Русская линия
Столетие.Ru Петр Ильченков20.02.2008 

От погрома до признания…
Реакция Сербии на независимость Косово

То, что уже несколько месяцев предсказывалось, свершилось: косовские албанцы провозгласили независимость края при полном попустительстве миссии ООН в Косово.

Это самопровозглашение независимости, по сути дела, не представляет ничего нового, еще 7 сентября далекого 1990 года албанские депутаты законодательного собрания автономного края Косово и Метохия провозгласили новую конституцию края в албанском селе Качаник. Эта конституция гарантировала Косово права равноправной республики СФРЮ и предоставляла ему право на самоопределение. Правда, тогда из всей этой громкой аферы практически ничего не получилось. Косовские албанцы были временно поставлены в дальний ящик стола мировых стратегов, уступив место более взрывоопасным для уничтожения СФРЮ словенцам, хорватам и боснийским мусульманам. Эта пыльная папка вновь появилась на свет в 1998 году, когда «внезапно» активизировалась Освободительная армия Косово. Вскоре без санкции ООН военный блок НАТО провел в Югославии операцию «Милосердный ангел» с целью обеспечения ввода в Косово своих войск. Хотя по международному праву, существовавшему до тех пор, эта операция и характеризовалась как классическая агрессия, результаты операции вскоре признали все члены СБ ООН, и Косово превратилось в протекторат ООН, формально остававшийся в составе Югославии. Вскоре приказала долго жить и сама Югославия, а ее правопреемница Сербия продолжала сохранять лишь формальные связи с краем. Никто, собственно, по этому поводу и не возражал. Всем все было ясно — «сила солому ломит».

Но не все равно было косовским албанцам, которые стали проявлять признаки нетерпения.

В 2004 году это нетерпение вылилось в массовые погромы оставшихся в крае сербов, многие из которых были убиты или ранены, а сотни домов и церквей были сожжены и взорваны.

Стало очевидно (как, впрочем, и в Афганистане, и в Ираке), что «стабильную, инклюзивную и мультиэтническую демократию» путем военной экспансии построить в обществе, не готовом к этому, не менее сложно, чем построить «светлое будущее» в результате введения ограниченного контингента. Кстати, если вы не знаете, что значит «инклюзивная демократия», то могу признаться, что и сам не совсем понимаю значение этого популярного ныне в устах американских и европейских политиков выражения. Вероятно, оно означает нечто противоположное «эксклюзивной демократии», т. е. демократию для всех и каждого, оптом и в розницу, без возможности отказаться от получения своей доли…

В результате возникших сомнений в возможности продолжать самостоятельно оделять всех жителей Косова «инклюзивной демократией» стратегами НАТО был поставлен вопрос о том, что хорошо бы албанцам самим контролировать свою территорию, на которой в награду за лояльность и верность им предстояло строить собственное государство. Впрочем, базу НАТО Бондстилл (рядом с г. Урошевац в центре Косово) никто убирать не собирался. Просто оптимизация расходов по содержанию аппарата, и ничего больше.

Сказано — сделано! После того, как Джордж Буш официально объявил, что Косово получит независимость, по-другому быть уже не могло. Это вопрос престижа для единственной сверхдержавы современного монополярного мира. Выработали и план осуществления данного решения — план Марти Ахтисаари. План этот смело может претендовать на Нобелевскую премию в области международного права (если когда-нибудь шведы введут, хотя бы в виде исключения, такую категорию). План предусматривает «контролируемую независимость», т. е. независимую страну, где верховная власть принадлежит НАТО. Словом это подвиг, достойный дела художника, который придумал бы белую краску черного цвета, или биолога, открывшего яйца, способные откладывать куриц.

После этого «судьбоносного» открытия в области международного права для вида (и для сохранения рамок демократичности) немного поиграли в переговорный процесс, который, как это было ясно с самого начала, не мог привести ни к каким результатам. Сложно о чем-то договориться, когда одной стороне говорят «компромисс вам не нужен», а другой — «быстро придите к компромиссу, иначе мы прекратим переговоры».

Наконец, 17 февраля 2007 года свершилось — в Европе появилась самая бедная (по уровню доходов на человека) и самая экономически бесперспективная (по формальному инвестиционному климату и числу рабочих мест на гражданина) страна.

Теперь Албания и Молдавия (до сих пор соревновавшиеся, согласно статистическим данным, за это «почетное» место) могут вздохнуть с облегчением.

Вступила в новую фазу трагедия сербского народа Косово и Метохии, тех 80 000−100 000 человек, кто не продал свои дома за баснословные деньги, которые предлагали албанцы в восьмидесятые, не испугался репрессий со стороны албанцев в девяностые и ужаса бездушной международной оккупации в двухтысячные. Весь сербский народ оказался лишенным своего исторического наследия, ядра своего исторического государства, основы своего главного национального предания — Косовского эпоса. Суть этой потери невозможно понять американцам, чье государство моложе Большого театра, а основа идеологии — «отъезд с исторической родины в страну процветания». Пожалуй, даже русским (которые в большинстве своем смирились с тем, что «мать городов русских — заграница») не просто понять глубину катастрофы, постигшей сербский народ и его этические основы.

Питер Фейт, новоназначенный «гауляйтор"/"генерал-губернатор"/"гражданский администратор» ЕС (требуемое подчеркнуть), сразу же посетовал, что развернуться в полную силу ему не дает отсутствие мандата ООН у миссии ЕС, носящей название ЕУЛЕКС. Его опасения вызвала и возможность того, что Белград может отдалить косовских сербов от сотрудничества с ЕУЛЕКС-ом. «Мы хотим преодолеть сопротивление сербов по отношению к нам. Мы будем защищать их, хотя они пока этого не понимают, сербское сообщество в Косово будет иметь выгоду от нашей миссии», — сказал голландский дипломат.

Как отреагировали сами сербы на провозглашение независимости Косово?

Наиболее активной оказалась сербская молодежь, точнее, та ее часть, которая близка крайне правым молодежным партиям, обвиняемым их противниками в «клирофашизме». Хотя официально ни одна из этих партий не участвовала в организации спонтанных акций, среди молодых людей, собравшихся 17 февраля около 18.00 в центре города, мелькали лица активистов движений «Образ», «Двери» и др. Большинство же собравшихся, несомненно, было завсегдатаями футбольных матчей и связанных с ними потасовок.

Местом встречи, которое в данном случае было действительно изменить нельзя, стало посольство США. Сначала собравшиеся вступили в громкую перепалку с полицией, стоявшей у входа в здание, а затем в ход пошли камни, кирпичи, громогласные петарды усиленной мощности и факелы, использующиеся болельщиками на спортивных манифестациях. Прибывшие отряды полиции усилили своих коллег в районе американского посольства и оттеснили разъяренных демонстрантов. Отходившая группа молодых хулиганов напала на автомобиль бразильского посла, припаркованный возле здания правительства Сербии, а после этого попыталась прорваться к единственной в Белграде мечети. Но путь туда был также намертво блокирован полицией.

Подростки переворачивали и поджигали контейнеры и громко скандировали антиалбанские и антиамериканские лозунги.

После этого толпа молодежи рассредоточилась и нанесла точечные «визиты» в рестораны «Макдональдс» в центре города (на площади Славия и на улице Теразии), витрины которых были разбиты брошенными камнями и «коктейлями Молотова».

Часть демонстрантов «посетила» маленькое и аккуратное посольство Словении, не менее маленькой и аккуратной страны, формально возглавляющей в данный момент ЕС. В результате этого «посещения» и погрома посольство осталось столь же маленьким, но приобрело исключительно неаккуратный внешний вид, т. к. большинство окон и входные двери были разбиты.

Наконец, группа разбушевавшейся белградской молодежи примчалась и к штаб-квартире Либерально-демократической партии, лидер которой Чедомир Йованович неоднократно высказывался в поддержку албанцев и их борьбы за независимость. Побив окна в штаб-квартире этой крайне проамериканской партии, молодые люди ринулись к располагающейся неподалеку квартире самого лидера ЛДП. Лишь усиленное вмешательство полиции, в ходе которого демонстранты перевернули полицейский автомобиль, смогло спасти «молодую звезду» сербской демократии от кровавой расправы обезумевшей толпы. В этот же день неизвестные в масках посетили албанскую кондитерскую в спальном районе Белграда — Нови-Белград и посоветовали хозяину ресторанчика «сворачиваться и убираться вон». После этого в ресторан была брошена бутылка «коктейля Молотова».

Всего в день провозглашения независимости в главный травмпункт Белграда обратились 47 пострадавших, около 20 из которых были полицейскими. Это соотношение, очевидно, свидетельствует о том, что полицейские не переходили обычной черты и не прибегали к чрезмерному насилию, пытаясь лишь остановить агрессивно настроенную молодежь.

В тот же день и в других городах Сербии прокатилась волна насилия. В городе Кикинда было разбито три албанских киоска и один книжный магазин, ориентированный на продажу либеральных изданий, в Субботице также был разбит местный «Макдональдс» и четыре принадлежащих албанцам киоска, пострадали албанские киоски в Новом-Саде, а в Смедерево был разбит огромный входной витраж местной католической церкви.

На следующий день 18 февраля в день «признания Косово» международным сообществом вновь собравшаяся группа молодежи попыталась напасть на посольство США, но не смогла даже приблизиться к цитадели мировой империи в Белграде, окруженной плотными полицейскими кордонами. Перешедшая в наступление жандармерия (официальное название сербского спецназа), с применением дубинок и других спецсредств разогнала толпу молодых хулиганов. Лишь небольшой группе удалось ускользнуть от преследования и прорваться к последнему целому «Макдональдсу» в центре города. Разбежавшиеся в панике посетители и сотрудники ресторана в ужасе смотрели на разгром этого небольшого, но в любое время очень людного ресторанчика в центре сербской столицы.

В то же самое время, когда сербский спецназ разгонял молодых хулиганов, неподалеку собралась многотысячная толпа студентов и просто недовольных решением косовского вопроса граждан, которые прошли маршем протеста от площади Республики с храму Св. Саввы.

Перед началом манифестации с зажигательной речью к собравшимся обратился известный сербский рок-музыкант Бора «Чорба» Джорджевич. Дорогу для манифестантов обеспечили белградские таксисты, блокировавшие движение транспорта по Бульвару освобождения, по которому шла колонна демонстрантов. По пути молодежь забросала камнями посольство Турции, а колонны пополнения, двигавшиеся от Юридического факультета, еще раз забросали камнями уже полуразбитую витрину «Макдональдса» на площади Славия.

Несмотря на то, что организаторы протеста пытались канализировать гнев собравшихся и провозглашать «конструктивные лозунги в поддержку Сербии», молодежь предпочла оглашать центр города громкими призывами «Убий, заколи, да шиптар не постойи» (в вольном переводе «смерть албанцам»). Участники демонстрации несли транспаранты «Останется нашим», «Косово — святыня», «Восстань, Сербия!».

В тот же день во втором по величине городе Сербии, ее южной столице Нише также дошло до массовых беспорядков. Демонстранты попытались прорваться к строящемуся словенскому гипермаркету «Меркатор», а потом разбили двери и окна на здании местной штаб-квартиры Либерально-демократической партии. Благодаря усиленной охране полиции в городе Нише удалось отстоять местный «Макдональдс» и мечеть.

В Сомборе и Субботице также подверглись нападению «Макдональдс» и албанские рестораны, а местная сербская молодежь, украшенная эмблемами российского клуба «Спартак», громко выкрикивала антиалбанские, антихорватские и антивенгерские лозунги. В столице соседней Республики Сербской, в Баня-Луке также состоялся молодежный митинг протеста, которому усиленные полицейские кордоны не дали превратиться в выражение насилия над посольством США.

В результате всех этих событий к нации обратился премьер Воислав Коштуница, призвавший сограждан выражать свой гнев конструктивно, а лучше всего подождать до четверга, когда политические партии Сербии запланировали провести большое совместное мероприятие протеста в организованном порядке.

Что же сделала официальная Сербия — в связи с провозглашением независимости Сербии? Пока из широко рекламировавшегося на случай провозглашения независимости плана оглашено относительно мало деталей. Большинство из них носят декоративный характер. Так, премьер и президент Сербии заявили, что Сербия аннулирует самовольное и противозаконное провозглашение «лжегосударства». Верховный суд Сербии квалифицировал провозглашение независимости Косово, как «антиконституционное и противоречащее международным правовым нормам».

МВД Сербии возбудило уголовные дела против премьера Косово Хашима Тачи, а также президента и спикера этого новорожденного государства.

Скупщина Сербии также приняла решение об аннулировании «антиконституционного одностороннего провозглашения независимости Косово».

В то же время, одностороннее провозглашение независимости Косово пока не привело ни к одной форме блокады этого образования на государственной территории Сербии. Это решение огласил представитель Демократической партии Сербии, т. е. наиболее жесткой части коалиционного правительства Сербии. В частности, по словам министра торговли Сербии Предрага Бубало, одностороннее провозглашение независимости не отразится на экономических связях Сербии и Косова. Правительство Сербии не собирается отказываться от ЦЕФТА и Энергетического регионального договора, т. е. соглашений, в рамках которых существует экономическое сотрудничество Косово и Сербии. Бубало мотивировал это тем, что Сербия не может ввести блокаду части своей собственной территории, а также тем, что бессмысленно наказывать ту часть проживающих в Косово граждан, которая лояльна Сербии.

Вероятно, в этом заявлении присутствует лишь доля правды. По сведениям, Экономической палата Сербии, сербский экспорт в Косово составил в прошлом году около 385 млн евро, а непосредственно таможенные сборы были уплачены на сумму в 235 млн евро. Это составляет 5,5% сербского экспорта. Как известно, в настоящее время экспорт Сербии меньше ее импорта, и страна отчаянно борется за то, чтобы улучшить этот важный макроэкономический показатель. Сербия обеспечивает значительную часть потребностей Косово в муке, растительном масле, сахаре и строительных материалах. В силу этого, Сербия является важнейшим торговым партером Косово (13,6%), чей экспорт в Сербию минимален (около 15 млн евро). И все-таки, экономическая блокада Косово не входит в планы сербского правительства. Основные шаги Сербии сводятся к международным демаршам, абсолютно бесполезным, в условиях, когда большинство стран ЕС и США уже выразили готовность пойти на нарушение международного права и признать независимость Косово.

Совершенно понятно, почему лидер Партии демократического действия Риза Халими, который является единственным албанским депутатом в сербском парламенте, одобрил реакцию властей Сербии на провозглашение независимости Косова.

«Я приятно удивлен реакцией властей Белграда. То, что Белград реагировал на события в Приштине только дипломатией, является для меня хорошей новостью, внушающей оптимизм.» Действия Белграда, согласно словам этого лидера албанцев юга центральной Сербии, внушают надежду на то, что «сколько бы Сербия не сопротивлялась, она будет вынуждена признать законность миссии ЕС в Косово, что будет для Белграда и Приштины кратчайшим путем в Брюссель».

Белград-Нови-Сад-Ниш

http://stoletie.ru/slavyanskoe_pole/ot_pogroma_do_priznaniya.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru