Русская линия
Богослов. Ru Максим Антипов,
Людмила Рачкова
23.02.2008 

Православные СМИ — новый игрок на информационном рынке

Предисловие

1988 год — юбилейный год 1000-летия Крещения Руси — ознаменовался значительным ослаблением притеснений по отношению к Русской Православной Церкви со стороны советской власти. Это не могло не сказаться на успешном развитии православной периодики.

До того времени Издательским отделом Московского Патриархата (десятилетиями являвшегося монополистом по выпуску православной литературы) ежегодно выпускались лишь церковные календари, богослужебные указания, молитвословы и периодическое издание — «Журнал Московской Патриархии» (на русском и английском языках). Также ежегодно выходил в свет очередной том «Богословских трудов, сразу же становившийся библиографической редкостью. Схожая судьба постигала сугубо церковно-богослужебную литературу наподобие «Минеи» или «Следованной Псалтири». Для выпуска Библии (или Евангелия) требовалось особое разрешение цензуры (выступавшей в лице Совета по делам религии при Совете министров СССР), поэтому такие издания предпринимались крайне редко. Во всех случаях тиражи были мизерными, и поэтому не могло быть и речи об удовлетворении читательского спроса на духовную литературу и периодику даже со стороны церковных приходов, не говоря уже о светских читателях, интересовавшихся православием.

Новейшая история религиозной печати России ведет свой отсчет с 1990 года, когда был принят Закон «О свободе совести и религиозных организациях». Тогда, впервые после 1917 года, религиозные организации получили права юридических лиц, возможность самостоятельно заниматься издательской деятельностью, а также вести не зависимую от государства информационную политику. С тех пор сформировалась достаточно широкая система религиозной периодики, которая включает в себя издания разных уровней, типов и направлений.

Изменились и цели церковной периодики. Сегодня главными среди них являются миссионерская, катехизаторская и духовно-просветительская деятельность. Богатый опыт церковной журналистики прошлого также не остается невостребованным.

Православная журналистика новой эпохи

Впервые термин «православная журналистика» (или «церковная журналистика») был озвучен в 1991 году, вскоре после падения коммунистического режима. Тогда же на базе факультета журналистики Московского государственного университета (МГУ) была предпринята попытка готовить журналистские кадры для церковных изданий. По договоренности Московского Патриархата и декана факультета журналистики МГУ Ясена Николаевича Засурского в августе 1991 года была создана группа церковной журналистики, обучаться в которой мог любой желающий. Однако вскоре, в силу наступивших разногласий между деканом Засурским и куратором группы диаконом Андреем Кураевым работа фактически сошла на нет. Студенческая группа, заявленная в качестве «элитарной», сделалась настоящим яблоком раздора: «предметы богословского цикла не внесены в сетку расписания, с «гражданскими» также не все ясно, так как строптивые студенты не хотят заниматься премудростями, которые, по их мнению, лишь отнимают время, — например, историей советской журналистики…"[i]

Суть конфликта между новой группой и факультетом сводилась к засилью «коммунистических» предметов, которые, несмотря на роспуск КПСС и начавшиеся в России демократические преобразования, все еще продолжали преподаваться в стенах журфака МГУ. Справедливости ради следует отметить, что и сами студенты группы церковной журналистики были далеко не в восторге от занятий в alma mater самого Ломоносова: «Учили нас премудростям российской словесности на… воспоминаниях партийно-хозяйственных работников, умудрившихся оставить потомкам свои мемуары о том, как они в часы досуга охотились да ездили на рыбалку. Мертвящий канцелярит вперемешку с названиями различных снастей. Вот такие языковые перлы предлагались в качестве диктантов, получить за которые даже «четверку» было уделом счастливчиков. Помнится, мое положение спас Борис Зайцев, чьи произведения только-только возвращались в Россию: каким-то чудом зачетный диктант был предложен именно по Зайцеву и обеспечил в итоге «пятерку""[ii].

В течение двух-трех семестров обучения многие студенты покинули группу церковной журналистики. В их сознании никак не увязывалось преподавание политэкономии (по произведениям Маркса-Энгельса-Ленина) и курса введения в богословие, читавшегося диаконом Андреем Кураевым. Часть студентов группы все же довела обучение до конца и защитила дипломные работы, но работать в православной прессе пожелали лишь единицы.

К началу XXI столетия стало ясно, что нововведения в подготовке кадров для православной журналистики успехом не увенчались. Наиболее яркими представителями церковной печати стали не выпускники различных «церковных групп», а журналисты и общественные деятели, получившие известность еще в советскую эпоху, как, например, бывший сотрудник журнала «Огонёк», а ныне священник и пресс-секретарь Московской Патриархии Владимир Вигилянский.

В марте 2000 года состоялся первый в истории РПЦ Конгресс православной прессы. Собрание такого рода — явление совершенно новое, не имевшее аналогов и в дореволюционной России. Этим определялось значение форума, организованного Издательским советом Московского Патриархата по инициативе ряда православных средств массовой информации. На Конгресс прибыло 450 человек из десяти стран и 71 епархии Русской Православной Церкви. Среди участников форума были представители епархиальных изданий, светских средств массовой информации, пишущих на церковные темы, а также православные журналисты Поместных Православных Церквей.

Целями и задачами Конгресса являлись: консолидация усилий православных журналистов в деле православного просвещения и ознакомления широкой общественности с позицией Церкви по основным вопросам общественно-политической жизни; работа по повышению квалификации православных журналистов; укрепление сотрудничества Церкви со светскими журналистами, пишущими на церковные темы; создание Союза православных журналистов России и формирование его региональных отделений[iii]. Однако, в 2000 году все ограничилось сбором анкет для вступления в такой творческий союз, который так и не был создан.

В настоящее время, по инициативе Издательского совета Московского Патриархата и главных редакторов ведущих православных СМИ, для редакторов и сотрудников православной прессы периодически проходят семинары, известные под названием Клуба православных журналистов. Также с 2004 года в России проходит Международный фестиваль православных СМИ «Вера и слово».

Развитие системы православных СМИ породило немалое количество исследований в этой области журналистики. Здесь необходимо отметить монографию известного церковного историка и профессора факультета журналистики СПбГУ А. Н. Кашеварова «Печать Русской Православной Церкви в XX веке», одна из глав которой посвящена издательской деятельности Московской Патриархии в 1990-е годы. В Приложении дан перечень церковных изданий, выходящих на русском языке в начале XXI века.

Идти в ногу со временем пытается и факультет журналистики МГУ, где студенты регулярно защищают дипломные работы по религиозному профилю. Большинство студенческих работ имеют обобщающий характер: «История православной периодической печати России», «Христианское радиовещание России» и т. д. Из двадцати работ, представленных на интернет-сайте журфака МГУ, только две посвящены истории и деятельности конкретных православных СМИ: православной радиостанции «Радонеж» и журналу «Православная беседа».

Рынок православных СМИ: ступени роста

Не следует забывать о том, что православные СМИ, а также светские издания, отражающие в своем медиапространстве религиозную тематику, зависят от сложных законов современной рыночной экономики.

«Вхождение в информационный рынок привело не только к изменению основ существования СМИ. Экономический фактор сильнейшим образом воздействует теперь на редакции, компании и агентства, выпускающие периодические издания, и на все стороны их деятельности. Влияние рынка сказывается и на самих изданиях — их типе и характере, содержании и внешнем облике. И управление редакциями и компаниями, самим процессом подготовки и выпуска газет, телерадиопрограмм и информационных вестников исходит ныне не только и не столько из творческих и идеологических, сколько из экономических целей и принципов"[iv], — размышляет историк печати С. М. Гуревич. Поэтому в настоящем исследовании мы постараемся показать, каким образом на деятельность СМИ (в данном случае — православной периодики) влияют не только законы рынка как такового, но и «внерыночных» факторов существования православных газет, журналов, теле- и радиопрограмм. Но для начала необходим краткий исторический экскурс в православные СМИ переходного периода.

К 2000 году на рынке православной литературы уже не оставалось свободных позиций. Любой желающий мог купить книгу по своему выбору — от Библии до творений средневековых византийских богословов с подстрочным переводом и комментариями. Поэтому многие частные православные издательства снова пошли по пути наименьшего сопротивления — в своей борьбе за привлечение читателя издатели стали ориентироваться на «вкусы толпы», что в ряде случаев приводило к подмене подлинных христианских ценностей неким симбиозом православия и оккультизма: «Рынок, ворвавшийся и в сферу православного книгоиздания, породил множество полуграмотных книг и брошюр, рекламирующих различные духовные сенсации, на которые покупаются религиозно необразованные люди, считающие себя православными"[v].

Церковная же периодика развивалась совершенно иным образом. В 1992 году в России вышел первый православный «журнал для семейного чтения», которым стала «Православная беседа» (главный редактор — бывший сотрудник Издательского отдела Московского Патриархата Валентин Лебедев).

Мы не случайно выделили подзаголовок этого журнала — «для семейного чтения», так как православное периодическое издание и церковный официоз вплоть до начала 2000-х годов были практически синонимами. Это объясняется прежде всего тем, что на протяжении почти полувека был сформирован некий «канон», по которому версталось ведущее периодическое издание РПЦ МП — «Журнал Московской Патриархии» (выходит с 1944 года). Так как издание проходило крайне жесткую идеологическую цензуру (о чем нами упоминалось выше), то количество рубрик издания было незначительным. Это, в первую очередь, официальная церковная хроника, патриаршие богослужения, рукоположения новых епископов, церковно-богослужебный отдел, богословский отдел, проповеди, некрологи. Следовательно, появлявшиеся уже в эпоху демократических свобод церковные периодические издания (например, возобновленный в 1993 году «Церковный вестник» Санкт-Петербургской епархии РПЦ МП) слепо следовали традициям «Журнала Московской Патриархии». И это происходило невзирая на то, что читательская аудитория требовала принципиально новых подходов к проповеди православия в стране, освобожденной от оков государственного атеизма.

Исследовавшая данный вопрос Л. В. Кашинская отмечает, что, «ориентируясь в основном на священнослужителей и воцерковленных читателей, постоянных прихожан храмов, эти издания адресуются и широкой аудитории, публикуя материалы из истории религии и церкви, рассуждая об общечеловеческих проблемах, связывая их с возрождением религиозного самосознания современного общества"[vi]. Однако показатели продаж таких изданий через церковные книжные лавки были крайне скупы. Например, тиражи вышеупомянутого «Церковного вестника» годами залеживались на складах; номера этого журнала, выпущенные еще в 2000—2005 годах, до сих пор можно встретить в православных храмах по самой низкой цене. Все это свидетельствовало о непродуманной редакционной политике и о необходимости ведения диалога с читателем на новых началах.

Наряду с журналом «Православная беседа», в 1992 году в Москве стала выходить первая общероссийская православная газета — «Радонеж» (главный редактор Сергей Никифоров). «Не являясь официальным изданием РПЦ, эта газета публикует официальные документы церкви, ведет полемику с другими изданиями и общественными структурами, отстаивая позиции Московского Патриархата, освещает проблемы общецерковной жизни"[vii], — пишет Л. В. Кашинская. Скорый успех «Радонежа» побудил редакции официальных церковных СМИ говорить на своих страницах о православии новым языком, обращенным к современному читателю, в первую очередь — молодежи. Но, несмотря на явное преимущество «Радонежа» перед другими православными СМИ, подавляющее большинство его читателей относили себя к людям среднего и старшего возраста, православным традиционалистам.

Для проповеди православия в современной России было необходимо принципиально иное издание, рассчитанное не только на воцерковленных читателей, но и на тех, кто только приближается к порогу храма. Таким изданием стал, в частности, журнал «Фома».

«Фома» в системе православной печати

Журнал «Фома» — общенациональное православное издание. На сегодняшний день это единственное православное миссионерское издание подобного масштаба. В различных епархиях Русской Православной Церкви существуют миссионерские альманахи, небольшие городские или даже приходские издания.

Так, в феврале 2007 года липецкий православный молодежный клуб «Экклезиаст» праздновал свою вторую годовщину. По-гречески «экклесиа» — собрание. В библейском контексте это община верующих. Экклезиаст — тот, кто призывает в собрание. В соответствии с названием, клуб ориентирован не только на уже воцерковленных людей, но и на тех, кто только интересуется православием, для кого актуален вопрос выбора духовного пути. Сегодня среди членов клуба около полусотни постоянных участников, которые с недавних пор организовали выпуск собственного журнала. Возможно, что несколько десятков человек и скромный тираж, колеблющийся в пределах одной — полутора тысяч экземпляров, для полумиллионного Липецка не такое уж большое достижение, но «экклезиастовцы» не смущаются своей малочисленностью.

Издания, подобные липецкому миссионерскому журналу, открыто говорят о своей миссионерской направленности. На современном книжном рынке присутствует также ряд журналов, близких по направлению к «Фоме», но имеющих существенные особенности. Это такие издания, как журналы «Нескучный сад», «Славянка», «Вода Живая».

Развиваются издания, полагающие своей основой духовно-просветительскую деятельность. Представитель этого направления христианской печати — иллюстрированный журнал «Русский паломник», учрежденный Валаамским обществом Америки. Этот старейший миссионерский журнал издавался еще в прошлом веке и возобновил свою деятельность в 1991 году. Он тоже ориентирован на православных христиан, но ставит перед собой более широкие цели — «сохранение и распространение древнехристианской монашеской мудрости вне всяких церковных разделений для всех пятидесяти юрисдикций, исповедующих православную веру во всех странах мира».

Существует также ряд журналов, которые декларируют очень близкие «Фоме» цели и задачи. К примеру «Нескучный сад», издающийся с 2001 года. Задуманный как журнал о делах милосердия, он вышел за рамки вопросов «социального служения». Главный вопрос, который ставит редакция перед собой и своими читателями: «Как быть православным в современном мире?"[viii]

Несколько слов хочется сказать и о женском православном журнале «Славянка». На первый взгляд может показаться, что «Фома» и «Славянка» абсолютно разные издания, которые не подлежат сравнению. На самом деле, очевидна близость многих тем: «Славянка» рассказывает о высоком предназначении женщины, об обретении веры и нелегких судьбах наших соотечественников, о значении церковных таинств и об истории православных праздников, о здоровье и воспитании детей, о нравственных основах брака и семейных взаимоотношениях. Есть, конечно, и чисто «женские» рубрики, на страницах которых речь идет о русских традициях домоводства, рукоделии и кулинарии. Сквозной вопрос журнала тот же, что и у «Нескучного сада» немного видоизмененный: как быть православной женщиной в современном мире?

На интернет-сайте журнала читаем: «Сегодня мир, как никогда прежде, зависит от того, какие ценности она выбрала для себя жизненными ориентирами, от ее духовной и нравственной позиции. Женщина может быть защитницей семьи, а может стать ее разорительницей. В ее власти рождение детей и отказ от рождения. Она может воспитать душевного, доброго человека, а может вырастить бессовестного эгоиста. Своим выбором она оказывает огромное влияние на жизнь всего мира…»

С января 2007 года в Петербурге выходит православный ежемесячник «Вода Живая». Это новая, изменившая формат и звучание, версия журнала «Санкт-Петербургский церковный вестник», официального издания Петербургской епархии Русской Православной Церкви, основанного в 1875 г. и возобновленного в 1993 году (создана и электронная версия издания: http://aquaviva.ru). Главный редактор — митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир (Котляров). Фактически же редакционно-издательским процессом руководит протоиерей Александр Сорокин, председатель издательского отдела епархии. Его усилиями собран коллектив авторов и редакторов, превративших некогда официозное СМИ во вполне конкурентоспособное издание.

«Вода Живая» — прежде всего журнал для интеллектуалов, людей задумывающихся о мироустройстве и нуждающихся в серьезном периодическом издании. На страницах журнала, разумеется, можно будет найти и хронику епархиальной жизни, и богословские научные статьи. Вместе с тем общая направленность журнала — это жизнь современного общества, которая делает издание полемичным, интересным, философским, одним словом — живым. Журнал отзывается на все перемены в жизни общества. В сферу его интересов попадают наука и городское устройство, история и архитектура, культура и благотворительность, образование и семейные ценности, духовная и светская жизнь города. «Вода» публикует на своих страницах рецензии на книги и фильмы, очерки о путешествиях, интервью, анализирует светские события. Одной из особенностей журнала можно назвать рубрику, где из номера в номер дается всестороннее объяснение христианских символов. В номере первом — это вода.

Разумеется, «Вода Живая» — это православный журнал, редколлегия которого заинтересована в том, чтобы его прочло как можно больше людей[ix]. Несмотря на богатые традиции «Санкт-Петербургского церковного вестника», журнал «Вода живая» еще совсем молодой. В перспективе он мог бы занять нишу именно миссионерского издания Петербурга.

Все вышеперечисленные издания имеют, по крайней мере, одно неоспоримое сходство — внешний облик. То есть глянцевый формат, богатый иллюстративный материал, шрифтовое оформление и верстка, традиционные для светских изданий. Это говорит и об общем стремлении выйти на массового читателя.

Следовательно, православная периодика, в попытке выйти на российский рынок СМИ, испытывает те же «болезни роста», что и издания светские. Так, в процессе становления журнала «Фома», редакция стала получать критические письма от читателей, наподобие следующего: ««Фома» стал более похож на другие глянцевые журналы, которых и без того достаточно на наших прилавках"[x]. Другой читатель высказывал схожее мнение: «Грустно, что, по моему ощущению, «Фома» постепенно слегка «глянцевеет"…"[xi]

По формальным потребительским характеристикам (периодичность, формат, цвет, качество бумаги) журнал действительно относится к числу «глянцевых». С точки зрения содержания «Фому», безусловно, нельзя назвать «глянцевым». Глянцевые — это массовые развлекательные издания.

В чем же читатели «Фомы» склонны видеть «глянцевость» и «гламурность» издания? Об этом в своем письме размышляет одна из читательниц: «…Мне вполне понятна молодежная направленность журнала, требующая интеллектуализма, шутки, спора и остроты, а иногда и обычного популизма. Правда, когда в каждом номере журнала вере начинают учить с большим апломбом актеры или банкиры, то это часто выглядит немножко смешно….Я гораздо более чувствительна к «нетрадиционному» и «либеральному» отношению к Церкви. Признаюсь — оно меня коробит. Например, как это ни ужасно звучит, но я терпеть не могу современных прихожанок бальзаковского возраста в брюках, а батюшки теперь боятся сделать им замечание (а уж в «Фоме» эта тема — просто табу)! <…> Мне кажется, что в наше время, которое жестко требует, чтобы все время было смешно, лучше оставаться свободным от любых стереотипов и сохранять серьезность там, где это необходимо"[xii].

Отсюда может сложиться ощущение, что журнал не может четко определиться с целевой аудиторией. Писать для молодых и пожилых, богатых и бедных, воцерковленных, невоцерковленных и атеистов — это объять необъятное. Если фотографии актеров на обложке, интервью с популярными людьми считать средством для привлечения для новых читателей, то постоянным читателям стоит смириться с этим. Редакция делает ставку на то, что человек заинтересуется материалом о фильме «Девятая рота», но непременно остановится и на более серьезных публикациях. Допусти ли подобный способ расширения аудитории? Вполне возможно.

К сожалению, у журнала «Фома» заметна тенденция к увеличению числа материалов, которые явно рассчитаны на читателя светского. И здесь редакции стоит задуматься, ведь большинство читателей (согласно исследованиям самой же редакции) являются людьми церковными, в основном, неофитами (новоначальными христианами). И письма читателей, в которых все чаще звучит недовольство, должны для редакции стать «красным сигналом». «Фома» не имеет жестких рамок, под которые нужно подстраиваться аудитории, значит, издание должно реагировать на критические замечания читателей явными изменениями — как в дизайне журнала, так способах и методах подачи журналистских текстов. Следовательно, если редакция отнесется без внимания к замечанием той или иной значительной группы читателей, то «Фома» рискует потерять занимаемую им сейчас нишу на рынке православной периодики.

Ключевая проблема православных периодических изданий — отсутствие выхода на массового читателя — все же нашла отражение в «Миссионерском дневнике» заместителя главного редактора «Фомы» Владимира Гурболикова: «Самое страшное для нас — это если в книжных магазинах наши издания «загонят» в отдел «православная литература». Это знак того, что мы работаем из рук вон плохо, и нецерковным людям неинтересны наши журналы и книги. Но мы-то трудимся — для них. <…> И пока мы как миссионерское издание не прорвемся «наверх» в светских категориях — «Литература», «Газеты и журналы» и т. п. — оценка нашей деятельности в И-нете неудовлетворительная» [xiii].

Главный редактор «Фомы» Владимир Легойда не раз подчеркивал в своих интервью, что само слово «православный» зачастую отпугивает потенциальных читателей. Журнал, на обложке которого написано «православный», в современной России по определению не может стать массовым. По мнению В. Легойды, будущее за изданиями, которые не будут открыто позиционировать себя как православные. Перспективно, если православные журналисты и издатели, объединяясь в творческий редакционный коллектив, будут создавать издания самых разных направлений (общественно-политические, молодежные, женские). Но оценка событий, фактов, явлений будет даваться с православной точки зрения. За изданиями такого рода будущее, — считает главный редактор «Фомы».

«Менеджмент медиамагнатов» в продвижении православных СМИ

К сожалению, особенности традиционного российского менталитета никак не допускали такой «крамольной идеи», что книга, газета, теле- и радиопередачи — это товар. Тем более, если речь идет о книге или газете — православной. Но весь мир давно признал, что СМИ — это бизнес и только бизнес. Который покупается и продается вместе с редакциями, журналистами и аудиторией (кстати, чему мы сейчас являемся свидетелями).

Отсюда в современных СМИ главную роль приобретает именно менеджмент: «Природа собственности в сфере СМИ определяет их экономическую эффективность…"[xiv] Для пояснения вышесказанного потребуется снова прибегнуть к краткому историческому экскурсу — на этот раз в недавнюю историю медиарынка Северной столицы России — Санкт-Петербурга.

В 2004 году на Кипре были убиты два авторитетных петербургских предпринимателя — Вячеслав Шевченко и Юрий Зорин, владевшие крупнейшей в городе на Неве сетью распространения печатных изданий ООО «Метропресс», основанной в 1997 году. Совладелец «Метропресса» Олег Червонюк ранее также был убит, преступление осталось нераскрытым. В 2005 году от рук неизвестных убийц погиб учредитель петербургского ООО «Союз издателей и распространителей» Алексей Горбенко. Примечательно, что погибшие бизнесмены Зорин и Шевченко являлись компаньонами другого авторитетного предпринимателя из Санкт-Петербурга Барсукова-Кумарина, арестованного в прошлом году по подозрению в совершении ряда тяжких преступлений.

В том же 2004 году московский издательский дом «Аргументы и факты» (чей контрольный пакет акций находится у московского «Промсвязьбанка») приобрел в собственность петербургскую компанию «Метропресс». Ныне она работает под торговой маркой «Первая полоса», имеет свыше 150 газетных киосков при станциях петербургского метрополитена, а также несколько оптово-розничных магазинов. Это — ежегодные многомиллионные обороты…

Ради чего были приведены два вышестоящих абзаца? Вовсе не для придания аналитической статье рамок детектива, хотя стоит всерьез отметить: «входной билет» на рынок российских СМИ крайне дорогостоящий, как в переносном, так и в самом прямом смысле. В подобной ситуации православным изданиям даже не следует пытаться выйти на «светский» рынок. Но дело заключалось в том, что покойный бизнесмен Юрий Зорин входил в число попечителей Казанского кафедрального собора Санкт-Петербурга и обещал оказать местной епархии помощь в распространении церковной прессы через собственную компанию «Метропресс"…

Ныне же «Метропресс» как часть ИД «Аргументы и факты» реализовывает через свою сеть в Санкт-Петербурге сразу несколько православных изданий — «Фома», «Православный паломник», «Виноград», «Нескучный сад», «Русский дом» и ряд других. Казалось бы, православным журналистам и издателям можно вздохнуть спокойно, зная, что их продукция наконец востребована на современном книжно-журнальном рынке. Но нас насторожило мнение эксперта рынка СМИ Ольги Никулиной, генерального директора «Союза распространителей печатной продукции», которая считает, что покупка «Промсвязьбанком» и подконтрольным ему ИД «Аргументы и факты» компании «Метропресс» — государственный заказ: «Единственный, кому может принадлежать такой мощный инструмент контроля за печатными СМИ, как распространение, — государство. Только раньше это делалось открыто, а теперь нет"[xv]. Неужели, если развить эту мысль применительно к данной статье, в успешном распространении православной периодики теперь заинтересовано государство?..

В этой связи интервью главного редактора журнала «Фома» Владимира Легойды, данное газете «Кифа» ровно три года назад, действительно потеряло всяческую актуальность. Тогда речь шла о коммерческом успехе «Фомы» и «Нескучного сада», которые, по словам В. Легойды, не имели конкурентов в своей сфере. Но для того, чтобы «двигаться дальше», конкуренция между православными СМИ все же необходима. Это также признавал главный редактор «Фомы», рассказывая о своем диалоге с маркетологами: «Они говорят: «Все просто. Делаете ежемесячник в 36 страничек, в котором всем все понятно: мамашам, крестивших своих детей, что нужно делать, чтобы дети не болели, и т. п. Это ваше издание раскупается, разлетается. А для души раз в год выпускаете альманах и за большие деньги продаете его серьезным людям, которые тоже есть в православной церкви». Понимаете, технологизация процесса может погубить сам процесс. Я в этом глубоко убежден"[xvi].

Действительно, раз у православных журналов появилась мощная поддержка в лице известнейшего издательского дома, занимающегося не только изданием, но и распространением прессы, то «технологизация процесса» им явно не грозит. Вызывает опасение другое: действительно ли православные (православно ориентированные издания) являются на современном книжно-журнальном рынке желанными и востребованными читателем?

С этой целью мы провели небольшое маркетинговое исследование, выбрав десять киосков (магазинов) печатной продукции «Первая полоса» (ООО «Метропресс»), находящихся как в историческом центре Санкт-Петербурга, так и в «спальных районах». Прайс-лист на православную периодику выглядел, за редким исключением, совсем необременительным для кошелька «бюджетников» и других категорий малообеспеченных покупателей:

«Виноград» — 59 руб.

«Русский дом» — 59 руб.

«Имперское возрождение» — 69 руб.

«Православный паломник» — 77 руб.

«Славянка. Православный женский журнал» — 89 руб.

«Фома» — 99 руб.

«Нескучный сад» — 149 руб.

Но самое интересное нас ожидало впереди, когда продавцы, охотно согласившиеся ответить на наши вопросы, в один голос утверждали, что ничего, кроме головной боли, распространение православной периодики им не приносит — практически все экземпляры, при наступлении следующего месяца продаж (и, соответственно, обновлении витрин), приходится возвращать на склад. Наибольшим спросом, по словам продавцов, пользуется журнал «Славянка» («его читают, потому что он — женский»; «женщины охотно берут») — приобретается, в среднем, 5 экземпляров на торговую точку (в месяц). Журнал «Фома» имеет некоторый спрос в исторической части города (но приобретается не более 2 экземпляров в каждом киоске), а на окраинах продавцы «Первой полосы» сетуют, что «всю пачку» (в типографии «Фома» упаковывается по 10 экземпляров) приходится отсылать обратно…

Несложно рассчитать, что в ежемесячном обороте «Первой полосы» находится приблизительно 1500 экземпляров журнала «Фома», из них на склад компании возвращаются невостребованными свыше 1000 экземпляров.

Таким образом, анализ спроса на православную периодику, реализуемую через торговую сеть «Первая полоса» (ООО «Метропресс»), может свидетельствовать лишь об основной тенденции: спрос на такие издания — минимален. В Санкт-Петербурге действуют и другие торговые сети, занимающиеся распространением прессы, но в их маркетинговом арсенале, как правило, присутствуют лишь два издания — «Фома» и «Вода Живая», не более 2 экземпляров каждого на торговую точку. Более того: «Первая полоса» является наиболее «раскрученным брендом», значит, потоки покупателей здесь гораздо выше, что может свидетельствовать об основных тенденциях спроса и предложения.

Заключение

Мы принципиально не анализировали ситуацию, сложившуюся с распространением православной периодики в соборах, храмах и церковных магазинах Санкт-Петербурга (равно как и Москвы, а также в других епархиях Русской Православной Церкви). Это тема отдельного исследования. Вне всякого сомнения, спрос на православные газеты и журналы здесь неизмеримо больший, чем в светских торговых сетях. Но вынуждены констатировать: современная православная периодика, вышедшая в мир с миссионерскими целями и задачами, является, судя по незначительному покупательскому спросу, в проигрыше на светском книжно-журнальном рынке.

Согласно данным Открытого семинара интернет-издания «Полит.ру» «Между миссией и медиа: православные СМИ в России», «…большая часть православных СМИ осталась в рамках форматов, предложенных основателями в середине девяностых. Из общей массы выделяются «Нескучный сад», которому удалось расширить формат, и не похожий ни на что «Виноград», но остальные идут по более-менее проторенной дороге"[xvii].

Только приведет ли такая дорога к читателю, станут ли эти издания по-настоящему востребованными или же их православные редакторы будут продолжать надеяться на помощь влиятельных светских распространителей? Здесь снова будет уместным привести мнение эксперта книжного рынка А. Рожкова: «Думаю, проблемы отечественных масс-медиа решит лишь настоящая рыночная экономика, а не то, что существует сегодня. Лишь накопление собственного «информационного капитала» позволит развивать информационный рынок и сохранять «собственное лицо"[xviii].



[i] Шундрин А. Новая журналистская элита? // Независимая газета. 23.11.1991.

[ii] Антипов М. Когда язык говорит человеком // Невское время. N 103 (3661). 07.06.2006. http://www.nevskoevremya.spb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?art=243 372 714

[iii] Кашеваров А. Н. Печать Русской Православной Церкви в XX веке. СПб., 2004. С. 132−133.

[iv] Гуревич С. М. Экономика отечественных СМИ. http://evartist.narod.ru/text11/39.htm

[v] Антипов М. Церковь выносит сор из избы // Невское время. N 93 (3651). 24.05.2006. http://www.nevskoevremya.spb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?art=242 172 083

[vi] Кашинская Л. В. Религиозная печать // Типология периодической печати. М., 2007. С. 147.

[vii] Там же. С. 146.

[viii] Между Сциллой и Харибдой // Нескучный сад. 2006. N11−12.

[ix] http://aquaviva.ru/01.html

[x] Фома. 2005. N 8. С. 114.

[xi] Фома. 2007. N 3. С. 129.

[xii] Фома. 2007. N 3. С. 130.

[xiii] http://www.zavet.ru/book/gurbol-dn.htm

[xiv] Рожков А. Экономика должна быть экономной, но — не в ущерб журналистике. http://www.adilsoz.kz/old/l&l/2002/07/07/01page.htm

[xv] http://www.gipp.ru/opennews.php?id=2121&type=0

[xvi] http://gazetakifa.ru/content/view/370/24/

[xvii] http://www.polit.ru/author/2007/10/12/pravoslavniesmi_print.html

[xviii] Рожков А. Экономика должна быть экономной, но — не в ущерб журналистике. http://www.adilsoz.kz/old/l&l/2002/07/07/01page.htm

http://bogoslov.stack.net/text/286 814.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru