Русская линия
Православие.Ru Славенко Терзич12.03.2008 

Месть проигравших
Беседа с историком Славенко Терзичем

Политический передел Балкан в XIX и XXI веке соответствует планам мировых держав. Мы сталкиваемся с пересмотром результатов мировых и балканских войн, европейской историографии и национального состава Балкан. Некоторые элементы современных проектов исторического реваншизма, с которыми мы имеем дело, когда речь идет о «независимом Косово и Метохии», связаны неразрывной традицией с идеей Третьего рейха. По мнению доктора Славенко Терзича, историка из исторического института САНУ (Сербской академии наук и искусств), «сегодняшнее игнорирование этнических чисток сербов в Косове и Метохии в период с 1878 по 1912 год и после 1945 года — это реванш политических сил, потерпевших поражение в обеих мировых войнах».

Др.Славенко Терзич
Др.Славенко Терзич
— В последнее время мы наблюдаем за созданием псевдо-государства «Косово» и особенно следим за реакцией европейских вершителей международной политики. На что вы, как историк, в данном вопросе обращаете особое внимание?

- Я считаю, что Европа, в особенности юго-восточная Европа, столкнулась с пересмотром результатов первой балканской и обеих мировых войн. Помимо этого мы стали свидетелями ревизии европейской историографии и общепризнанных фактов и положений о национальном составе этой части континента.

— Что конкретно стало предметом пересмотра?

- К примеру, на протяжении многих лет западная пропаганда упорно повторяет, что в 1912 году сербы военной силой заняли, «оккупировали» Косово и Метохию, как будто это была отдельная албанская административная единица.

В мировой политике, как минимум, четыре вопроса представляются ложно.

Во-первых, косовский вилайет в 1912 году был только одной из нескольких десятков подобных административно-территориальных единиц Османской империи. Это не был «албанский вилайет». Он охватывал всю старую Сербию, то есть Рашскую область, Косово и Метохию и Скопско-Тетовскую область.

Во-вторых, в этом вилайете не албанцы составляли этническое большинство, а сербы и другие славяне.

В-третьих, Сербия в 1912 году воевала не против албанцев, а, вместе со всеми балканскими христианами, за освобождение от подчинения Османской империи.

В-четвертых, албанцы в составе турецких войск фанатично воевали против балканских христиан до самого конца войны.

Христианской Европе известно, что сербы участвовали в остановке османского похода на Европу, а потом, с конца XVII века, и в изгнании турок из Европы. Этот факт в свое время мотивировал Генри Киссинджера искать истоки косовского кризиса в многовековом противостоянии ислама и христианства.

- Мусульманская Турция более-менее отстранена от Балкан с 1912 года. Но процессы, о которых вы упоминаете, продолжаются. Каков исторический подтекст участия во всем этом региональных и мировых сил?

- Общими силами балканских христиан Турция вытеснена из Европы, но складывается такое впечатление, что она хочет вернуться на Балканы. Албания и Турция в 1992 году заключили договор о союзничестве. Турция сразу поспешила признать самопровозглашенное государство на территории Сербии. Бывший президент Турции Озал заявил, что бывшие границы Османской империи на Балканах остаются границами сферы интересов Турции. Некоторые исследователи полагают, что США доверили регулирование отношений на Балканах Германии и Турции.

Если речь зашла об исторической подоплеке, то ключевую роль в решении балканского и восточного вопроса на Берлинском конгрессе 1878 года взяла на себя Австро-Венгрия. Главной целью Вены было ослабление российского влияния и установление контроля не только над западной, но и над восточной частью Балкан. Австро-Венгрия даже ценой войны старалась помешать возникновению крупного, компактного сербско-славянского государства и, прежде всего, сербскому объединению.

Одним из ведущих идеологов австро-венгерской стратегии на Балканах был Беньямин Калай, консул в Белграде (1868−1875) и оккупационный администратор Боснии и Герцеговины (1882−1903). Он стремился к созданию на Балканах системы небольших государств-сателлитов, ссорящихся между собой, при насколько возможно меньшем сербском государстве. Министр иностранных дел Австро-Венгрии Дьюла Андраши назвал эту стратегию «программой будущего». Уже в июне 1880 года в Вене был сделан вывод, что албанцев можно использовать как «разоряющую силу» на южнославянском пространстве…

Историк Х.Д. Шандерл полагает, что на начальном этапе организации албанского националистического движения ведущую роль сыграла Великобритания. Лорд Эдмунд Фицморис в апреле 1880 года огласил положение, согласно которому в интересах Европы следует создать «сильную Албанию», в которую входили бы Скадарский, Янинский, Косовский и Битольский вилайеты, находящиеся под властью султана. Позже эту роль взяла на себя Австро-Венгрия.

Так чем же отличается сегодняшняя политика Запада и США от политики создания «сильной Албании» или, как сейчас говорят, «Великой Албании»?

— При королевстве, а затем Федеративной республике Югославии на стороне албанского меньшинства выступало несколько государств, как мы видим сейчас, отнюдь не с добрыми намерениями. Что объединило настолько идеологически разные государства в постоянном стремлении к дестабилизации Югославии?

- Их связывает упорное желание помешать объединению сербов и созданию сербского национального государства. Для них это, в соответствии с застарелыми предрассудками и клише, одновременно и борьба против России.

В первую очередь обращает на себя внимание использование на различных уровнях и с различными целями албанского меньшинства в целях раскола югославского и сербского государств и увеличения зоны албанского влияния. Вы помните, что НАТО бомбило Сербию, якобы, чтобы защитить албанское меньшинство. А сейчас мы видим, что речь идет о захвате основы сербской государственной и культурной идентичности. Так называемый свободный демократический мир совершенно не принимает во внимание, какими средствами пользуются сторонники албанского сепаратистского движения в Косове и Метохии — от единичных преступлений и этнических чисток до бандитских террористических актов в период между мировыми войнами или акций ОАК (Освободительная армия Косово) в конце XX века.

Программа по решению албанского национального вопроса Академии наук Албании в Тиране, обнародованная 20 октября 1998 года, упоминает, помимо всего прочего, о неком «историческом Косове», которое помимо сегодняшних Косова и Метохии распространяется еще и на Враньский котлован, который они называют «восточное Косово», а так же на Кумановско-Скопскую область («южное Косово») и северные части Черногории, которые называют «западным Косовом». Столица этого Косова, которое просто выдумано, должна разместиться в Скопье (столица сегодняшней Македонии), потому что здесь, как говорят, была столица античной провинции Дардании.

- При чем здесь античность, когда известно, что албанцы — народ с побережья Каспийского моря, только около 1050 года пришедший на Балканы из Сицилии? Кто написал им такую историю?

- Существует три теории происхождения албанцев, что они пришли с Кавказа (теорию выдвинул в XIX веке французский консул в Янине Анри Пуквилль), что они представляют собой смесь различных древнебалканских элементов и что они по происхождению иллирийцы. Третью теорию больше всего разрабатывала австро-венгерская дипломатия, хотя между последним упоминанием об иллирийцах и первым упоминанием об албанцах прошло восемь веков.

В конце 1896 года в Вене государственная элита приняла решение о создании автономной Албании под протекторатом Австро-Венгрии. Уже в 1897 году Лайош Талоцци, гражданский комиссар оккупированной Сербии (1915−1916), написал «Популярную историю албанцев», а потом «Букварь», созданный по образцу букварей для основных школ в Боснии и Герцеговине. В 1906 году в Талоксе вместе с известными историками Виречеком, Миланом Шуфлаем и другими он начал искать источники средневековой истории албанцев. Первый том «Acto albanicae» появился в Вене в 1913 году, а второй — в 1918-м. В 1916 году в Мюнхене и Лейпциге опубликовано двухтомное издание «Иллирийско-албанские исследования» под редакцией Талоцци. В Вене уже двадцать лет выходит журнал «Дардания», а в 1990 году известный нам Волфганг Петрич вместе с Карлом Казером и Робертом Пихлером опубликовал тенденциозную книгу о Косове.

Между тем, в Австрии есть исследователи, которые объективно оценивают события на Балканах. Я упомянул бы книги Ганса Хофбауера «Балканская война: разорение Югославии: 1991−1999» и Малте Олшефского «Новый бой Сербии за Косово».

- Проектирование албанского государства на сербской территории Балкан, как выяснилось, началось еще в конце XIX века. А кто сегодня наследует австро-венгерскую политику?

- Сегодняшняя политика ведущих стран ЕС и США по отношению к сербам и юго-восточной Европе в большей степени напоминает концепцию «Великой Средней Европы» Фридриха Наумана 1915 года (создание системы «искусственных» государств на Балканах, где Сербия даже этого титула «искусственное государство» не заслужила), а частично эта политика напоминает и о некоторых идеях Великого германского рейха. Общество по делам юго-восточной Европы, основанное в Вене в 1940 году, разработало в конце 1941 года обширный проект установления «порядка и мира на Балканах».

Всем известно, каким оказался этот «порядок и мир».

Не напоминает ли это ситуацию, когда развал Югославии и разделение Сербии годами упорно позиционируются как усилия по «установлению стабильности на Балканах»?

Заместитель Ахтисаари Альберт Роан, одно время бывший исполнительным директором при кабинете генерального секретаря ООН Курта Вальдхайма, проявил себя как откровенный реваншист по отношению к сербам и Сербии. В интервью «Политике» 21 июня 2006 года он сказал: «Я не хотел бы говорить о сербских военных преступниках, я лучше не вспоминал бы о роли Сербии в первой мировой войне. Сербия однозначно не имеет никакого права восстановить свою власть над Косовом, вы должны с этим согласиться».

— Почему наше прошлое породило такую недоступную здравому смыслу цепь событий, завершившуюся провозглашением независимости Косова при поддержке западных держав?

— Это нарушение Международного права и системы международных отношений, созданной в течение XX века. Косово и Метохия являются международно-признанной частью Сербии, в том числе — как часть государства Югославия — решениями Конференции послов в Лондоне 1912−1913 годов, Бухарестским мирным договором 1913 года, Версальским мирным договором 1919 года, решением Парижской мирной конференции 1946 года, а также целым рядом других международных договоров.

Насилие над Сербией может быть сравнимо только с Мюнхенским договором 1937 года, заключенным между Гитлером, Муссолини, Чемберленом и Даладье, согласно которому Чехословакия должна была отдать Судетскую область Германии, для того чтобы Гитлер признал, что Германия больше не имеет территориальных претензий к Европе.

Сегодня почти все ведущие западные лидеры говорят, что Косово — это «единичный случай» и прецедентом он не станет. Но это обман мировой общественности.

— Известно, что антиславянские тенденции имеют давнюю традицию…

- Со времен Албанской лиги (1878−1881) и до сегодняшнего дня в определенных кругах в Европе и США проявляются сильные антиславянские настроения.

С другой стороны, албанцы искусно представляют это как борьбу с якобы панславизмом в юго-восточной Европе. Например, албанский писатель Исмаил Кадере утверждает: «Косово — край, где было остановлено славянское нашествие в раннем средневековье. Так была разрушена панславистская мечта: освоение и славянизация главного европейского полуострова».

В отличие от Германии, Турции или Австрии, чья позиция обусловлена реваншизмом по отношению к сербам и Сербии, США сербский вопрос рассматривают в широком контексте своей политики от Балтики до Средиземноморья. Главной их целью является Россия. Именно в рамках этой стратегии строятся ими отношения как с Ближним и Средним Востоком, так и со Средней Азией. В условиях стремления к новому разделу мира Балканы становятся важной точкой для установления контроля в тылу «великого пути на восток».

Интересно, что албанцы никогда не соглашались вступать в союз с остальными балканскими народами для борьбы с Турцией. Длинные руки какой-то из великих держав, ищущих влияния на Балканах, всегда тянулись сюда. Сегодня полагают, что настал подходящий момент для создания «Великой Албании», и Запад это мнение поддерживает. Для этого провозглашается ложная историческая и этническая «иллиро-албанская» идентичность и выискиваются ее корни еще в античной Дардании.

— Но мы ведь уже видели нечто похожее?

- Политика Австро-Венгрии, фашистской Италии и нацистской Германии первой половины XX века поразительно созвучна с политикой лидерства западных государств во главе с США, объединенных вокруг НАТО, в конце минувшего и в начале этого века. Речь идет о широко разрабатываемых военно-стратегических и политико-религиозных проектах по отношению к юго-восточной Европе, Ближнему Востоку и Средней Азии.

Готфрид Гогенлоэ, бывший послом Австро-Венгрии в Берлине в начале XX века, к «основополагающим столпам» имперской внешней политики причислял поддержку «развития и усиления албанского фактора как противовеса славянам на Балканском полуострове». Во время первой балканской войны 1912 года, когда были освобождены Косово и Метохия, министр иностранных дел Леопольд Бертхольд полагал, что «жизненно важным интересом» Австро-Венгрии является создание сильной Албании, чьи границы нужно расширить «как можно дальше на восток за счет Сербии, для уравновешивания двух братских сербских государств» (Сербии и Черногории).

— И что же нам теперь делать?

- Это не конец, а только начало долгого и глубокого кризиса на Балканах. Проект «Великой Албании» нарушает международно-признанные границы с Сербией, Черногорией, Македонией и Грецией. Европа и США открыли множество проблем, но не решили ни одной. Сербский вопрос — одна из проблем, без решения которой невозможно установление мира на Балканах. Сербии необходимо мудро и терпеливо выстраивать долгосрочную стратегию реинтеграции Косова и Метохии — политическую, дипломатическую, экономическую, научную, культурную, военную, всегда ставя интересы народа и государства над партийными и личными интересами. Большим препятствием этому может стать малодушие и пренебрежение косовским вопросом, заметное в большинстве СМИ, в том числе и в государственных. Сербия в любом случае и в любом месте должна настаивать на том, что Косово и Метохия — неотъемлемая часть Сербии.

Перевод с сербского Анастасии Галаниной

Йован Николич

Глас jавности. 29 февраля 2008 г.

http://www.pravoslavie.ru/analit/80 310 214 640


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru