Русская линия
Столетие.Ru Мария Светланова14.03.2008 

Сиротство длиною в жизнь
Огромное количество детей-сирот в нашей стране является следствием фактического провала социальной политики

Смена общественно-политического устройства в нашей стране в начале 90-х годов изменила картину мира россиян, вторглась в их судьбы… Это время сейчас отступает в историю. Словосочетания «лихие девяностые», «мрачные девяностые», которые так активно в последнее время употребляются в политических дискуссиях, служат инструментом разделения прошлого десятилетия и нынешнего. Однако прошлое далеко не изжито. Тому доказательством служит число детей-сирот, воспитанников детских домов, школ-интернатов, значительно увеличившееся в начале прошлого десятилетия и остающееся неизменно высоким.

Экономическая и социальная нестабильность, связанная с реформами, резкая социальная дифференциация на фоне общего низкого уровня жизни привели к тому, что значительная часть общества оказалась маргинализированной, изолированной от остального общества. От такого положения вещей особенно пострадала самая незащищенная часть российского общества: дети и молодежь. Если в 1992 году функционировало 577 детских домов, то в 2004 году — уже 1314 дома. В России, по данным государственной статистики, за последние 16 лет общее число детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, увеличилось в 1,5 раза, а удельный вес таких детей в числе всех детей в возрасте до 18 лет — в 2,5 раза. На сегодняшний день число детей, оставшихся без попечения родителей, достигло в стране более 800 тысяч человек. Из них 260 тысяч проживают в учреждениях государственной опеки: детских домах и школах-интернатах.

Биологическими сиротами, т. е. детьми, родители которых умерли, являются на сегодняшний день лишь 5% воспитанников государственных учреждений.

Все остальные — это социальные сироты, то есть дети, имеющие семью, но оставшиеся без родительского попечения в силу различных причин (к ним, как правило, относят алкоголизм, инвалидность матери, оставление родителями ребенка и невыполнение ими своих прямых обязанностей, пребывание родителей в местах лишения свободы и др.). По словам учительницы одной из московских школ-интернатов, имеющей сорокалетний стаж работы, «в советское время были дети из трудных семей. Наш интернат как раз создавался для тех родителей, у которых не было возможности дома держать детей. Интеллект у всех детей был в норме. И поэтому с ними возникала единственная трудность: они были запущены педагогически». В период с 1999 по 2004 гг. число случаев лишения родительских прав увеличилось приблизительно на 40%, и продолжает расти число детей, помещаемых в государственные учреждения.

Меняется мир, и вместе с ним меняется роль современной семьи. Надо сказать, что в истории человечества существовали различные модели взаимоотношений отцов и детей. В настоящее время, как писала Маргарет Мид, известный американский этнограф, мы можем наблюдать префигуративный тип культуры, который характеризуется тем, что дети уже не стремятся перенимать опыт своих родителей, напротив, сами родители учатся у своих детей. Еще совсем недавно старшие могли говорить: «Послушай, я был молодым, а ты никогда не был старым». Теперь же молодые люди со всеми основаниями могут им возразить: «Ты никогда не был молодым в мире, где молод я, и никогда им не будешь». Родители вслед за детьми осваивают новые технологии, то и дело переучиваясь и заново привыкая к меняющейся картине мира. А дети зачастую выступают в роли экспертов в решении проблем собственных родителей.

Российские ученые в последнее время часто констатируют факт самоустранения родителей от воспитательного процесса своих детей.

Они связывают это явление с необходимостью бороться за выживание, с утратой воспитательных навыков, привычкой перекладывать ответственность за судьбу детей на государство и общество, а также падением авторитета родителей в глазах детей. Подрастающее поколение будто лишается родителей, ориентируясь в своем поведении только на себя и своих сверстников.

Такого рода тенденции порой приводят и к реальной утрате отеческой заботы — к социальному сиротству. Эта проблема характерна сегодня для многих развитых и развивающихся стран. Так, американские исследователи отмечают, что по всему миру больницы, родильные дома, специальные заведения заполнены брошенными младенцами. В разных странах их называют по-разному: «отказные дети», «казенные младенцы», «рожденные, чтобы быть покинутыми», «вечные новорожденные» и т. д. Международные эксперты ООН отмечают заметный рост числа брошенных детей в странах Западной и Восточной Европы.

Приходится констатировать, что огромное количество детей-сирот в нашей стране является следствием фактического провала проводимой до настоящего времени социальной политики, которую, по сути, можно было бы назвать антисоциальной. Лишь не так давно пришло осознание того, что необходимо приложить усилия для трансформации сложившегося положения вещей. Прошлый год был объявлен правительством Москвы годом ребенка. Нынешний год, по инициативе президента В. Путина, стал годом семьи. Государство заявляет о намерении уменьшить количество детских домов до минимума, стимулировать усыновления, содействовать устойчивому развитию семьи, повышению рождаемости и т. д. О каких-то значительных успехах говорить пока рано. Например, высокий рост рождаемости, наблюдаемый в последние годы и активно декларируемый президентом России, естественным образом объясняется тем, что поколение бэби-бума 1983−1984 гг. выросло и сейчас активно заводит собственные семьи, обзаводится потомством. Значит, зависимость количества рождений детей от мер семейной политики далеко не очевидна.

Что касается детей-сирот, то надо четко осознавать: в российских условиях пока невозможно отказаться от учреждений государственной опеки, поэтому меры по улучшению системы их функционирования крайне необходимы.

Различные фонды и некоммерческие организации берут на себя львиную долю обязательств по поддержке обездоленных детей. Они перечисляют деньги, проводят психологические, профориентирующие, подготавливающие к самостоятельной жизни программы.

В Живом Журнале плодятся сообщества, в которых обсуждаются проблемы обездоленных детей, способы оказания им реальной помощи (например, http://community.livejournal.com/otkazniki/, http://community.livejournal.com/detdom/, http://community.livejournal.com/kinderhilfe/). Почти ежедневно газеты пишут о сиротах, рассказывают истории их усыновления. Любой желающий заняться благотворительностью, стать волонтером или взять ребенка в семью, заглянув в Интернет и набрав в строке поиска слово «сирота», получит исчерпывающую информацию о множестве организаций, занимающихся такого рода помощью и готовых принять в свои ряды новых членов, а также найдет сведения о нуждающихся в усыновлении детях. В их число входят сайт центра «Наша семья» (http://www.pro-mama.ru/), который занимается профессиональным устройством детей в семьи, портал «ДетскиеДомики.Ру» (http://www.detskiedomiki.ru/), представляющий собой единое информационное пространство, посвященное детям-сиротам и детям с особенностями в развитии, проект «К новой семье» http://www.innewfamily.ru/, сайт «Наши дети» (http://www.nashi-deti.ru).

Однако эта деятельность представляет собой отдельный, замкнутый мир, слабо связанный с жизнью воспитанника в учреждении. Воспитатели, не имеющие возможности принимать в каждом ребенке персональное участие, дарить любовь и ласку, учат детей не жить, а выживать, как животных. Нередко, будучи часто агрессивно настроенными, они убеждают детей в том, что те неполноценны, резко отзываются об их родителях.

Отсутствие толерантного отношения к другому в российском обществе, высокий уровень культурной табуированности, неприятие всего, что как-то отличается от привычного и обжитого мира простого человека, влияет и на восприятие сирот. За ними закрепляется стигма, клеймо отверженных, чужих, лишних людей, их считают генетически иными. Ребенка-сироту не могут принять таким, какой он есть, не приукрашивая, но и не демонизируя его качества. В массовом сознании сирота воспринимается как носитель неизлечимой болезни, люди сторонятся таких детей, как будто они заразны. Само слово «сирота» уже вызывает отрицательные коннотации в обществе. В связи с этим Виктория Шмидт, старший научный сотрудник Института коррекционной педагогики, предлагает заменить его на словосочетание «ребенок с опытом пребывания в учреждении общественного воспитания». Ведь только ребенок имеет право судить о приобретенном им опыте жизни в условиях интерната как о негативном или позитивном, помогающем или мешающем ему жить.

При этом во многом именно на обществе и на безграмотной государственной политике лежит груз ответственности за сложные судьбы выпускников детских домов и школ-интернатов.

Всему вышесказанному в известной степени способствует и безответственная информационная политика СМИ, усиливающая негативное отношение общества к бездомным детям и сиротам. Им приписываются следующие характеристики: неуспешные, бесполезные, отверженные, одинокие, страдающие.

Согласно результатам исследования, проведенного Фондом общественного мнения в 2005 году, большинство опрошенных полагают, что детдомовцы — дети неблагополучные. 79% респондентов считают, что воспитанники детских домов отличаются от детей, растущих в семье. Из них 18% говорят о том, что дети-сироты обделены родительским вниманием и любовью. Вместе с тем респонденты видят и другие отличия детей, лишенных родительского попечения. В основном респонденты говорили о негативном отпечатке детдомовского воспитания — характеризовали детдомовцев как умственно и психически неразвитых (10%), агрессивных, озлобленных и ожесточенных (9%), грубых, наглых, плохо воспитанных (8%) или, напротив, как замкнутых и закомплексованных (7%), беззащитных и неприспособленных к жизни (6%). При этом преобладает мнение, что воспитанники учреждений государственной опеки — потенциальные неудачники. Так, 66% опрошенных считают, что они редко добиваются успеха, и только 15% - что часто. Бездомные дети, воспитанники детских домов воспринимаются, как бесполезный для общества элемент, как люди второго сорта.

Изменение системы ценностей, выражаемое в росте индивидуализма, отказе от традиций коллективной взаимопомощи, привело к тому, что общество не ощущает себя ответственным за судьбы обездоленных детей. По данным социологического исследования за 2003 год, 90% опрошенных считают, что помогать воспитанникам сиротских учреждений должно, в первую очередь, государство и лишь 29% полагают, что ответственность за таких детей несут все граждане страны.

В результате, как замечает Галина Семья, доктор психологических наук и международный эксперт по защите прав детей, при знакомстве с девушкой выпускники, по их личному признанию, не говорят о своем статусе сироты.

Современное общество вытесняет детей-сирот из области важного и ценимого, делает возможным феномен социального сиротства длиною в жизнь. Необходимо изменение отношения социума к детям-сиротам, признание их личного достоинства, осознание их полноценными людьми, объединение инициатив на разных уровнях. Иначе никакая государственная политика, даже самая продуманная, не сможет ничего изменить.

http://stoletie.ru/obschestvo/sirotstvo_dlinoju_v_zhizn.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru