Русская линия
Столетие.Ru Рубен Заргарян23.02.2008 

Карабахский прецедент
Точка зрения на проблему Нагорного Карабаха после провозглашения независимости Косово

Двадцатого февраля этого года отмечается двадцатая годовщина карабахского движения… Азербайджано-карабахский конфликт слишком затянулся, ждать в ситуации, когда Азербайджан абсолютно не готов к компромиссам, смысла нет. В соответствии с нормами международного права, кратчайший реальный путь к урегулированию азербайджано-карабахского конфликта, путь к миру и стабильности в регионе — это окончательное юридическое признание международным сообществом государственной независимости Нагорно-Карабахской Республики и участие НКР в переговорах.

Цель переговоров и урегулирования — взаимное признание двух государств, Нагорно-Карабахской Республики и Азербайджанской Республики, живущих бок о бок в мире и безопасности, и подписание мирного договора между НКР и Азербайджаном.

Карабахское государство давно состоялось, и этот исторический факт сегодня признают многие в мире. В статье N 3 Конвенции о правах и обязанностях государств, которая была подписана в Монтевидео (Уругвай) 26 декабря 1933 г., зафиксировано, что «политическое существование государства не зависит от признания другими государствами». Рост международного авторитета НКР связан не только с тем, что народ НКР сумел отразить широкомасштабную агрессию Азербайджана, но и достиг серьезных успехов в государственном строительстве, экономическом и социальном развитии. Важно подчеркнуть, что Армия обороны НКР эффективно выполняет фактическую миротворческой функцию. Одной из уникальных особенностей данного конфликта является отсутствие международной миротворческой операции.

Признание Азербайджаном независимости НКР обеспечит общие коренные интересы народов НКР и Азербайджана: прекращение почти столетнего конфликта и недопущение новой войны и новой волны беженцев; решение проблем беженцев; формирование стабильных институтов, обеспечивающих демократию и законность; обеспечение государственного суверенитета НКР и Азербайджана; экономические реформы и повышение благосостояния; прекращение гонки вооружений; вместо линии фронта — формирование цивилизованных границ добрососедства и сотрудничества.

В настоящий момент переговоры проходит в двух направлениях — в рамках Минской Группы ОБСЕ и российско-американской Дартмутской конференции по Нагорному Карабаху.

Тупик в переговорном процессе во многом объясняется тем, что НКР продолжает де-юре оставаться стороной конфликта, но де-факто отстранена от участия в переговорном процессе в МГ ОБСЕ.

В последнее время полноценных переговоров нет. Формат переговоров, в которых участвуют только Армения и Азербайджан является нарушением принятых в ОБСЕ официальных решений Будапештского саммита декабря 1994 г. и Пражского Резюме действующего Председателя ОБСЕ от 31 марта 1995 г. о трех сторонах конфликта и совершенно не отражает суть конфликта, основными сторонами которого являются НКР и Азербайджан. Без признания НКР и ее участия в процессе переговоров проблему решить невозможно. Единственным действующим соглашением является Бишкекское 1994 г., которое подписано именно тремя сторонами, в том числе и НКР.

Важно подчеркнуть, что модель, которую пытается в ультимативной форме методами шантажа навязать Азербайджан, не может быть реализована, так как Баку, претендуя на территории, желает получить их в одностороннем порядке и на первом этапе урегулирования. При этом Азербайджан отказывается решать основной вопрос конфликта — обеспечение безопасности карабахского народа, механизмом и важнейшей гарантией чего является признание независимого государственного статуса НКР, а также решать проблемы оккупированных Азербайджаном земель Нагорного Карабаха и Армении и армянских беженцев. Очевидно, что в условиях отсутствия всеобъемлющего урегулирования азербайджано-карабахского конфликта особо опасным было бы удовлетворение территориальных претензий Азербайджана и односторонняя передача Азербайджану каких-либо территорий Нагорного Карабаха, что неизбежно приведет к новой агрессии Азербайджана и общей дестабилизации ситуации в регионе.

Принцип — территории в обмен на референдум или на статус является изначально ущербным и ошибочным, что не способствует успеху в переговорах. Определение статуса — исключительное право народа НКР. Статус не меняется на территории. Очевидно, что независимый государственный статус НКР не подлежит обсуждению, а должен быть незамедлительно признан. Должен быть подписан и мирный договор между НКР и Азербайджаном, в рамках которого оформляется взаимное признание НКР и Азербайджана и решается вопрос территорий и беженцев на взаимной основе, то есть вопрос об освобожденных и реинтегрированных районах Южного Нагорного Карабаха, на которые предъявляет претензии Азербайджан, должен обсуждаться в связке с вопросами о районах НКР и районах Северного Нагорного Карабаха, оккупированных Азербайджаном. Взаимное признание НКР и Азербайджана должно быть отправной точкой переговоров, а не конечной. Необходимо констатировать, что Азербайджан использует двусторонний формат консультаций с Арменией исключительно в пропагандистских целях — для представления Армении в качестве агрессора.

Важно подчеркнуть, что согласно международному праву, Нагорный Карабах имеет полное право на восстановление своей территориальной целостности и ликвидацию анклавности, самоопределение в своих естественных исторических границах, в которых он был противоправно аннексирован Азербайджаном в 1921 г. Нагорный Карабах является в географическом и историческом аспекте более широким понятием, чем бывшая НКАО и современная НКР.

В рамках российско-американской Дартмутской конференции по Нагорному Карабаху, проходящей в трехстороннем формате, в 2005 г. был согласован проект «Рамочного соглашения о мирном процессе». Полноценное участие НКР привело к серьезному успеху и прорыву в переговорном процессе и сделало возможным достижение соглашения всеми тремя делегациями. Согласно Дартмутскому соглашению 2005 г., урегулирование должно осуществляться исключительно мирными способами, путем переговоров в трехстороннем формате. Переговоры должны начаться без предварительных условий. Вопрос о территориях и беженцах должен решаться на согласованной и взаимной основе и быть синхронизирован с ходом мирного процесса, а не предшествовать ему.

В ходе переговоров должен быть юридически оформлен статус Нагорного Карабаха и заключен мирный договор между Нагорным Карабахом и Азербайджаном.

Укрепление взаимного доверия требует прекращения враждебной деятельности и особенно пропаганды.

Необходимо отметить, что большое значение в цивилизованном урегулировании сыграли бы меры доверия: укрепление режима прекращения огня и прекращение Азербайджаном снайперского обстрела и провокаций на границе, прекращение Азербайджаном антиармянской пропаганды в СМИ и системе образования, формирование благоприятного общественного мнения. Именно Азербайджану, как несущему всю ответственность за разжигание конфликта, агрессию, этнические чистки, необходимо принять меры по созданию уровня доверия в карабахском обществе по отношению к Азербайджану.

Препятствием на пути урегулирования конфликта является деструктивная позиция Азербайджана, в которой преобладают тенденции к разрешению проблемы военным путем и шантаж мирового сообщества, отказ от прямых переговоров с Нагорным Карабахом и признания его независимости. Систематические призывы официальных представителей Азербайджана к уничтожению Армении и Нагорного Карабаха демонстрируют его истинные намерения и противоречат критериям членства как в ООН, так и в других международных организациях. Идеология и практика пантюркизма предопределяет нежелание Турции и Азербайджана отказаться от претензий на Нагорный Карабах именно как от фактора давления на армянскую государственность. Задача Турции — окончательно ликвидировать «армянский клин» в регионе. Именно по этой причине официально озвученная готовность Еревана на уступки не может быть принята Азербайджаном.

Задержка окончательного признания мировым сообществом независимости НКР ведет переговорный процесс в никуда. Она лишь серьезно увеличивает риск нестабильности в регионе, раскручивает гонку вооружений, мешает динамичному и демократическому развитию Нагорно-Карабахской Республики, усиливает милитаризм в Азербайджанской Республике, препятствует ее демократизации, стимулирует власти Азербайджана к еще большему ужесточению позиции. Мировое сообщество, ставшее заложником авантюрной политики руководства Азербайджана, должно, наконец, осознать свою ответственность и проявить политическую волю в деле окончательного признания независимости НКР. Президент России Владимир Путин заявил о необходимости унификации принципов урегулирования этнополитических конфликтов. На основе этого заявления было бы логичным признание независимости НКР в кратчайшие сроки, тем более что она, конечно же, имеет намного больше как исторических, так и международно-правовых оснований для этого, чем Косово. Для НКР международными прецедентами, в большей степени, являются Черногория и Восточный Тимор. НКР — самоорганизовавшееся и давно состоявшееся государство. НКР образована армянским коренным населением на собственной исконной территории, в течение тысячелетий принадлежавшей армянскому народу. НКР сама освободила свои территории от агрессора.

Независимость НКР, несомненно, обусловлена политикой систематического геноцида со стороны руководства Азербайджана в отношении армян.

В НКР самостоятельно сформированы государственные институты и легитимные органы власти, осуществляющие эффективный контроль над территорией республики. НКР образовалась в результате всенародного референдума о государственной независимости, проведенного в Нагорном Карабахе 10 декабря 1991 года, в полном соответствии как с международным правом, так и с законодательством еще существовавшего в тот момент СССР (Закон СССР от 3 апреля 1990 года «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР»). С момента своего образования НКР обладает международной правосубъектностью. Важно подчеркнуть, что НКР не является дестабилизирующим фактором в регионе, чего нельзя сказать о Косово.

Окончательное юридическое признание международным сообществом демократической и жизнеспособной Нагорно-Карабахской Республики полностью вписывается в современные реалии. 11 марта 1999 года в Страсбурге Европарламент принял резолюцию по Нагорному Карабаху, в которой отмечалось, что «в сентябре 1991 года Нагорно-Карабахская Автономная Область декларировала свою независимость после развала СССР и аналогичных деклараций бывших Союзных Республик». Тем самым фактически уже была признана международно-правовая обоснованность провозглашения карабахской независимости. У НКР есть все достаточные основания для членства в ООН. Подход России и мирового сообщества к урегулированию азербайджано-карабахского конфликта может и должен основываться на философии принципов: не просто нужно, но должно признать независимость НКР, что было бы не только правильно, но и праведно.

Рубен Заргарян — кандидат исторических наук, советник министра иностранных дел Нагорно-Карабахской Республики.

http://stoletie.ru/geopolitika/karabahski_precedent.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru