Русская линия
Росбалт Яна Амелина19.02.2008 

ДНК и «православизация» мусульман

Члены Совета муфтиев России, собравшиеся на расширенное выездное заседание в Казани, обсудили две «горячие» темы — как бороться с формированием списков запрещенной мусульманской литературы и как относиться к предстоящему в 2009 году введению в российских школах обязательного предмета — уроков «Духовно-нравственной культуры» (ДНК). Дискуссия продемонстрировала, что лидеры исламского сообщества РФ великолепно освоили правозащитную риторику, но не утратили надежду найти решение многих проблем у государства.

Мусульмане поддержат тандем «Медведев-Путин»

Формальным поводом для встречи в столице Татарстана стал десятилетний юбилей объединительного съезда Духовного управления мусульман (ДУМ) РТ. «У нас не было программы, платформы, было единственное желание — объединиться и все начать с чистого листа», — кратко проинформировал о конфликтах давно минувших дней председатель ДУМ РТ Гусман хазрат Исхаков. Затем он рассказал об особенностях местного ислама: «Мы, российские мусульмане, придерживаемся традиционных, умеренных взглядов, испокон века живем в мире и согласии с представителями других конфессий. Наш опыт мирного сосуществования разных культур и религий изучают во всем мире».

«К концу 1990-х мы не могли остаться равнодушными и со стороны наблюдать, какая разобщенность творится в умах, — разъяснил журналистам политику казанского Кремля председатель Государственного Совета Татарстана Фарид Мухаметшин, выступавший перед муфтиями на татарском языке. — Президентом Татарстана была поставлена задача попробовать объединить представителей исламской религии на территории РТ». Помня, что Татарстан — многонациональная и многоконфессиональная республика, представителям власти «приходится проводить очень выверенную политику по отношениям к представителям всех традиционных конфессий», добавил он. «У нас в Татарстане нет никакого напряжения — значит, мы на правильном пути в своей политике и своих делах», — заключил Фарид Мухаметшин.

Итогом первой части заседания Совета муфтиев России (СМР) стало принятие обращения к соотечественникам-мусульманам с призывом «принять самое активное участие в избрании президента РФ и отдать свои голоса в поддержку сильной команды единомышленников и профессионалов — тандему «Дмитрий Медведев — президент страны, Владимир Путин — глава правительства». «Мы должны поддержать тех, кто делает благо для нашей религии, для мусульман нашей страны», — подчеркнул председатель СМР Равиль хазрат Гайнутдин.

Совет улемов для борьбы с «нелояльными исламу»

На следующий день мусульманские священнослужители и религиозные деятели перебрались из суетного торгово-развлекательного комплекса «Корстон» в спокойный мусульманский, при мечети «Марджани», чтобы в тесном кругу обсудить самые актуальные вопросы.

Группа членов СМР выступила за создание при нем Совета улемов (мусульманских богословов). Состояние приходов меняется — «татары стали исчезать, их заменяют другие наши братья» (имелись в виду выходцы с Кавказа и из Средней Азии с иными исламскими традициями), мотивировал необходимость новой структуры председатель Духовного управления мусульман Нижегородской области Умар Идрисов. Появилось множество молодых грамотных ученых, в том числе светских, которые хотят помочь единоверцам, однако сейчас их силы распылены. «Есть организации, нелояльно относящиеся к исламу, и не всегда Совет муфтиев правильно и быстро отвечает на эти вопросы, — продолжил г-н Идрисов, не уточняя, впрочем, что он имеет в виду. — У нас есть два пути: либо бороться против этих людей и организаций, либо возглавить их». Второе предложение было почти шуткой. Представитель нижегородских мусульман всерьез видел Совет улемов мозговым и аналитическим центром Совета муфтиев с рядом контролирующих полномочий.

Его поддержал зампред муфтия Татарстана Валиулла хазрат Якупов, напомнивший, что подобные советы уже действуют в РТ и в Дагестане — «центре исламской учености». «Совет улемов — никакая не организация, а орган при СМР, им же он должен и комплектоваться», — развеял г-н Якупов предположения о возможной конкуренции двух Советов. Для наглядности он сравнил СУ с Академией наук. Однако ректор Московского исламского университета Марат Муртазин выявил ряд противоречий подготовленного положения о Совете улемов уставу Совета муфтиев, подведя собравшихся к мысли о нежелательности перетекания части полномочий СМР к новой структуре. Его решительно поддержал Равиль Гайнутдин, поручив доработать проект положения о СУ и представить его на очередное заседание Совета муфтиев. «Всем нужны регалии федерального уровня, а не предлагаемый руководством СМР маленький отдельчик, — пояснил в кулуарах суть происходящего один из участников заседания. — Тогда как думать нужно о том, что мы можем дать людям, а не ислам — дать нам».

«Очернять Россию в Европейском суде мы не будем»

Глава Духовного управления мусульман азиатской части Росси муфтий Нафигулла Аширов поднял вопрос о запрещенной исламской литературе. Накануне и в ходе заседания его очень беспокоило, что об этой теме могут забыть, и он неоднократно напоминал о ней. Недавно Бугурусланский горсуд признал экстремистскими и запретил распространение в России множества книг, изъятых в местном медресе «Аль-Фуркан». В список запрещенных попали издания без указания выходных данных, например, «Основы ислама», хотя книги с таким названием имеются практически в каждой мусульманской семье. «Если молчать, список будет расширяться и дальше», — предостерег муфтий Аширов.

Все началось с запрета ваххабитской «Книги единобожия» — как считает Нафигулла хазрат, «из-за нескольких абзацев, которые там присутствуют». «Мы так и не смогли оспорить этот запрет, — указал он. — Ответчики — издательство „Бадр“ — не подняли этот вопрос, и мы не стали выступать. Следующий массовый запрет — 14 книг турецкого богослова Саида Нурси. Книги специфические, у нурсистов есть своя организация…». «По этому вопросу мы специально наняли адвоката, я лично обратился к генпрокурору Чайке, но мы так и не получили решение суда, — прояснил позицию СМР по трудам Нурси Равиль Гайнутдин. — Оказалось, что запрещены не сами эти книги, а их русские переводы, изданные определенным издательством. Если их выпустит другое издательство — все в порядке».

Как полагает один из участников заседания, дело не в конкретных книгах, будь это произведения Саида Нурси или жизнеописание пророка Мухаммада. «Речь идет о выборе вектора развития российского исламского сообщества, — считает он. — Условно, арабский он будет или наш, российский. И с этой точки зрения, может быть, эти книги действительно следует запретить».

Однако большинство участников заседания разделяли опасения Нафигуллы Аширова. «Надо как можно скорее принять обращение — хоть к президенту, хоть к Чайке», — призвал Гусман Исхаков, добавив, что для начала подписи под ним поставят члены СМР, а потом их будут собирать среди простых мусульман. Часть запрещенной литературы входит в список учебной в исламских средних и высших учебных заведениях, отметил он. «А что мы будем делать дальше? — предложил задуматься Равиль Гайнутдин. — Книги из „бугурусланского“ списка запрещены судом без ответчика, кулуарно — не нашлось ни одного мусульманина, чтобы он ответил на их (судей) вопросы. От имени Совета муфтиев мы должны делать шаги, чтобы еще раз рассмотреть это дело в суде».

Если понадобится, дело дойдет до международных инстанций, хотя муфтий Гайнутдин высказал надежду, что областной или хотя бы Верховный суд РФ отменит решение нижестоящего Бугурусланского суда. «Очернять Россию в Европейском суде мы не будем — мы патриоты, — констатировал председатель СМР. — Уверен, мы найдем право и законность у себя в стране». Кроме того, считает Равиль Гайнутдин, «нам нужно добиться, чтобы мнение наших (мусульманских) экспертов в российском обществе было принято всерьез, чтобы государство признавало результаты экспертиз, сделанных учеными-мусульманами». Пока же правоохранительные органы привлекают светских специалистов, нередко, как полагают участники заседания, враждебно настроенных по отношению к исламу. Для исправления ситуации при СМР решено создать научно-богословский экспертный совет.

«Запрещение религиозной литературы — тревожный знак для граждан России, воспринимаемый нами как возрождение былой цензуры и тотального идеологического контроля, — говорится в итоговом обращении Совета муфтиев. -…Мы считаем, что определение перечня экстремистской религиозной литературы является внутренним делом каждой конфессии и именно на этом уровне должны приниматься соответствующие решения». Задача государства, убеждены мусульманские религиозные деятели, — «пресекать деятельность только тех организаций, которые нарушают действующее законодательство, а не делать религиозную литературу виновником существующих социально-политических проблем».

Муфтии против «полной православизации» мусульман

Совет муфтиев также выработал позицию по отношению к призванному заменить «Основы православной культуры» предмету «Духовно-нравственная культура», «который продвигает и поддерживает Русская православная церковь». Марат Муртазин лишний раз напомнил об отношении СМР к ОПК: «преподавание в государственных школах культуры только одной, пусть и самой распространенной, конфессии, ущемляет права мусульманского населения». Предполагается, что ДНК будут преподавать с 1 по 11 класс один-два урока в неделю, что по подсчетам Муртазина составит 418 или 836 аудиторных часов. Освоение такого объема часов требует огромного количества учебных пособий для школьников и преподавателей, и «РПЦ в течение десятилетия ведет над этим работу». Впрочем, и мусульмане подойдут к ДНК не с пустыми руками: Московский исламский университет разработал учебник исламоведения для школ и готов проводить семинары для учителей.

Проблема в другом, считает Марат Муртазин: «РПЦ, несмотря на наши возражения, везде пропагандирует и продвигает план раздельного обучения». Предполагается, что православные школьники будут знакомиться с духовно-нравственной культурой своей конфессии, ребята-мусульмане — исламской, а ученики-атеисты — с некоей светской «общечеловеческой» этикой. Стандарт ДНК пока не утвержден. «Мы должны определить отношение к этому предмету, — призвал ректор МИУ. — Если мы с ним согласны — нужны учебники и учителя для преподавания духовно-нравственной культуры ислама. Иначе 50% школьников исламского вероисповедания пойдут на православие, а вторые 50% - на атеистическую этику».

В российских школах знания о ДНК должны преподаваться вместе, детей нельзя делить по конфессиональному признаку, резюмировал Марат Муртазин. В нынешней ситуации от введения нового предмета выиграют лишь в местах компактного проживания мусульманского населения, считает он, тогда как в 80% регионов произойдет «полная православизация детей мусульман». «Если в классе два татарина — никто не будет организовывать для них отдельный урок ислама, — поддержал его Нафигулла Аширов. — И они пойдут на атеизм, а скорее всего — вместе со всеми на православие. Родители в большинстве своем совершенно не имеют мусульманского самосознания. Ладно, чеченцы, дагестанцы будут драться, сопротивляться… резаться, если надо, но наши-то — законопослушны. И мать мусульманина пойдет в магазин Библию покупать. А там нам придется их и печатать!».

Последние фразы муфтия Аширова хотя и встретили понимающим смехом, но говорил он вполне серьезно. «Мы должны добиваться общих уроков духовной культуры всех традиционных религий», — констатировал муфтий. «Если уроки ДНК действительно станут обязательными для всех, мы должны как-то в этом участвовать, иначе в школах будет только православие, — высказал общее мнение ректор казанского Российского исламского университета Рафик Мухаметшин. — Мы должны попытаться предложить свой мусульманский компонент». «Россия — светское государство, никто не смеет нарушать равенство конфессий, и это положение Основного закона, — резюмировал для журналистов Равиль Гайнутдин. — Вот если государство станет религиозным — то мусульмане законопослушны, они изменят свое отношение, но для этого нужно идти законным путем, вносить соответствующие изменения в Конституцию. А пока этого не произошло, мы требуем защиты прав каждого гражданина вне зависимости от конфессиональной принадлежности».

Руководство Татарстана стоит на тех же позициях. Официальная Казань выступает за преподавание в школах культурно-нравственных основ четырех традиционных российских конфессий и считает, что делать это должны светские преподаватели. «Мы находим понимание у всех народов, населяющих республику», — заявил председатель Госсовета РТ Фарид Мухаметшин. Ранее республиканские власти так же разделяли отношение СМР к введению «Основ православной культуры», что с признательностью отметил Равиль Гайнутдин.

http://www.rosbalt.ru/2008/02/18/457 341.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru