. Осуждённый подошёл к матери и откусил ей нос. „Это тебе за моё безпутное воспитание, приведшее меня на виселицу“, — сказал он…»

Ещё одна беда нашего времени — случаи неподчинения священноначалию, несоблюдение церковной дисциплины. Раньше такое даже вообразить себе невозможно было. В Церкви действительно царила соборность и любовь. Диаконы относились с уважением к священникам, независимо от того, было ли батюшке 20, 40 или 70 лет. А как проходили венчания в Томске! Присутствовало всё духовенство храма. А вот здесь недавно венчали прихожан, а я — настоятель — даже не знал об этом, у меня и благословения никто не брал. А я бы с радостью присутствовал — поздравил бы молодых, цветы подарил… Разве это плохо? Приход — это большая семья. А в хорошей семье как? Если радость — то общая, если горе — его разделяют все. У нас это утрачено.

Старцы предупреждали, что настанет время, когда даже между близкими людьми не станет любви. В молодости мне это казалось нереальным, а вот сейчас я это увидел своими глазами…

— Батюшка, а чем живёт приход, где вы служите сейчас?

— Как и везде — работы непочатый край. Надо восстанавливать не только храм — налаживать отопление, инженерные коммуникации, настенную живопись, варварски заштукатуренную в годы советской власти, — прежде всего необходимо восстановить церковную жизнь на приходе. Также пришла пора воссоздавать Общество трезвости, которое было ещё до революции создано здесь трудами о. Философа Орнатского и о. Александра Рождественского. Хватило бы на всё времени и сил.

Адрес: 198 005, СПб, наб. Обводного канала, 116. Тел.316−00−93.

Записала Ирина РУБЦОВА

Клир, сотрудники и прихожане храма Воскресения Христова от всей души поздравляют своего любимого настоятеля с сорокалетним юбилеем священнического служения у Престола Божия. Пять лет назад отец Сергий пришёл в наш храм, и за это время мы успели полюбить его как достойного и мудрого пастыря, который по слову Христа «полагает жизнь свою за овец» (Ин.10.11). У батюшки за плечами богатый опыт служения и общения со светилами Церкви, и теперь этот опыт он с щедростью передаёт молодому поколению. Пусть Господь и впредь помогает Вам, отец Сергий, в нелёгком труде пастырского служения, даёт крепкого здравия и долгих мирных лет жизни!

Редакция газеты присоединяется к поздравлениям и желает дорогому батюшке здоровья и долгих лет служения на благо Русской Православной Церкви.

http://pravpiter.ru/pspb/n195/ta006.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru