Русская линия
Татьянин деньИгумен Серафим (Савостьянов)05.03.2008 

И к старцу можно съездить без пользы

Игумен Серафим (Савостьянов) — наместник Рождества Богородицы Свято-Пафнутиева Боровского монастыря. Обитель, разоренная еще в начале советского периода, была возвращена Церкви в 1991 году. С тех пор монастырь прошел немалый путь. А что приводит паломников в обитель преподобного Пафнутия? И все ли приезжающие получают пользу? Все зависит от цели и духовного устроения, с которыми приходит человек, — так поняли мы слова отца Серафима.

Сейчас монашествующие в Боровске уже могут выступать полноправными собеседниками в диалоге со светскими образовательными и другими структурами. Свидетельство тому — районные образовательные Свято-Пафнутьевские чтения. Встретившись во время заседаний этих чтений с отцом наместником, мы спросили его не только о трудах по воспитанию молодежи, но и о возрождении старческого делания, которое, как надеются многие верующие, происходит на Руси.

— Отец игумен, Свято-Пафнутьевские чтения, которые проходят сейчас в Боровске, — это элемент работы по возрождению Свято-Пафнутиева монастыря или отдельное мероприятие?

— Это автономная работа. Возрождение монастыря — само собой, а чтения посвящены воспитанию подрастающего поколения. Они проходят с 2000 года, сейчас это уже девятые чтения. Когда я сюда пришел в 2000 году, конечно, состояние нашей молодежи было ужасающее — и не только молодежи, но и взрослые поколения на монастырь смотрели как на собрание бомжей. Даже были такие высказывания, когда создавалась воскресная школа при монастыре и когда впоследствии образовывался духовный центр: «Что можно найти хорошего в этом монастыре?» Необходимо было показать людям, что действительно в монастыре можно найти что-то хорошее, и хорошее не только «показушное», а на деле доказать людям, что Церковь — не обособленная, не спрятавшаяся за стенами монастыря, что наша деятельность заключается не только в совершении богослужений и треб. Ведется просветительская деятельность, и насельники монастыря не безразличны к тому, какое поколение у нас возрастает, не безразличны к воспитанию, к тому, чтобы молодежь была и духовно, и нравственно здоровой. Естественно, что идея проведения районных чтений (в то время как рядом в Боровске проходят епархиальные — областные образовательные чтения) появилась непосредственно в стенах монастыря. И за те девять лет, что мы их проводим, ни один район в нашем Калужском регионе еще не решился проводить такое же у себя. Они не считают пока себя духовно готовыми. Конечно, есть некоторые иные формы работы с молодежью — создаются центры духовно-просветительские.

— Батюшка, вы сказали, что сначала на монастырь смотрели как на нечто не достойное внимания и не вызывающее доверия. Сейчас Свято-Пафнутьев монастырь широко известен — в основном в связи с личностью отца схиархимандрита Власия. Известн о, что возрождение монашеской жизни в целом сопровождается возрождением и отдельных форм монашеского служения и делания, в том числе и такого, как старчество. Что бы вы посоветовали взыскующим общения со старцами в целом и в частности тем, кто посещает ваш монастырь?

— Прежде всего человек должен искать Царствия Божия, а Царство Божие находится внутри нас. И те паломнически-туристические поездки от старца к старцу, когда человек неизвестно чего ищет, одобрены быть не могут. Если человеку действительно необходим совет опытного священника, у которого за плечами как многолетний опыт духовника, так и просто огромный опыт жизни, который может дать определенный совет, как поступить в той или иной ситуации, — это одно. А когда человек начинает ездить и спрашивать: «А как вы думаете?» — и потом из этого начинает выбирать для себя: «А вот это для меня приемлемо. Это хороший батюшка: он сказал мне так, как я хочу», — это другое. Учитывая и тот семидесятилетний период, который у нас прошел, в Церкви не так много нетронутого осталось, и опыт старчества в принципе был во многом утерян. Он сейчас возрождается, возможно, но, как таковой, он был утерян. И прежде всего я хотел бы пожелать тем людям, которые действительно ищут духовной поддержки и молитвенной поддержки, которым необходим совет, как поступить в той или иной ситуации, — прежде всего, чтобы у человека была чистота душевная. Чистые сердцем Бога узрят, — говорит нам Господь. И не нужно бегать по России и по загранице, искать духоносных старцев, которые «скажут — и все, так оно и должно быть». Вот когда у человека появится такое осознание, что он может прийти к любому священнику, будь он в возрасте или молод, будь он очень благочестив и высокой духовной жизни, или этот священник в каких-то мелочах и погрешает, когда он будет приходить не просто к «Иван Иванычу», а придет искренне с верой, что священник — носитель Благодати Божией, когда он сможет любому священнику открыть свою душу, искренне исповедаться, покаяться — я думаю, что его просьба и его молитва не будут оставлены без внимания Богом. Поэтому нездоровая обстановка езды от старца к старцу не приведет человека ни к чему, и никакой пользы он от этого не получит.

— А если пытаться передоверить одному старцу или священнику все ответственные решения в своей жизни?

— Отношение может быть у каждого человека различное. Он может часто ездить к одному и тому же старцу, он может часами сидеть под дверью отца Власия, каждый месяц или каждую неделю пробиваться через толпу, беседовать, получать какие-то ответы для себя, но если его цель жизни будет заключаться только в «Вот, я побывал! Вот, я пообщался!», если за этим будет скрываться нечистота душевная, когда человек забудет о покаянии, о молитве, когда он возведет старца на высоту культа личности, когда к нему будет пристрастное отношение — это будет без пользы.

Мне одна женщина рассказывала: к ней подошли в монастыре и спросили: «А вы к старцу приехали?» И она недоумевала: «А что, разве мне нужно было?» Она права: у нее нет сейчас потребности. Будет потребность — она приедет. Зачем она должна беспокоить без нужды? Многие люди нездорово подходят к данной проблеме. Старчество старчеством, но для них это маг, какой-то волшебник, который одним движением руки все исправит и исцелит. Они забывают о том, что каждый человек волен распоряжаться своей волей, что человек имеет свободу выбора. Если человек не прилагает никаких усилий — к своему исправлению прежде всего, к очищению своей души, — то ни один старец не сможет ему помочь. И что бы ему старец ни сказал, для него это будет совершенно неприемлемо.

— Нет ли в этом стремления просто снять с себя ответственность, а не проявить послушание?

— Конечно есть. Это выявилось в особенности у людей в начале девяностых годов, когда в открытую появилось множество магов, колдунов, экстрасенсов и прочих кашпировских. Человек без приложения собственных усилий хотел получить чудо. «Ты молишься — молись, а я должен быть здоров». Маги и экстрасенсы это и давали: от человека ничего не требовалось, только отдаться полностью в волю колдуна, и ты будешь здоров, получишь разрешение жизненных проблем — ты все получишь. Когда у человека такое отношение и к старцу, а с его собственной стороны нет никаких продвижений к совершенствованию — понятно, к чему это может привести.

Александра Сопова

http://www.taday.ru/text/96 480.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru