Русская линия
Независимая газета Михаил Погребинский19.02.2008 

Анатомия политического кризиса
Рост популярности Тимошенко и консолидация административного ресурса Ющенко вошли в клинч

Чуть меньше года прошло с того момента, как Виктор Ющенко пошел на беспрецедентный в истории независимой Украины шаг, подписав указ о досрочном прекращении полномочий Верховной Рады. Свое решение украинский президент объяснил тогда невозможностью иным путем разрешить затянувшийся политический кризис.

Досрочные выборы состоялись, но политическая стабильность в стране так и не наступила. Работа Верховной Рады заблокирована, а правящая парламентская коалиция имеет слишком незначительное количество голосов (на два депутата больше требуемого минимального числа), чтобы быть эффективной, с каждым днем нарастает накал конкурентной борьбы между президентом и премьер-министром, а политическая элита уже обсуждает возможность новых досрочных выборов. Таким образом, страна вновь, как и год назад, оказалась на пороге серьезной дестабилизации, ключевую роль в которой, на этот раз, по мнению большинства экспертов, сыграет противостояние Ющенко и Тимошенко.

Конфликт президента и премьера

Приобретающий все больший масштаб конфликт между командами Ющенко и Тимошенко по многим своим особенностям в точности воспроизводит противостояние короткого периода первого премьерства Тимошенко в 2005 году.

Тогда Ющенко стремился установить полный контроль над деятельностью правительства, а Тимошенко преследовала цель обеспечить максимально возможную свободу рук, надеясь при этом уклониться от лобового столкновения лично с главой государства и отыгрываясь на его приближенных. Нечто подобное происходит и ныне. Президент чуть ли не ежедневно выражает недовольство действиями правительства, а Тимошенко демонстрирует исключительную сдержанность, запрещая членам своей команды критиковать президента. Причин такой сдержанности, по-видимому, две.

Прежде всего премьер пытается получить «статус неприкосновенности», утвердив в парламенте программу правительства (согласно украинской Конституции, это дает правительству иммунитет на протяжении года). А во-вторых — продержаться хотя бы два-три месяца, чтобы четко зафиксировать в сознании избирателей социальную направленность своей политики, чему среди прочего способствует кампания по выплатам каждому из миллионов украинских вкладчиков советского Сбербанка компенсации за потерянные вклады.

Уже с первых дней работы правительства Тимошенко наметились основные линии ее противостояния с Ющенко.

Приватизация

Во-первых, это конфликт в сфере приватизации, доходы от которой Юлия Тимошенко намерена использовать для финансирования масштабных социальных программ. Обеспечить быструю приватизацию (6 облэнерго, Одесский припортовый завод, Укртелеком, КГОКОР и т. д.) — одна из основных задач правительства Тимошенко. От того, насколько успешно она с ней справится, зависит способность Тимошенко выполнить хотя бы часть взятых на себя обязательств и ее шансы в предстоящей президентской избирательной кампании.

Понимая это, Виктор Ющенко пытается не допустить такого развития событий, выдвигая разного рода возражения против ускоренной приватизации — в том числе и вполне обоснованные экономически. Однако вряд ли противодействие Ющенко обусловлено исключительно радением о социально-экономическом благополучии страны. Если бы это было так, то Ющенко не стал бы чуть ли не ежедневно пугать общество угрозой галопирующей инфляции — одних этих слов президента достаточно, чтобы спровоцировать всплеск инфляционных ожиданий. Дело, по-видимому, в том, что Ющенко больше всего опасается роста популярности Тимошенко, не оставляющего ему шансов переизбраться президентом на второй срок. Причем опасения эти не беспочвенны. Уже сейчас президентский рейтинг Тимошенко существенно выше, чем у Ющенко.

В этом противостоянии Ющенко стремится привлечь на свою сторону представителей украинского крупного капитала, среди которых существуют опасения, что Тимошенко может не остановиться в своих поисках средств на социальные выплаты приватизацией остающихся в государственных руках прибыльных активов и вернуться к своим прежним реприватизационным планам образца 2005 года. С другой стороны, война президента против Тимошенко объективно толкает ее на сближение с лидером оппозиции Виктором Януковичем.

Силовики

Во-вторых, это борьба за полномочия, в частности — контроль над силовыми ведомствами. Напомним, что в первый год оранжевой власти с целью предотвращения экспансии влияния Тимошенко Виктор Ющенко активно использовал возможности лично подчиненного ему Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ). Ныне используется схожая схема: 24 декабря 2007 года Ющенко назначил секретарем СНБОУ Раису Богатыреву — в прошлом видную деятельницу Партии регионов, оппонента Тимошенко и креатуру большого бизнеса, входящую в сферу влияния руководителя металлургической компании «Систем Кэпитал Менеджмент» миллиардера Рината Ахметова.

Целый ряд законодательных инициатив президента направлен на установление непосредственного контроля практически над всеми силовыми структурами, включая создание новых — Нацгвардии и Антикоррупционного комитета, подчиненных непосредственно президенту. Параллельно Ющенко добивается снятия неприкосновенности с депутатов Верховной Рады. Очевидно, что если бы президент добился принятия всех этих законопроектов (включая законы о правительстве и местных органах власти), то легко мог бы поставить под свой контроль правительство, власть в регионах и депутатский корпус парламента. После этого можно будет продавить через парламент новую редакцию Конституции, существенно расширяющую полномочия президента. Ну если не получится через парламент, то путем вынесения ее на референдум.

Газ и внешняя политика

В-третьих, это борьба за контроль над внешней политикой и поставками газа. Нельзя говорить о полном совпадении позиций президента и премьера и по вопросу о вступлении в НАТО. Для Ющенко членство Украины в НАТО — это гарантия того, что Украина раз и навсегда вырвется из поля притяжения Москвы. И ради этой цели, по мнению Ющенко, можно пожертвовать многим. В позиции премьера по этому вопросу есть нюансы: Тимошенко делает акцент на постепенности процесса евроатлантической интеграции. В ходе недавнего визита в Брюссель Тимошенко ясно дала понять, что не поддерживает «революционный путь» ускоренной интеграции, что выглядит явным сигналом как Москве, так и электорату юго-востока Украины.

В 2005 году президентская команда стремилась не допустить прямых контактов Тимошенко с Кремлем; в частности, премьера не допускали к переговорам по поставкам Украине энергоносителей. Аналогичная ситуация повторилась и сегодня. Отличие только в том, что, заявив о намерении отказаться от услуг посредника «РосУкрЭнерго» (РУЭ) и высказавшись в пользу увеличения ставки за транзит российского газа, Тимошенко удалось инициировать новый виток переговоров между Россией и Украиной. Однако Ющенко сумел перехватить инициативу у премьера. В результате переговоров российского и украинского президентов были достигнуты взаимоприемлемые договоренности, которые, хотя и исключают РУЭ из схемы поставок газа, но сохраняют присутствие «Газпрома» на украинском внутреннем рынке газа, т. е. по существу остается прежняя схема с посредником.

Таким образом, именно позиция Москвы позволила сегодня Ющенко выглядеть «победителем» в газовом споре с Тимошенко. Однако возникает вопрос: насколько будет способствовать развитию российско-украинских отношений ставка на радикального политика, чья деятельность направлена на полный отрыв Украины от России, вместо прагматика, ориентированного лишь на максимизацию собственной политической выгоды?

Проблемы оппозиции

Весьма сомнительные с точки зрения Конституции досрочные парламентские выборы привели к потере власти Партией регионов. Коалицию большинства с преимуществом в два мандата составили оранжевые — БЮТ и НУНС. А Партия регионов, оказавшись в оппозиции, почти за четыре месяца после выборов не могла преодолеть «комплекс поражения». Этот комплекс был усугублен переходом второго человека в партийной иерархии Раисы Богатыревой в лагерь президента. Многие эксперты высказывались в том духе, что лидер партии Виктор Янукович уже не контролирует партию.

Однако начало новой сессии ознаменовалось первым после выборов активным действием Партии регионов — блокированием парламентской трибуны в ответ на подписание «письма трех» (Ющенко, Тимошенко и Яценюк) в руководство НАТО с просьбой о присоединении Украины к программе предоставления членства (ПДЧ) в альянсе.

Пока не ясно, как будут развиваться события дальше, но определенно можно сказать, что Партия регионов постепенно начинает выходить из внутреннего кризиса, причем позиции лидера, судя по всему, укрепляются, а влияние «капитулянтов» ослабевает. В то же время Виктор Янукович, находясь между двух огней: усиливающей свои позиции в общественном мнении Тимошенко и консолидирующим административный ресурс Ющенко, вынужден маневрировать, посылая противоречивые сигналы о готовности к новым досрочным выборам и о возможности широкой коалиции с оранжевыми. Партии регионов предстоит трудный выбор: либо оставаться организацией, лоббирующей интересы крупного бизнеса, либо стать идейной политической силой, отстаивающей интересы избирателей, прежде всего юго-востока страны.

План президента

Виктор Ющенко никогда не скрывал своего негативного отношения к принятым в 2004 году изменениям в Конституцию, которые резко расширили полномочия парламента и премьера. И тот факт, что почти сразу после досрочных парламентских выборов президент инициирует конституционный процесс с целью принятия новой редакции Основного закона, только лишь доказывает правоту предположений, что истинной целью перевыборов парламента и формирования новой правящей коалиции было создание политических рычагов для расширения президентских полномочий.

Президента нисколько не смущает то обстоятельство, что действующий Основной закон предусматривает возможность внесения изменений в Конституцию, но никак не ее «новую редакцию». Правовой нигилизм для Ющенко оправдан убежденностью в необходимости изменения основ государства, утверждении его не на принципах либеральной демократии и внешнеполитического нейтралитета, заложенных в Декларации о государственном суверенитете Украины 1990 года, но на почве господствующей праворадикальной идеологии и однозначного выбора в пользу антироссийской внешнеполитической стратегии.

Между тем Россия всегда оставалась фактором не только внешней, но и внутренней политики: разыгрывая про- или антироссийскую карту, украинские политики из разных лагерей мобилизуют свой электорат. При этом подавляющее большинство украинских граждан (более 80%) высказываются за развитие особо дружественных отношений между нашими странами. На этом фоне отказ от выстраивания таких отношений (так называемая «прагматизация»), который происходит в последние годы с подачи не только Киева, но и Москвы, лишь подыгрывает радикально настроенным украинским политикам откровенно антироссийского толка. А это, в свою очередь, будет способствовать президентскому плану на изменение основ украинского государства.

Михаил Борисович Погребинский — директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии

http://www.ng.ru/courier/2008−02−18/15_ukraine.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru