Русская линия
Православие на Дальнем Востоке Павел Герасимов26.02.2008 

Воинская служба в контексте православной нравственности
Доклад на Научно практической конференции III Свято-Димитриевские образовательные чтения «Православие как основа государственности на Дальнем Востоке». Хабаровск, 29 ноября 2007 года

Вступление

Данная статья имеет характер скорее богословский, теоретический, нежели практический. И, тем не менее, никакая практика не может обойтись без теоретических положений. В особенности это верно, когда разговор заходит о связи богословия и государственной политики. История ясно учит нас, что государственная политика в своей существенной части определяется именно богословием: в зависимости от того, какие догматы признает государство и его руководители, такую они осуществляют и политику.

В теме конференции позиционирована глубокая внутренняя связь между Православием и русской государственностью. А ее цель направлена на объединение Церкви и силовых структур в деле духовно-нравственного воспитания молодежи, из которой и формируются воины, защитники Отечества. Поэтому в своем докладе я собираюсь затронуть следующие вопросы: возможность службы в армии для христианина; понятие о воинском долге в богословии; наконец, некоторые вопросы нравственности, прямо относящиеся к успешному выполнению воинского долга.

Допустимость военной службы для христианина

То, что Православная Церковь благословляет воинов на защиту Отечества с оружием в руках, общеизвестно. Всем нам сразу приходят на память не только великие воинские подвиги святого Александра Невского и святого Димитрия Донского, но и благословение преподобного Сергия отстаивать родную землю с оружием в руках. Но, несмотря на кажущуюся ясность, вопрос об отношении христиан к войне по-прежнему поднимается в различного рода дискуссиях, связанных с нежеланием некоторой части населения служить в армии. В особенности на этом настаивают сектанты. Они утверждают — и это их главный аргумент — что не могут держать в руках оружие по религиозным соображениям: Священное Писание прямо повелевает — Не убивай (Исх 20. 13), а Господь Иисус Христос велел врагов даже любить (Мф 5. 43). Отметим на полях, что те же самые баптисты, только проживающие в Америке, прекрасно служат в армии и берут в руки любое оружие, и не только не вспоминают о заповеди Не убивай, но даже считают свою службу в американской армии почетным долгом. Следовательно, должны мы сделать вывод, речь идет не о вере, а просто об антигосударственной идеологии. Как же в действительности смотрит христианство на вопрос службы в армии?

В Ветхом Завете для евреев, живших среди враждебных к ним нечестивым идолопоклонникам, война была необходимостью и исполнением прямой воли Бога. Святой царь Давид говорит Голиафу:

Ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских, которые ты поносил; ныне предаст тебя Господь в руку мою, и я убью тебя, и сниму с тебя голову твою, и отдам труп твой… птицам небесным и зверям земным, и узнает вся земля, что есть Бог в Израиле (1 Цар 17. 45−47).

В Синайском законодательстве мы видим заповедь, которая предписывает смерть иудею, нарушившему Закон:

Если будет уговаривать тебя тайно брат твой,… или сын твой, или дочь твоя, или жена на лоне твоем,… говоря: пойдем и будем служить богам иным,… то не соглашайся с ним и не слушай его; и да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его, но убей его (Втор 13. 6−9).

И это непосредственно после дарования заповеди: Не убивай!

Так было в Ветхом Завете. Новый Завет принес новую заповедь — любви не только к ближним, но и к врагам (Мф 5. 44, Лк 6. 27). Когда святой апостол Петр в Гефсиманском саду с ножом в руке бросается защищать Господа Иисуса, Спаситель запрещает апостолу Петру использовать меч и говорит: Все, взявшие меч, мечом погибнут (Мф 26. 52).

В то же время Сам Спаситель, чтобы донести до слушателей истинный смысл Своего учения, использует именно военную терминологию и говорит о войсках (Мф 22. 7), о принесенном им мече:

Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч (Мф 10. 34).

От капернаумского сотника Спаситель не требовал оставления служения, но немедленно исполнил его просьбу и поставил в пример иудеям (Мф 8. 5). И Иоанн Креститель, проповедуя покаяние, ничего не говорил воинам об оставлении своего служения:

Никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем" (Лк.3:14).

Сотник Корнилий, получивший Крещение от святого апостола Петра, не получал от него повеления оставить свою службу (Деян 10 гл.). Военная лексика широко используется в Новом Завете:

Начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое (Рим 13. 4).

В третьем каноне Арльского Собора (314 г.) говорится:

«Тех, кто бросает оружие в мирное время, решено не допускать к Причастию».

Ни древние иудеи, ни христиане не идеализировали войну ради войны. Война всегда воспринималась как прямое следствие человеческого греха. Но зло не существует само по себе, оно находит для себя носителей — людей, которые отвратились от Бога и возлюбили более тьму, чем свет, грех полюбили больше, чем добродетель. В жизни отделить человека от находящегося в нем греха можно только теоретически. Но на практике грех живет в человеке и неотделим от него: это его поступки, а, следовательно — его ответственность. Хирург из любви к ближнему отсекает у него больную часть тела, чтобы сохранить остальное здоровым, и здесь, чтобы не погиб весь род человеческий, ради праведных и совестливых людей необходимо отсечь ту часть человечества, которая безвозвратно соединилась со злом. И даже излюбленное пацифистами выражение Взявший меч мечом погибнет (Мф 26. 52) на самом деле свидетельствует против пацифизма: погибнуть от меча можно только, использовав меч в справедливой войне.

И в этом отношении необходимо сказать несколько слов о воинском долге.

Воинский долг

И остави нам долги наши, как и мы оставляем должникам нашим, — всем нам хорошо известны слова молитвы «Отче наш» (Мф 6. 12). Но Священное Писание не ограничивается буквально-юридическим пониманием слова «долг»: оно возводит понятие, взятое из финансово-правовой сферы, до уровня одного из самых главных понятий православного богословия и православной нравственности. Для наших прародителей не было выше обязанности, чем сохранить долг. Тех, кто тщательно сберегал вверенные на хранение деньги, уважали и считали самыми добродетельными людьми. Добродетельный человек был верен своему долгу, ему можно было верить. Таким образом, слово «долг», связанное с понятием «веры» и «верности», направляет нашу мысль к понятию «залога». Утверждающий же нас с вами во Христе и помазавший нас есть Бог, Который и запечатлел нас и дал залог Духа в сердца наши", -пишет святой апостол Павел (2Кор.1:22). Залог Духа или залог веры — это то, что человек даром получает от Бога. Действительно, Бог сотворил человека из небытия, даром, по Своему образу и подобию. Без всяких заслуг со стороны человека Бог наградил его умом, способностью говорить и подарил жизнь. Таким образом, слово «долг» или «залог» есть понятие, которое обозначает дар жизни, полученный нами от Творца мира. И человек есть должник Бога (Лк 7. 41; Мф 6. 12). Хранить залог жизни, залог веры, залог Святого Духа — святая обязанность христианина: Храни добрый залог Духом Святым, живущим в нас, — наставляет святой апостол Павел (2 Тим 1. 14). За исполнение этой обязанности, за сохранение или не сохранение этого залога каждый человек будет отвечать на Страшном Суде перед нелицеприятным Судиею — Богом. И мы оказываемся лицом к лицу с церковным учением о воздаянии. Как справедливый Судия, Бог воздает каждому по делам его:

Ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его (Мф 16. 27).

Что значит это понятие воздаяния? Что за исполнение христианского долга Господь исполняет свои обетования и делает человека наследником Царства Небесного, дарует ему вечную жизнь. А за нарушение воли Божией, за грех, человек становится недостойным быть наследником обетований, лишается своей доли в Царствии Небесном.

«После дня Судного будет совершенное мздовоздаяние человеку по телу и душе, — пишет святитель Димитрий Ростовский, — души праведных находятся на небе, а души грешных в геенне, и как праведные награждение, так и грешные мучение совершенно по делам своим примут, соединясь с телом после Суда».

Все это имеет непосредственную связь с воинским служением. Воин получает от государства, от народа или от царя великую честь — защищать Родину. Он получает право ношения и использования оружия, почет и особые привилегии. Он защищает государственный порядок, установленный не людьми, а Самим Богом, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению, — учит святой апостол Павел (Рим 13. 1), — Начальник есть Божий слуга, тебе на добро… отмститель в наказание делающему злое (Рим 13. 4).

И таким образом воинское служение становится исполнением Божественной воли, а долг его служения — священным долгом. И за исполнение или неисполнение своего воинского долга воин получает воздаяние от Бога — вечную жизнь или вечную смерть.

Некоторые вопросы нравственности в войсках

Церковь учит, что между Богом и диаволом идет битва, а поле брани — сердце человека. Поэтому здесь следует сказать о некоторых вопросах духовной чистоты, особенно актуальных в войсках: это вопрос целомудрия, чистоты языка и молитвы.

Не прелюбодействуй, — такую заповедь дал Господь Моисею еще на горе Синай, за 17 веков до пришествия Христа. Когда еврейские воины под предводительством Моисея побеждали языческие народы, то их враги решили, что если солдаты согрешат, то благодать отступит, Бог перестанет помогать евреям, и их можно будет победить. И они подослали к войску продажных женщин. Солдаты пали с ними, благодать отошла от войска евреев и в этом сражении они были разгромлены.

Когда Юлий Цезарь вел войну в Галлии, он долго не мог победить галлов, так как они были чрезвычайно храбры и сильны. Так и не сумев победить их силой, он покорил их только тогда, когда рассорил между собою галльских вождей. В чем же сами галлы видели свою силу? У них был такой закон: юношам до 25 лет запрещалось вступать в брак и вообще соединяться с женщиной. Если это происходило, то это был большой позор. Считалось, что такой человек не может быть сильным и храбрым воином. Так высоко они ставили целомудрие, что считали его залогом храбрости и силы.

В связи с чистотой тела следует сказать и о чистоте языка.

Язык — небольшой член, но много делает. Посмотри, небольшой огонь как много вещества зажигает! И язык — огонь, прикраса неправды; язык… оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны…. Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию. Из тех же уст исходит благословение и проклятие: не должно, братия мои, сему так быть, — пишет святой апостол Иаков (Иак 3. 3−10). Вопрос о чистоте речи стоит перед воинами в своей нелицеприятной остроте. Каждый знает, что такое крепкие солдатские выражения. Даже офицеры не брезгуют ими. А ведь эти слова оскверняют самое святое, что есть у человека — материнство. Нельзя говорить о высоком воинском долге, о чести русского солдата, а потом, уже в неофициальной обстановке, использовать площадную брань.

Известный церковный писатель, митрополит Вениамин (Федченков) вспоминал свое присутствие в войсках барона Врангеля в Крыму. В то время в Красной Армии Лев Троцкий выпустил указ, строго запрещавший нецензурную ругань. Узнав об этом, митрополит Вениамин предложил и в Белой Армии отменить оскорбляющие слух христианина выражения. И что же он услышал от белых офицеров? Они сказали, что солдаты — скот, который только и может, что понимать такой язык. Как известно, Белая Армия недолго продержалась в Крыму, и владыка Вениамин к одной из причин поражения Белой Армии и победы Красной относил и сохранение гадких выражений. Возможно, нам это покажется не очень убедительным, но митрополит Вениамин — непосредственный участник тех дней, и как православному епископу ему, конечно, было открыто и духовное видение событий. Да и каждому христианину это ясно без объяснений. Ведь площадная брань, затрагивающая материнство, оскорбляет саму Божию Матерь. Эта мерзкая ругань есть прямое богохульство, вопиющее к небу об отмщении.

В процессе несения службы солдату и его командиру приходится постоянно преодолевать страх, малодушие, трусость, лень, сонливость, гордыню, превозношение. Эти помыслы — воздействие духовного мира. Но нельзя бороться с врагом, не зная его. Поэтому, когда мы лишаем солдат знания о том, существует их невидимый враг, то способствуем их беспечности и обрекаем наших защитников на борьбу голыми руками с вооруженным врагом. Неслучайно перед битвой священники служили молебен, окропляли войска святой водой, а русские офицеры присутствовали на богослужении.

Заключение

Все мы знаем поговорку, что худой мир лучше, чем война. Конечно, никто не желает войны. Но мало кто знает, что князь Святослав, сын равноапостольной княгини Ольги, думал иначе. Он говорил: «Лучше добрая брань, чем худой мир». Согласимся с ним: ведь худой мир — это не настоящий мир, это фактически попущение злу, бессилие перед злом, заведомая капитуляция и сдача злому и жестокому противнику, отказ от исполнения своего долга — защищать себя и своих соотечественников. Такой худой мир, где зло побеждает, где сильный издевается над слабым, а грех торжествует над добродетелью, не может быть угоден Богу. Такой худой мир есть нарушение заповеди Божией о том, что человек должен любить ближних как самого себя. Согласимся с нашим великим предком и в другом: добрая брань — это не захватническая война. Эта брань добрая потому, что освобождает от насилия слабых и невинных, потому что побеждает зло и грех и насаждает добродетель и любовь. Такая война поистине является справедливой и благословляется Богом. И поэтому христианский воин идет не захватывать имущество или земли и не убивать, но защищать Отечество не щадя своей жизни ради великой любви к людям, потому что, по слову апостола Иоанна, нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин 15. 13).

Об авторе: Герасимов П.В., преподаватель, заведующий Церковно-исторической кафедрой Хабаровской духовной семинарии

http://pravostok.ru/ru/main_theme/?id=623&theme=93


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru