Русская линия
Богослов. Ru Джанфранко Джиротти14.03.2008 

Интервью с главой Апостольской Пенитенциарии монс. Джанфранко Джиротти (Gianfranco Girotti)

Недавно в СМИ появилась новость о том, будто бы Католическая Церковь «расширила список смертных грехов «. Чтобы внести ясность в вопрос покаянной дисциплины Католической Церкви в настоящее время, а также отделить фантазии российских журналистов от действительных фактов, портал Богослов.Ru подготовил перевод интервью, послужившего источником неверных трактовок.

Новые формы социального греха

Генетические манипуляции, загрязнение окружающей среды, неравное распределение общественных благ, социальное неравенство — вот новые формы греха, появившиеся на горизонте человечества, как неизбежное следствие процесса глобализации. Это очередной вызов и для деятельности Апостольской Пенитенциарии, орган Римской курии, который с трудом пытается утвердить свой авторитет в эпоху, когда стирается само понятие о грехе.

Об этом в интервью «L'Osservatore Romano» (официальному газетному изданию Ватикана) на следующий день после окончания курсов для исповедников рассказывает епископ, глава Апостольской Пенитенциарии монс. Джанфранко Джиротти (Gianfranco Girotti).

Никола Гори: Апостольская Пенитенциария кажется чем-то окутанным тайной, не только в глазах общественного мнения, но для большинства верующих.

Монс. Джанфранко Джиротти: Ваше утверждение, к сожалению, соответствует реальности. После упразднения Датарии (Dataria) в 1967 г. и Канцелярии (Cancelleria) в 1973 г. Пенитенциария мало известна и в среде духовенства, при этом она является наиболее древним учреждением Римской курии. Причину этому, наверное, нужно искать в том, что ее деятельность проходит за кулисами общественной видимости, сопутствующей деятельности других ведомств. Апостольская Пенитенциария, по сравнению с другими органами, непосредственно занимается исключительно духовной деятельностью, наиболее соответствующей основной миссии Церкви, которая состоит в заботе о спасении душ (salus animarum).

Это папский универсальный орган, в компетенцию которого входят вопросы, относящиеся к области foro interno (области внутренней судебной ответственности). Сюда обращаются не только по вопросам о цензурах (порицаниях), нарушениях, исповеди, но и по поводу оккультных, неясных или не подлежащих разглашению ситуаций, например: диспенсации, санации, подтверждения о признании акта несостоявшимся в случаях, произошедших при неясных обстоятельствах. Кроме того, в нем рассматриваются дела по вопросам совести, морали, в том числе в частных случаях.

Н. Г.: Какое значение имеют вынесенные Вами решения?

М. Дж. Дж.: Это зависит от конкретного случая и цели, с которой принимается решение. В ряде случаев в зависимости от сложности ситуации оно носит воспитательный и/или резолютивный характер. В других случаях принятые советом решения могут использоваться, как меры предосторожности. То есть вероучительные и дисциплинарные выводы, сделанные на основании резолюций Пенитенциарии, могут по аналогии применяться подавшим прошение священнослужителем в более широкой сфере. Однако ни в коем случае данные решения не подлежат разглашению.

Н. Г.: Существует ли ещё смысл в существовании такого органа, как Пенитенциария, учитывая, что он создаёт некоторые трудности на экуменическом уровне?

М. Дж. Дж.: Я не вижу основания утверждать, что Пенитенциария создает какие-либо затруднения на экуменическом уровне. Если имеется в виду историографическая ошибка о прощении, которая с начала эпохи Возрождения никак не содействовала экуменической дискуссии, то достаточно сравнить это мнение с недавно представленным учёными обширной документацией, в которой обрисованы функции этого ведомства, исходя из которых совет можно объективно считать «источником благодати».

Н. Г.: Внимание к вопросу о грехе порождается заботами о нуждах современного общества или на основании опыта прошедших столетий?

М. Дж. Дж.: Опираться только на прошлое — значит нарушить союз с Богом и ближним. Если вчера понимание греха имело индивидуалистский характер, то сегодня по причине глобализации оно, это понимание, приобрело еще и социальный характер. Действительно, сегодня вопрос о грехе привлекает больше внимание, чем вчера, из-за своих более глубоких и разрушительных последствий для общества в целом.

Н. Г.: Значит Пенитенциария всё ещё нужна?

М. Дж. Дж.: Вне всякого сомнения. В эпоху, когда преобладает культура масс-медиа, когда всё становится публичным, думаю, что такое ведомство, как Апостольская Пенитенциария, заботящееся о внутреннем мире человека, в особенности о том, что касается его наиболее деликатных и скрытых сторон, является очень ценным орудием.

Н. Г.: Какие вопросы наиболее привлекают внимание Вашего ведомства?

М. Дж. Дж.: В первую очередь это те преступления, оправдание которых ввиду их тяжести, подлежит компетенции Святого Престола, это: оправдание сообщника в преступлении VI заповеди (канон 1378), святотатственная профанация Святейшего Таинства Евхаристии (канон 1367), прямое нарушение Таинства Исповеди (канон 1388, 1), диспенсация вследствие нарушений совершённых ad recipiendos Ordines («по исполнению приказа») в случае проведения искусственного аборта (канон 1041, 4), диспенсация вследствие нарушений, совершённых ad exercendos Ordines («отдавая приказ»; канон 1044 1).

Н. Г.: Как Вы прокомментируете реакцию общественности на скандальные ситуации, в которых замешана Церковь?

М. Дж. Дж.: Невозможно недооценить негативного значения ряда случаев, когда особо отчетливо проявилась человеческая слабость и структурное несовершенство Церкви. По этому поводу стоит отметить, как Церковь, обеспокоенная нанесенным ей ущербом, отреагировала и продолжает реагировать на подобные ситуации, используя методы решительного вмешательства, целью которых является забота о внешнем облике самой Церкви и благе всех верующих. Однако хочу высказать своё несогласие с тем чрезмерным вниманием, которое уделяют этим явлениям СМИ, которые критикуют Церковь с секулярных позиций.

Н. Г.: Иногда снисходительность Церкви и христианское прощение остаются общественностью неуслышанными. По Вашему мнению, почему так происходит?

М. Дж. Дж.: Сегодня многие считают, что раскаяние — это всего лишь раскрытие себя другому, вызванное необходимостью решения социальных проблем. Часто современные люди, выслушивая подобную «исповедь», пытаются таким образом помочь тем, кто испытывает трудности. Раскаяние, следовательно, в настоящее время стало пониматься в социальном аспекте с того момента, как социальные связи ослабились и одновременно усложнились в процессе глобализации.

Н. Г.: Что, на Ваш взгляд, представляют собой грехи современного общества?

М. Дж. Дж.: Существуют разные области, в которых сегодня отмечается греховное поведение по отношению к индивидуальным и общественным правам. Прежде всего это наблюдается в области биоэтики, где явно прослеживаются нарушения основополагающих прав Человека, которые происходят в ходе генетических экспериментов и манипуляций, результаты которых невозможно предвидеть и проконтролировать.

В другой области, социальной, это сфера потребления наркотиков, когда нарушается психика и помутняется рассудок, и тогда многие молодые люди оказываются вне церковной ограды.

И ещё: в области распределения общественных и экономических благ, когда бедные становятся всё беднее, а богатые — богаче, усугубляя таким образом социальное неравенство; а также в области экологии. Сегодня эти вопросы остро стоят перед лицом человечества.

Н. Г.: Если часто прибегать к индульгенциям, не будет ли это способствовать распространению магического отношения к вине и каре?

М. Дж. Дж.: Чтобы не впадать в подобное опасное и искажённое понимание, думаю, прежде всего необходимо знать и правильно понимать вероучительное значение индульгенции, которую Католическая Церковь считает выражением Божьего милосердия к своим детям, чтобы помочь им переносить страдания, порождённые грехами и возбудить в верующих больше усердия в проявлении христианской любви.

Церковь стремится в первую очередь привить своим детям дух молитвы и покаяния, а не принудить их к простому повторению формул и действий. Реформа Папы Павла VI, выраженная в Апостольской конституции Indulgentiarum doctrina от 1 января 1967, в определённой мере исключает всё, что могло бы склонить верующего к механическому пониманию индульгенции. В Конституции Павла VI четко изложены богословские предпосылки практики индульгенций, а также вероучительное значение общности верующих в Адаме и во Христе и сокровищницы Церкви, где находятся сверхдолжные заслуги святых. Индульгенции — подчёркивается — невозможно получить без искреннего покаяния и единения с Богом, а также исполнения предписанных дел благочестия.

Н. Г.: Вам не кажется, что условия для получения индульгенции являются слишком лёгкими?

М. Дж. Дж.: Если подумать, что вместе с обычными условиями для получения индульгенции — исповедь не более 15−20 дней до и после совершенного поступка, причащение и молитва о Папе — требуется состояние особенной чистоты и признаки ревностной христианской любви, чего нам трудно достигнуть по нашей немощности. Поэтому я считаю, что сложность исполнения этих требований не следует преуменьшать.

Н. Г.: Существуют грехи, которые Вы не можете отпустить?

М. Дж. Дж.: Пенитенциария — это «длинная рука» (longa manus) Папы в исполнении данной ему «власти ключей» в Церкви (potestas clavium). Поэтому для исполнения функций данных ему в области foro interno, Пенитенциария обладает всеми возможностями, за исключением тех случаев, когда Папа, заранее предупредив кардинала-пенитенциария, желает оставить решение за собой. Пенитенциария, следовательно, может исполнять в области foro interno, все те действия, подлежащие компетенции остальных ведомств Римской курии.

Н. Г.: В отношении аборта существует общее мнение, что Церковь не принимает во внимание сложные ситуации, в которых порой находятся женщины.

М. Дж. Дж.: Мне кажется, что подобная обеспокоенность не учитывает усилий, которые прилагает Церковь для защиты и заботы о достоинстве и правах женщины. Существуют многочисленные инициативы, над которыми католические учреждения неустанно работают с твердой решимостью противодействовать каким-либо современным культурным и социальным тенденциям, направленным во вред женщине. Церковь также оказывает содействие в процессе усыновления и эффективную помощь незамужним матерям, прилагая усилия для того, чтобы эти дети, явившиеся на свет из-за непредусмотрительности родителей, получили необходимое образование.

Интервью Николы Гори (Nicola Gori) (c)L'Osservatore Romano — 9 marzo 2008. Перевод — Богослов.Ru

http://bogoslov.stack.net/text/290 130.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru