Русская линия
Время новостей Михаил Мошкин20.02.2008 

Собор и отпор
Православные борются за ОПК, «иноверцы» судятся с властями

Сегодня РПЦ будет демонстрировать свою открытость обществу и готовность вести диалог с государством. В Государственном Кремлевском дворце начинает свою работу крупнейший церковно-общественный форум — XII Всемирный русский народный собор. И если в прошлом году на аналогичном форуме церковь инициировала дискуссию о богатстве, бедности и социально ориентированной экономике, то на сей раз участники собора собираются обсудить проблему отцов и детей. Как заметил вчера на пресс-конференции глава Отдела внешних церковных связей митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, нынешняя молодежь «не открещивается от своих религиозных корней, но при этом не воцерковлена». Так что не исключено, что на соборе вновь будут говорить на вызывающую столько споров в последние годы тему — о преподавании основ религии в школе.

Накануне собора свою точку зрения на положение со свободой совести в России, высказали правозащитники. В докладе, который вчера представили журналистам эксперты Информационно-аналитического центра «Сова», также шла речь о взаимоотношениях религиозных общин и государства и о судьбе многострадального курса «Основ православной культуры».

«Преподавание ОПК — вечная тема. По всей видимости, концепция, предложенная РПЦ руководству Минобрнауки, вряд ли будет принята в нынешнем варианте», — заметил в беседе с корреспондентом «Времени новостей» директор центра «Сова» Александр Верховский. При этом он признал, что церковь в данном вопросе, несомненно, пошла навстречу пожеланиям педагогов. «Когда законодатели решили отменить региональные компоненты образовательной программы (в рамках которых в некоторых областях центральной России и велось преподавание ОПК), и это был достаточно неожиданный удар для церкви», — напомнил г-н Верховский. Нынешний вариант, озвученный митрополитом Калужским и Боровским Климентом, — вариативное преподавание блока предметов, касающихся «духовно-нравственного воспитания», по мнению правозащитников, сформулирован достаточно политкорректно: «Все вариативно и добровольно, можно избирать изучение основ любой религии без разделения на традиционные и нетрадиционные. Достаточно того, чтобы в классе было 12 человек, исповедующих определенную веру».

При этом, замечает эксперт, этот блок предметов будет занимать место в школьной программе и самим этим фактом вытеснит любое другое преподавание знаний о религии. «Скажем, ныне существующая альтернатива в виде курса религиоведения, которая нейтрально, со светских позиций рассказывает о разных верованиях, устраивает многих родителей, — считает Александр Верховский. — Но этот предмет не впишется в предлагаемый блок просто в силу того, что он не нацелен на воспитание морали, а двух предметов „про религию“ школьная программа не выдержит». По мнению собеседника «Времени новостей», по всей видимости, и академики Российской академии образования не вполне одобряют вариант, предложенный церковью. Этим, возможно, и объясняется то, что академическая экспертиза затянулась на несколько месяцев. «Хотя предмет должен быть введен уже с начала нового учебного года, до сих пор нет ни учебников, ни методик его преподавания. Ситуацию иначе как аварийной не назовешь», — резюмирует г-н Верховский.

Если влияние РПЦ на общественные и государственные институты, несомненно, возрастает, то другие конфессии, по словам правозащитника, напротив, испытывают давление со стороны чиновников. «Появляются новые проблемы, — отмечает руководитель центра „Сова“. — Скажем, в связи с активностью Федеральной регистрационной службы было закрыто большое количество религиозных организаций». Многие организации ликвидируются по причине «непредоставления отчетности». К примеру, в течение 2007 года в Тюменской области по иску регионального управления «Росрегистрации» было закрыто около 30 религиозных организаций, из них 25 — мусульманских. В Нижегородской области ФРС вынесла предупреждение 55 организациям. Александр Верховский подчеркнул, что некоторые организации, по его словам, при этом ликвидируются заочно, без предупреждения о допущенных нарушениях. «Объектом третирования, как правило, становятся небольшие организации. В основном это касается маленьких мусульманских групп, которые не входят в крупные муфтияты», — констатировал правозащитник.

Надо сказать, что в столице в нынешнем году проблем с юридическим оформлением деятельности религиозных организаций не возникает. «Даже злополучные кришнаиты получили разрешение на строительство своего культового здания», — отметил г-н Верховский. Религиозные организации, так же, как и «светские» НКО, могут решить проблемы только через суд, с одновременным привлечением внимания международной общественности, считает эксперт. Тенденция последних месяцев такова, что громкие судебные разбирательства, инициированные религиозными организациями, как правило, заканчиваются достижением компромисса с властями. «Так, российские баптисты оставили попытки договориться полюбовно и „вышли на тропу войны“ с чиновниками — например, публикуют годовой отчет о том, как им несладко приходилось в разных регионах», — рассказывает г-н Верховский. За прошлый год религиозные организации трижды выигрывали дела против России в Европейском суде по правам человека. По крайней мере в одном случае из трех обращение в Страсбург принесло свои плоды: власти Астрахани отказались от планов снести мечеть, возводимую по инициативе местной мусульманской общины.

http://www.vremya.ru/2008/27/51/197 979.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru