Русская линия
Фонд стратегической культуры Деян Мирович11.03.2008 

Падение сербского правительства

8 марта 2008 г., на внеочередной пресс-конференции сербский премьер-министр В. Коштуница заявил: «Правительство, которое не может проводить единую политику, больше работать не может, это означает конец правительства, это означает, что мы должны вернуть мандат народу. Правительство, в котором появились настолько сильные противоречия, естественно, не может больше существовать».

В. Коштуница заявил о том, что парламентские выборы необходимо провести 11 мая 2008 г. и предложил президенту Сербии Б. Тадичу распустить парламент. Тадич уже на следующий день, 9 марта, объявил, что подержит предложение Коштуницы и в соответствии с Конституцией назначит проведение выборов.

Причины падения правительства. В качестве первой причины падения правительства указывается противоречия между его членами по косовскому вопросу и по поводу вступления Сербии в Евросоюз. Эти противоречия существуют давно. Тадич никогда не скрывал, что для него членство Сербии в ЕС — главная цель, добиться которой необходимо любой ценой, даже если такой ценой будет распад сербского государства. Так, в 2006 г. Тадич открыто заявлял, что членство в ЕС важнее сохранения единого государства Сербия и Черногория. Итальянский министр иностранных дел Массимо Д`Алема указывает, что ту же позицию Тадич занимал и в отношении Косова, но не смел открыто ее высказать: помехой служили твердая позиция России и возможное возмущение народа. Д`Алема посетил Белград в начале декабря 2007 г., и корреспондент газеты «Нью-Йорк Таймс» передал комментарии итальянского министра иностранных дел, которому Борис Тадич в доверительной беседе сказал: «раз русские настолько категоричны, то он не может им позволить быть большими сербами, чем он сам».

Вторая причина падения правительства связана с министром экономики и регионального развития М. Динкичем — председателем незначительной проамериканской партии «Г17», входящей в состав правящей коалиции. Однако в течение довольно длительного времени он открыто проводит политику, противостоящую позиции правительства. Например, Динкич выступал против подписания договора между «Газпромом» и «Нефтеиндустрией Сербии». Он считал, что Косово должно вступить в Международный валютный фонд, несмотря на то, что подобное право имеют только государства. Динкич фактически открыто призывал разорвать Конституцию Сербии. В начале марта 2008 г., на телепрограмме канала «Б 92» он заявил о том, что «отстаивание Коштуницей Косова как части Сербии является коллективным сумасшествием», а когда журналист заметил, что в Конституции Сербии записано, что Косово — это часть Сербии, то Динкич развязно высказался в том духе, что «нельзя вести народ в пропасть только потому, что что-то записано в какой-то бумажке». И с гордостью добавил: «Все члены тадичевой Демократической партии думают так же, как я, но не смеют открыто это сказать, поскольку в СМИ запущено клише, что с независимостью Косова в Сербии случится что-то катастрофичное». По утверждению Динкича «и Тадич думает так же, только не говорит», вернее, «говорит, но на другой манер, не так открыто».

Третья причина падения правительства связана с человеком, которого нет в Сербии. Председатель Сербской радикальной партии Воислав Шешель, уже пять лет находится в заключении в Трибунале по бывшей Югославии. Этот харизматичный лидер оппозиции, подобно С. Милошевичу, был удален из Сербии по политическим мотивам — о том, как возводилось обвинение, носящее сугубо заказной характер, против прорусских сербских политиков, мешающих Западу и властям в Белграде, подробно пишет бывшая пресс-атташе главного обвинителя трибунала и советница Карлы дель Понте француженка Флоренс Артман в своей книге «Мир и наказание».

В начале марта 2008 г. Шешель предложил своим соратникам из Сербской радикальной партии, чтобы в парламенте Сербии была принята резолюция по Косову и Евросоюзу, в которой бы указывалось, что Сербия не вступит в ЕС без Косова. Когда резолюция обсуждалась в парламенте, Коштуница, с одной стороны, не мог не голосовать за нее: он должен был показать сербскому народу, что для него Косово важнее Евросоюза. С другой стороны, Тадич должен был голосовать против, чтобы показать Брюсселю, что для него ЕС важнее Косова. И ставленник Тадича на посту председателя парламента О. Дулич, прервав заседание, на котором обсуждалась резолюция, потребовал созыва заседания правительства для ее обсуждения. Естественно, правительство, большинство которого составляют члены Демократической партии Тадича и «Г 17» Динкича, резолюцию отклонило.

Выборы. Каковы будут результаты предстоящих выборов?

Согласно исследованиям, проведенным агенством «Media Galup» в Сербии в период с 7 по 12 февраля, на предстоящих выборах пророссийская СРП получит 39,4% голосов, коалиция Демократической партии Тадича и «Г 17» — 37,5%, коалиция Демократической партии Сербии Коштуницы и партии Новая Сербия — 10,3%, проамериканская Либерально-демократическая партия — 5,4%, Социалистическая партия Сербии — 3,9%, и остальные — 3,5% голосов избирателей.

Согласно тем же оценочным данным, после выборов Коштуница сможет сформировать правительство вместе с СРП, — если, конечно, он того захочет. СРП, со своей стороны, не отрицает возможности создания коалиции с Коштуницей после проведения выборов. Возможна ли такая коалиция?

Решающую роль здесь будут играть следующие факторы:

В Сербии существует огромное недовольство в связи с провозглашением независимости Косова 17 февраля 2008 г. Это может увеличить количество голосов за Коштуницу и СРП. Кроме того, Россия пользуется невероятной популярностью у сербской общественности. Согласно исследованиям, проведенным агенством «Политикум» в августе 2006 г., 47% опрошенных сербов высказались за углубление взаимоотношений между Сербией и Россией. В октябре 2007 г. этот процент увеличился до 59,3. После провозглашения независимости Косова эти показатели стали еще выше.

Однако прозападные силы, под контролем которых находятся практически все СМИ в Сербии, будут вновь запугивать народ введением санкций, новыми бомбардировками и т. д. Например, прозападный министр обороны Шутановац, выступавший за вступление Сербии в НАТО, 9 марта 2008 г. в своем интервью под заголовком «В мае выбираем между Европой и изоляцией» заявил, что «государство будет разорено и подвергнуто санкциям, если не победит партия Тадича». Это ложь, но в Сербии нет больше свободных СМИ, способных опровергнуть подобные заявления.

Итоговое решение сербских избирателей на парламентских выборах в мае остается под вопросом: выберут ли они национальное достоинство или вновь победу одержит страх? Что победит: собственный или чужой выбор, право или сила? Та же дилемма стоит и перед Коштуницей.

Напомню о беззаконном вторжении в Косово миссии ЕС и приведу высказывание великого русского философа И. Ильина: «Настоящий закон не принуждает человека, не рушит его достоинство и не лишает его духовного самоправления, напротив, истинный закон едино живет, едино действует, едино совершенствуется благодаря свободному личному принятию и личному признанию». В настоящее время вступление Сербии в ЕС может принести сербскому народу только еще большие унижения и нарушения его прав. Пророчески звучат слова заместителя председателя сербского парламента, депутата от Сербской радикальной партии генерала Б. Делича: «Или Сербия повернется к России, или прекратит свое существование».

Перевод с сербского Филимоновой А.И.

http://kosovo.fondsk.ru/article.php?id=1272


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru