Русская линия
Православие.Ru Юлия Биктимирова15.03.2008 

«Забайкальский Афон»

«Забайкальским Афоном» называли затерянный в Чикойских горах Иоанно-Предтеченский монастырь. Обитель, основанная трудами преподобного Варлаама Чикойского, просуществовала около ста лет. Срок не слишком большой. Но и за это малое время милостью Божией совершено было многое: сотни и сотни раскольников и иноверцев приняли православную веру, сотни и сотни людей получили по молитвам насельников обители духовную помощь, сотни и сотни людей чудесно исцелились у могилы преподобного Варлаама.

«Все претерпел ради Бога и угодников»

Преподобный Исаия-отшельник сказал: «Слава святых подобна сиянию звезд, из которых одна светит очень ярко, другая тускнее, иная — едва приметно; но эти звезды все — на одном небе». Яркой звездой для Забайкалья стал преподобный Варлаам Чикойский. Таинственен и непостижим путь монаха, скрыт от людского глаза, никто кроме Бога не знает, какие искушения приходится претерпевать вставшему на этот прямой путь в Царствие Небесное. Трудности и лишения, жизнь в диких местах среди людей диких нравом, несправедливости от властей не сломили преподобного Варлаама. Смирением, терпением, любовью к людям, проповедью слова Божия пустынник Варлаам стяжал милость Божию и ныне пред Богом ходатайствует за весь Забайкальский край.

Родился будущий подвижник (в миру Василий Федотович Надежин) в 1774 году в с. Маресево Лукояновского уезда Нижегородской губернии.

По происхождению он был из дворовых крестьян Петра Ивановича Воронцова. По достижению совершеннолетия Василий женился на Дарье Алексеевой, тоже крепостной Воронцовых. Брак их был бездетным. Видя в бездетности Промысл Божий, они брали на воспитание сирот, растили их, устраивали их жизнь. Девочкам готовили приданое и выдавали замуж за благочестивых мужей. О том, что это была не прихоть и не попытка удовлетворить свои родительские инстинкты и потребности, а духовный подвиг, свидетельствует фраза из письма Дарьи Алексеевны своему мужу, уже монаху Варлааму, в Сибирь: «Взяла я снова сироту, ради спасения своей души». Подвиг взращивания и воспитания сирот Дарья Алексеевна несла всю жизнь: из ее писем мы узнаем, что одна она вырастила и выдала замуж трех девочек-сирот.

Стремление к подвижничеству другого рода у ее мужа Василия сначала проявлялось в том, что он паломничал по разным обителям. В одно из таких богомолий он посетил преподобного Серафима Саровского, который наставил его на новый путь. Духовным руководителем Василия Надежина была и игуменья Казанского монастыря г. Касимова Елпидифора. Под влиянием их писем и бесед Василий Надежин твердо решил стать на путь иноческого жития.

В 1810 году Василий Федотович был на богомолье в Киево-Печерской лавре и хотел было здесь пожить, но начальство лавры, узнав, что у него нет паспорта, сообщило об этом светским властям. Надежин был признан «бродягою» и по приговору осужден без наказания к ссылке в Сибирь на поселение. Видя в этом Промысл Божий, Василий Надежин, не обращаясь за помощью ни к Воронцовым, ни к родным, отправляется в неведомую Сибирь.

На три года растянулся путь до Иркутска. Здесь будущий подвижник Божий получил первое духовное утешение — в Вознесенском монастыре у мощей святителя Иннокентия Иркутского.

Первые годы своего пребывания в Сибири Василий Надежин проживал при храмах, исполняя послушания трапезника, просфорника, сторожа. Также, будучи достаточно грамотным, он брал на обучение детей. В г. Кяхте Василий Надежин встретился со священником Аетием Разсохиным, отличавшимся смирением, благочестием, делами милосердия. По благословению этого духовно опытного священника в 1820 году Василий тайно уходит в Чикойские горы для уединенной жизни. В семи верстах от селения Урлука и трех от Галдановки остановился отшельник в чаще леса, поставил деревянный крест во освящение места и в ограждение себя от силы вражией, а рядом собственными руками срубил из дерев келью для себя. Здесь предался он богомыслию, молитве и подвигам поста и смирения. В свободное время он занимался переписыванием церковных книг, молитв для своих знакомых и благодетелей. Много искушений пришлось пережить в первые годы отшельничества: суровый климат, скудное пропитание, дикие звери были не так страшны, как враг спасения, являвшийся то в виде разбойников, то в виде родных людей. Как гласит предание, для духовной борьбы и смирения угодник Божий надевал железную кольчугу, которая заменяла ему вериги.

В 1824 году на пустынника наткнулись охотники, а вскоре молва о благочестивом старце распространилась среди местного населения. Пустынь стали посещать как живущие неподалеку староверы, так и именитые граждане из Кяхты. Молитвами Василия Надежина, трудами и средствами первых паломников была сооружена часовня, закуплены колокола, приобретены богослужебные книги.

Весть о пустыннике дошла до епархиального начальства. 5 октября 1828 года по предписанию владыки Михаила (Бурдукова), епископа Иркутского, настоятель Троицкого Селенгинского монастыря иеромонах Израиль постриг Василия Надежина в монахи с наречением имени Варлаам — в честь святого Варлаама Печерского. Незадолго до пострига игуменья Казанского монастыря Елпидифора через письмо наставляла: «Знаю с начала Вашего бытия, сколь много было Вам терпения, но Вы все претерпели ради Бога и угодников. Мужайся и крепися!.. Бог Вас призывает к ангельскому образу. Надо благодарить Бога и радоваться сему подвигу. Но кто ж похвалится быть достойным сему игу? Никто. Господь призывает нас из небытия в бытие. Но вот — это совершенный есть подвиг».

Владыка Михаил, видя духовную силу монаха Варлаама, благословил «устроение Чикойского скита на твердом основании»: соорудить в скиту храм, руководить собранной братией, проводить миссионерскую работу среди монгольского, бурятского и старообрядческого населения.

Светоч Православия на земле Забайкальской

В 1835 году скит был официально признан как заштатный и назван в честь Рождества Иоанна Предтечи. Об учреждении Чикойского скита сообщили «Московские ведомости», и потекли пожертвования на строительство храма. Жертвовали и многочисленные паломники, благоволили и Иркутские преосвященные. Особо почитал старца Варлаама и его скит архиепископ Нил (Исакович), который неоднократно посещал Чикойскую пустынь. Он исходатайствовал на устройство Чикойской обители у Святейшего Синода три тысячи рублей и сам руководил планировкой и застройкой «Забайкальского Афона». Архиепископом Нилом Варлаам был возведен в сан игумена.

В 1841 году игуменом Варлаамом был освящен главный храм обители — в честь Рождества Иоанна Предтечи с боковыми приделами в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» и во имя святителя Иннокентия, Иркутского Чудотворца. По указанию преосвященного Нила, главный храм был построен в средине скита, так что прежний храм приходился при спуске по лестницам от нового на восток; влево от последнего по тротуару — настоятельский корпус, сгоревший в 1872 году и замененный новым, тоже двухэтажным корпусом. Все хозяйственные постройки были вынесены за стены монастыря, в самом монастыре находились дом для паломников, кельи для братии, которые соединялись террасами, многочисленными лестницами, тротуарами.

Выдающийся успех имела миссионерская деятельность игумена Варлаама среди старообрядцев и инородцев Забайкалья. И те и другие хорошо знали подвижническую жизнь игумена Варлаама, и потому крестили у него своих детей и отдавали их ему на воспитание.

С благословения архиепископа Нила и при его активном содействии игумен Варлаам начал склонять местных староверов воссоединиться с Православной Матерью-Церковью. В первую очередь при обители было организовано миссионерское училище, в котором могли обучаться дети старообрядцев.

Видя благочестие и искренность игумена Варлаама, жители окрестных старообрядческих сел стали принимать единоверческих священников. Количество обращенных староверов, построенных церквей и приходов выросло настолько, что архиепископ Нил образовал за Байкалом единоверческое благочиние, которое возглавил сам игумен Варлаам.

Всего трудами игумена Варлаама было обращено из раскола около 5000 староверов. Успехи единоверия на Чикое стали известны далеко за Уралом, в том числе и в Москве. Старообрядцы, столь недоверчивые к чужакам, прониклись доверием к словам и наставлениям игумена Варлаама.

В 1845 году старец Варлаам почувствовал упадок сил, но продолжал трудиться на пользу обители и окрестных жителей. В январе 1846 года он совершил последнее свое миссионерское путешествие — прощание с паствой Урлукской волости. В обитель он вернулся больным, восстановить упадок сил было уже невозможно, и 23 января 1846 года старец Варлаам, причастившись, предал дух в руки Божии. Тело его было погребено близ главного храма обители. Позднее над могилой был устроен кирпичный памятник с могильной плитой.

К могиле старца сразу же началось паломничество, и потому вскоре над местом его упокоения была воздвигнута часовенка. Не только жители окрестных деревень, но и паломники из Кяхты, Иркутска, Благовещенска посещали могилу старца, прося духовного совета, телесного здравия, жизненного определения. Старца чтили настолько, что даже в годы безбожия жители окрестных сел ходили крестным ходом к развалинам монастыря.

С благоговением относились и к кольчуге старца, и к его келье в Чикойских горах — свидетельнице его первых духовных. Паломники, приходившие к келье старца, в красном углу под иконами могли видеть надпись, сделанную самим пустынножителем, которая была духовным девизом на протяжении всей его подвижнической жизни: «Препояши мя, Господи, Силою Твоею свыше на вся враги видимыя и невидимыя, и буди ми покров и заступление».

Преемники игумена Варлаама продолжали начатое старцем дело: приводили к принятию Православия старообрядцев, бурят, магометан, иудеев, занимались обустройством и благоукрашением обители, обучали детей из окрестных сел, брали на содержание увечных старцев и мальчиков-сирот.

Одним из таких деятельных настоятелей был иеромонах Нектарий (1865−1872). В своих миссионерских заботах он очень много внимания уделял бурятам, выезжал сам к ним в Хоринский стан, и они часто бывали в обители. Об успехе миссионерской деятельности иеромонаха Нектария говорят и свидетельства о крещении в Православие бурятских шаманов, магометан и иудеев.

При нем в 1865 году в Иоанно-Предтеченскую обитель была пожертвована кяхтинским промышленником М.Ф. Немчиновым икона Божией Матери «Споручница грешных». Икона, прославившаяся своими чудотворениями в мужском Одринском монастыре Орловской епархии, была особо почитаема в Сибири. Списки с этой иконы получили широкое распространение по земле Сибирской: в Троицкосавске, Тарбагатае, Тахое, Селенгинском и Чикойском монастырях хранились списки с чудотворной иконы Богородицы «Споручница грешных», через которые Царица Небесная являла Свою милость. Вот как повествует об особом почитании этой иконы в Забайкалье «Сибирский патерик»: «Коренные и язычники-буряты прибегают к помощи святого образа и берут из лампады при нем масла. Лик Споручницы в многочисленных копиях распространился по всему Забайкалью: по домам и часовням… При заселении в недавнее время Амура иконы Споручницы сопровождали забайкальских казаков и ставились в тамошних первых часовнях». Популярность этого образа можно объяснить тем, что в краю ссыльно-каторжных многие считали себя великими грешниками. В несчастиях и лишениях одна была надежда на Царицу Небесную — Споручницу, то есть Ходатаицу, Поручительницу.

Торжественно крестным ходом был перенесен чудотворный образ из Кяхты в монастырь. В память об этом событии каждый год 29 мая (11 июня по новому стилю), в день празднования в честь иконы «Споручница грешных» в Иоанно-Предтеченский монастырь совершался крестный ход.

Молились не только о здравии, о семейном благополучии, но и об избавлении от засухи, о сохранении скота. И по молитвам Божией Матери Споручницы — Помощницы молящиеся получали исцеления от болезней, сибирская земля плодоносила, эпидемии и моры обходили стороной домашний скот. Каждый год на протяжении более сотни лет от отдаленного от крупных городов и дорог селения Урлук к Иоанно-Предтеченскому монастырю двигался многотысячный крестный ход.

По случаю большого стечения паломников иеромонах Нектарий при содействии мецената Немчинова перестроил первый монастырский храм. В 1869 году храм был переосвящен епископом Селенгинским Мартинианом (Муратовским) в честь иконы Божией Матери «Споручница грешных».

При игумене Аверкии (1890−1897) в монастыре появилась икона «Распятие Иисуса Христа с предстоящими», переданная в обитель как благословение праведным Иоанном Кронштадтским. В 1895 году, будучи в Санкт-Петербурге, игумен Аверкий отслужил десять раз Божественную литургию с протоиереем Иоанном Кронштадтским в Андреевском соборе Кронштадта. Тогда-то отец Иоанн и дал игумену далекого забайкальского монастыря икону работы петербургских иконописцев со словами: «Продолжай службу в Сибири, молись и будешь здоров, терпи — спасешься». В настоятельство игумена Аверкия монастырь торжественно отпраздновал пятидесятилетие со дня преставления игумена Варлаама. А через год игумен Аверкий исчез. Долгое время о нем не было никаких вестей, и только в революционное лихолетье через Забайкальскую консисторию прошло его прошение о возвращении ему иконы, подаренной некогда праведным Иоанном Кронштадтским. В прошении архимандрит Аверкий объяснял причину самовольного оставления Забайкальской епархии: «Выехал в Крым на лечение. Не имея денег, устроился на службу в военный флот (по всей вероятности, военным или флотским священником. — Ю.Б.). Переведен в Порт-Артур. А образованная Владивостокская епархия в лице архиерея Евсевия взяла меня». Резолюция епископа Мелетия (Заборовского) на прошение архимандрита Аверкия была такова: «Выслать икону в Царевококшайск в с. Семеновку». Но икона так и осталась в Забайкалье: ныне она находится в с. Урлук в школьном музее.

К 1917 году обитель разрослась: три деревянных храма в самом монастыре, школа при монастыре, а также Пантелеимоновский скит с церковью на Ямаровских водах.

Последним игуменом обители был иеромонах Пимен (1926−1927). Он управлял монастырем в тяжелые годы. В 1927 году иеромонах Пимен присутствовал на торжествах по случаю 200-летия Иркутской епархии, где поделился своими бедами со священноначалием. В дневнике местного летописца протоиерея Петра Попова по этому случаю появилась запись: «О<тец> Пимен сообщил, что монастырь кончил свое существование: братия вынуждена разойтись, здания разобраны и увезены, такая же участь ждет и храм».

В 30-е годы прошлого века еще доживали в разрушающей обители последние дни старцы-монахи, что с ними стало впоследствии — неизвестно. Вскоре перестал существовать и сам Иоанно-Предтеческий монастырь. Советские исследователи истории края писали, что упадок монастыря был предсказуем: обитель находилась вдали от центральных городов и больших дорог, не имела хлебопашенных земель; слабая заселенность Забайкалья и весь уклад жизни переселенцев сказывались и на числе монахов в обители; скудное питание, тяжелые климатические условия также не благоприятствовали процветанию обители. Нам же кажется, что к упадку обитель привело то духовное и нравственное обнищание российского общества на рубеже XIX—XX вв.еков, которое стало причиной событий 1917 года, а позже — убийства царской семьи — помазанников Божиих, массовых расстрелов пастырей и православных мирян.

«Сие место прославилось…»

Со смертью монахов-старцев жители окрестных сел, в особенности старообрядцы, перешедшие в единоверие, не оставили обитель на полное разорение безбожникам: до 50-х годов прошлого века в обители сохранялись некоторые постройки, могилы и келья преподобного Варлаама. Из 30 монастырских колодцев, выкопанных братией, сохранилось в хорошем состоянии три.

Но самое главное: была жива народная память почитания святого места и святынь монастыря. В течение всех десятилетий безбожия 29 мая/11 июня, в день празднования иконы Божией Матери «Споручница грешных», в память о принесении в Иоанно-Предтеченский монастырь из Кяхты чудотворной иконы жители совершали крестный ход от Пророка-Илиинского храма с. Урлук к развалинам монастыря. Несмотря на различные запреты власть имущих, несмотря на насмешки односельчан, ходили верующие к заброшенному Чикойскому монастырю, дабы поклониться святыне, набрать святую воду из монастырских колодцев, помолиться о здравии своих родных, об урожае, о заступлении от бед. Отправлялись группками и поодиночке, пешком, на лошадях, а иногда и на машинах. Со временем селяне заметили, что у тех, кто каждый год ходит на «Споручницу», и дом полон, и дети здоровы, и в огороде все растет.

В наше время крестные ходы вновь стали тем, чем и должны быть, — молитвенным шествием. И с каждым годом число крестноходцев увеличивается. В 2002 году в крестном ходе впервые приняли участие паломники из Читы, а через год к крестному ходу присоединились прихожане Успенского храма г. Кяхта и Богородице-Казанского города Северобайкальск, возглавляемые своими настоятелями. На крестный ход ими была привезена святыня кяхтинского храма и всего Забайкалья — икона Божией Матери «Споручница грешных», обретенная в середине 90-х годов прошлого века.

Дорога идет все время в гору около 20 км, из них 2 км крутого подъема. О горной системе Предтеченского монастыря и говорилось, и писалось много, но все равно поражаешься чуду, которое проявляется здесь в каждое лето, даже в самое засушливое: на вершине горы бьет ключ, а в монастыре всегда полны водой древние монастырские колодцы.

По прибытии на место, где некогда находился один из процветающих монастырей Сибири, священники совершают водосвятный молебен и освящают воды древних колодцев. После торжественного богослужения всех ждет братская трапеза прямо на поляне: местные жители считают обязательным испить на намоленной монастырской земле чаю на колодезной воде.

Святой Варлаам — единственный из святых подвижников, стяжавший святость, живя непосредственно в Забайкалье. Великим Божиим благоволением можно считать и то, что Господь не только открыл имя этого пустынника, подвизавшегося в середине XIX века в пустынных горах, но и сподобил всех нас быть свидетелями обретения мощей преподобного Варлаама.

Начиная с 1998 года интерес к истории Иоанно-Предтеченского монастыря и его основателю пустынножителю Варлааму постоянно растет. Не только православные исследователи заинтересовались судьбой монастыря: в Чикойских горах неоднократно проводились археологические раскопки преподавателями и студентами Забайкальского государственного педагогического университета, археологами из других регионов России. В июле 1999 года состоялись выездные Иннокентьевские чтения, местом для проведения которых был выбран Красночикойский район. Во главе с епископом Читинским и Забайкальским Иннокентием (Васильевым; ныне архиепископом Корсунским) участники и организаторы конференции побывали на развалинах Иоанно-Предтеченского монастыря. Профессора ЗабГПУ, краеведы, православные исследователи высказывали свои предположения о том, где следует искать лежащие под спудом мощи святого.

Божиим провидением обретение мощей было осуществлено преемником владыки Иннокентия — епископом Читинским и Забайкальским Евстафием (Евдокимовым). Вот как это было.

В 2002 году в Чикойские леса отправилась экспедиция в составе настоятеля Свято-Троицкого храма г. Улан-Удэ священника Евгения Старцева и краеведов из Республики Бурятия А.Д. Жалсараева и А.Д. Тиваненко. Уверенность исследователей в том, что место упокоения преподобного Варлаама будет отыскано, основывалась на жизнеописании пустынника Варлаама, составленного епископом Мелетием (Заборовским). После непродолжительных поисков место, указанное святителем Мелетием (напротив алтарного окна с южной стороны придела во имя иконы «Всех скорбящих Радость» Иоанно-Предтеченского храма), было найдено.

После получения патриаршего благословения, 21 августа 2002 года к Иоанно-Предтеченскому монастырю направился возглавляемый епископом Читинским и Забайкальским Евстафием крестный ход. Священнослужители, насельницы Всехсвятского монастыря, паломники из Москвы, Читы и Улан-Удэ, местные жители прошли от поселка Урлук до монастыря. Никто не предполагал, что раскопки будут длиться так долго. Трижды земля обваливалась. Наконец уже глубокой ночью под молитвенное пение были обретены мощи преподобного. Сомнений в их подлинности не было: вместе с мощами был обретен деревянный настоятельский крест, который чудесным образом не истлел.

Достойно внимания то, что в житии преподобного Варлаама отмечается: у чикойского подвижника была святыня — икона Соловецких чудотворцев Зосимы и Савватия — благословение игумении Елпидифоры. С этой иконой она отправила письмо, в котором писала: «Сей образ из той обители с их мощей. Изливаю Вам душевное мое желание, чтобы с помощью Божией и молитвами сих угодников Ваше сие место прославилось как лавра и обитель Соловецких чудотворцев… Просите сих угодников. Они Вам будут помогатели». 8/21 августа, когда были обретены мощи святого Варлаама Чикойского, празднуется как раз память преподобных Зосимы и Савватия.

Владыкой Евстафием и священнослужителями мощи были переложены в приготовленную гробницу и привезены в Читу.

Но хотя мощи и перенесены с места их первого упокоения, благодать Божия на том месте остается, и преподобный Варлаам равно ходатайствует за всех, с верой притекающих и к его мощам, и к месту их былого упокоения.

А накануне дня обретения мощей преподобного Варлаама, 19 августа, в Читинском Спасо-Преображенском храме был совершен постриг. Новопостриженный монах был наречен в честь святого Варлаама Чикойского. По необычному стечению обстоятельств иеромонах Варлаам (в миру Василий Попов) был некогда послушником в храме «на Семеновке» в Йошкар-Оле, где был погребен один из наместников Иоанно-Предтеченского монастыря — архимандрит Аверкий.

Мощи преподобного Варлаама сейчас находятся в кафедральном соборе в честь Казанской иконы Божией Матери в Чите. Многовековой опыт свидетельствует: монастыри и храмы России, в которых находились мощи святых, сохранились, несмотря на войны, смуты, гонения, и действуют до сего времени. Верим, что молитвами и заступничеством преподобного Варлаама Чикойского Господь охранит город Читу и все Забайкалье от врагов видимых и невидимых.

Преподобный Варлаам Чикойский прославлен в Соборе Сибирских святых в 1984 году (память 10/23 июня). Известно, что к Поместному собору 1918 года в Забайкальской епархии собирали материал для общецерковного прославления подвижника Чикойского: владыкой Мелетием (Заборовским), епископом Забайкальским и Нерчинским, было составлено жизнеописание преподобного, легшее в основу очерка о преподобном известного православного писателя Евгения Поселянина. Документы, необходимые для прославления, мог доставить в Москву делегат от Забайкальской епархии — епископ Селенгинский Ефрем (Кузнецов), убиенный вместе с протоиереем Иоанном Восторговым большевиками в 1918 году.

Обитель же, некогда основанная трудами преподобного Варлаама, постепенно приводится в порядок. Поставлен крест и ограда на месте обретения мощей преподобного Варлаама — над алтарной частью разрушенного храма в честь иконы Божией Матери «Споручница грешных»; возведена часовня во имя преподобного Варлаама Чикойского, заботливой рукой прикрыты каменными плитами останки неизвестного монаха, отреставрирована могильная плита иеромонаха Феофана. Тщательно охраняют местные жители горные колодцы. Сохраняют уцелевшие святыни: кольчугу Варлаама Чикойского и икону, подаренную святым Иоанном Кронштадтским. Семена Православной веры, посаженные преподобным Варлаамом, дают сегодня сторичные плоды: повсеместно в Читинской и Забайкальской епархии строятся храмы, совершаются крестные ходы, возрождается монашеская жизнь. Преподобный Варлаам Чикойский вслед за святым Серафимом Саровским, своим современником и духовным руководителем, проповедует: «Стяжи дух мирен — и вокруг тебя спасутся тысячи».

http://www.pravoslavie.ru/put/80 314 100 000


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru