Русская линия
Русиздат Александр Крутов18.02.2008 

Россию создала Православная вера
Интервью с Александром Николаевичем Крутовым — общественный деятель, бывший депутат Государственной Думы, главный редактор журнала «Русский дом»

В 2007 году исполнилось десять лет журналу «Русский дом». Издание это примечательно тем, что журнал, патриотический по своему направлению, начал выходить в годы, когда говорящим о патриотизме требовалась немалая смелость. О том, как начиналось это благое дело, о пройденном за эти годы Россией пути и о том, чего реально могут добиться национально мыслящие люди в современной российской политике, нашему корреспонденту рассказал Александр Николаевич Крутов — общественный деятель, бывший депутат Государственной Думы, Президент Международного фонда Славянской письменности и культуры, главный редактор журнала «Русский дом».

— Александр Николаевич, хочется от души поздравить Вас с десятилетием «Русского дома». Расскажите, пожалуйста, как все начиналось.

— Десятилетие журнала «Русский дом» для нас — значимое событие. Десять лет выпускать журнал некоммерческий, рассказывающий о русском православном человеке, учащий людей православному образу жизни, помогающий человеку задуматься: кто он, зачем он пришел на эту землю — для нас это дорогого стоит. Журнал создавался в то время, когда у нас еще была передача «Русский дом», и это было единство печатной и телевизионной продукции. Теперь передачи нет, но журнал выжил, и тираж у него не маленький — от 35 до 40 тысяч экземпляров. С десятилетием нас поздравил Святейший Патриарх и сказал добрые, теплые напутственные слова всему нашему коллективу. Я думаю, что прошедшие годы мы прожили благодаря молитвам всех, кто нас читает, архиереев, священников, монахов, мирян — всех, кто любит Россию.

— Изменилось ли что-то за эти годы в России?

— Конечно, изменилось, и многое. Когда мы начинали издание, у нас был девиз: «Журнал для тех, кто все еще любит Россию». Почему «все еще»? — Потому, что шло страшное время безверия, цинизма, когда для человека было главным выжить любой ценой и это выживание любой ценой культивировалось, пропагандировалось в СМИ и как бы становилось образом жизни. В это время нам казалось, что мы должны объединить тех людей, которые, что бы ни происходило с Россией, остаются верны ей. Менялся государственный строй (а за последние сто лет он у нас сменился не один раз: Самодержавие, республика, диктатура пролетариата, потом т.н. общенародное государство, теперь — снова республика, т.н. демократическая) — а земля, Родина, вера Православная — остаются. Они вечны. И мы хотели объединить вокруг себя всех, кто остается верным им. Когда мы начали выпускать журнал, то увидели, что таких людей очень много. Поняли: то, что происходит — наносное, оно не меняет глубинной сущности человека — того, что душа — по природе христианка, а для русского человека главное — Православная вера. И тогда мы сказали: «Мы приглашаем, объединяем всех, кто любит Россию». Русский человек определяется не по крови, а по культуре, по вере, по языку, по восприятию. Эти десять лет радость наша была о том, что нас много. За эти годы власть заговорила нашим языком: мы услышали, что с трибун, с экранов телевизоров стали говорить о Православии, о русском человеке, о возвращении к традиционным ценностям. Мы поняли, что зерно, брошенное нами, умерло, но дало всходы. И мы считаем, что наш журнал внес свою маленькую лепту в становление самосознания русского человека, а это дорогого стоит, и мы этому очень рады. Мы получали благословение на создание журнала и от Святейшего Патриарха, и от отца Иоанна (Крестьянкина), и от прот. Николая Гурьянова. Я помню, отец Иоанн мне сказал «стой крепче в вере — это главное». Эти слова стали путевой звездой в нашей жизни.

— Наверное, не просто было начинать издание патриотического журнала в середине девяностых?

— Православие всегда старались загнать в какие-то рамки, в ограду. И сегодня говорят: «если ты веришь — это твое частное дело». Но для православного человека вера никогда не была частным делом. Православная вера — соборная вера, мы только вместе: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди вас» — сказал Христос. А нас пытались загнать за ограду: «там, пожалуйста, живите, а здесь мы будем строить свой мир» — по законам рынка, где главное прибыль, где мораль, нравственность, совесть отвергаются. Где деньги можно зарабатывать любыми способами: продавая, предавая, эксплуатируя людей — как хочешь, можешь получать деньги — и ты — хороший человек. Поэтому весь мир как бы разделился на две части: те, кто верит в Бога и те, кто в Него не верит. Для неверующих главное — земная жизнь, для верующих — вечная. И на этом строится вся жизнь. Да, на нас смотрели как на людей, не понимающих современной жизни, говорили: «Куда вы? Вы к бабкам, что ли, идете, рассказывая о какой-то вере? Кому это сегодня нужно? Бери от жизни все, не дай себе засохнуть!.. — А вы учите поститься, соблюдать целомудрие, любить ближних…» Но мы сразу себе сказали: да, мы другие. Было очень трудно — люди не понимали, зачем нужен такой журнал… Тогда уже издавалось немало черно-белых православных газет — но мы сказали: а почему журналы, где пропагандируются пороки, страсти, потребление — красочные, глянцевые, а издания, говорящие о вере — в черно-белых тонах? И мы решили выпускать журнал, современный по дизайну, по качеству печати, красочный — потому что мы говорим о вере в Бога, а Божий мир красив. Да, было трудно. Но помогало то, что у нас была своя телепередача. Ее смотрело множество людей, но рейтинги, критики не замечали или ругали ее: «Опять они со своим посконным патриотизмом, средневековым мракобесием!» Слово «патриотизм» тогда воспринималось как ругательное, было модно выражение: «патриотизм — это последнее прибежище негодяев» — хотя никто не знал, откуда оно взялось. А оно появилось в восемнадцатом веке, из-под пера английского публициста Самуэля Джонсона. Он написал его в таком контексте: в статье «Патриот», где говорил о Патриотизме, о Патриотах с большой буквы, сказал: «даже для негодяев патриотизм — это последнее прибежище». То есть смысл афоризма полностью противоположен тому, как его использовали у нас. Это была намеренная подмена. Такое наступило время: черное стало белым, белое — черным. Но мы находили понимание своего дела: шли в светские киоски, системы распространения, говорили с руководителями. Нам говорили: «распространение у нас очень дорого стоит», а мы отвечали: «вы же видите, что у нас журнал некоммерческий — мы живем на то, что люди его покупают» — и нас брали, хотя на витринах и не размещали. Но если кто-то спрашивал — журнал находился. Журнал стал распространяться по Москве, затем — по области, по России, потом — по всей исторический России и, наконец, вышел в дальнее зарубежье, куда приходит по подписке. И нам стали писать со всего мира: из Америки, Австралии — так что недостатка в материалах мы не испытываем. Наши читатели являются нашими соавторами в создании журнала.

— Многим православным, патриотическим СМИ свойственна такая странность: людям вполне аргументированно и очень эмоционально говорят «У нас все плохо… Надо что-то делать!» — но так и не сообщают, что именно следует предпринять…

— То, что вокруг плохо — все мы знаем. Но есть и немало хорошего: то, что Господь дал нам жизнь, здоровье, — и человек должен задуматься, зачем он живет: просто чтобы поспать, поесть и уйти в сыру землю — или для чего-то другого. Господь сказал: «Если бы ты был холоден или горяч… Только не будь теплохладен». Человек не может равнодушно смотреть на происходящее вокруг него. Одного полководца спросили: «Вы говорите, что Бог поможет вам победить в битве. Но зачем тогда нужно биться — Господь и так вам поможет». А он ответил: «Чтобы Господь помог, солдаты должны сражаться». Мы должны творить добро и сражаться со злом каждый на своем месте. Ты не можешь изменить всю Россию — так сделай добро для ближнего: для супруга, ребенка, соседа… Скажи им доброе слово, помоги, передай ему капельку своей любви. А прежде всего — если Господь дал тебе какой-то талант — не зарывай его, если Бог поставил тебя на какое-то место — приноси на нем добро людям. Это — главное. Можно много говорить, что все плохо — но если ты не будешь ничего делать — окажешься теплохладным. Я считаю, что любой православный человек, какую бы должность он не занимал, в первую очередь должен своим примером проповедовать православный образ жизни — живя, как завещал Господь. Этому никто помешать не может.

— Что реально патриотические силы могут сделать сегодня для России, повлиять на проводимую политику?

— Была в России партия Родина — и она победила на выборах в 2003 году. Это было для всех невероятно: как вдруг, ни с того, ни с сего, люди, не имея больших денег, победили. Мы были меньшинством в Думе — но мы всегда выступали за Православную веру, за человека, за патриотизм и за то, чтобы не было чудовищного расслоения между богатыми и бедными. И обратите внимание: за эти годы власть обернулась лицом к патриотизму, к русскому человеку. Они взяли на вооружение все наши проекты — и хотя бы что-то из них выполняют. Мы говорили о проблеме демографии — и в эту сторону сделали хоть маленький, но шаг: повысили пособие на ребенка и дали материнский капитал. А ведь в нашей стране, испытывающей страшный демографический кризис, женщина-мать должна быть поставлена в особые условия. Мы вообще считаем, что воспитание детей должно засчитываться женщине в трудовой стаж, как работа, и она должна получать за него деньги. Чем больше детей — тем лучше. Мы говорили о засилье нелегальных мигрантов — и сегодня принимается новый миграционный закон. Боролись с абортами — и реклама их стала уменьшаться, а Минздрав издал инструкцию, что каждая решившаяся на аборт женщина должна прочитать предупреждение, где описываются все его возможные последствия, и подписать согласие на аборт. Мы выступали против монетизации — и людям пошли навстречу, как и в вопросе о бесплатных лекарствах. Фракции «Родина» не стало, но дело ее не пропало. Уже начали говорить о том, что из стабилизационного фонда мы будем брать средства, чтобы помочь и науке, и инфраструктуре… А стабилизационный фонд — это те деньги, которые получаются от продажи российской нефти, газа, а потом не возвращаются в Россию, но почему-то остаются за рубежом, укрепляя западную экономику. Конечно, власть сегодня пытается «приватизировать» себе и патриотизм, и борьбу за человека — но я согласен с этим. Пожалуйста! «Приватизируйте»! Если власть действительно будет работать на человека, встанет за православную веру — такую власть я поддерживаю!

— Если Россия возродится — какой политический строй в ней будет?

— Я по своим убеждениям монархист. Триада «Православие-самодержавие — Народность» выстрадана веками и это — самое благоприятное государственное устройство для России. Я бы хотел, чтобы у нас был Помазанник Божий — чтобы люди понимали, что власть на земле от Бога. Но, чтобы у нас была монархия, надо, чтобы мы были верующими людьми. Если русский народ вернется к Богу — Господь пошлет Государя. Если этого не будет — я не думаю, что Россия сможет стать великой державой. Может быть, на сегодняшний момент, как говорил русский философ И.А. Ильин самый лучший вариант — это национальная диктатура, когда власть принадлежит президенту, но он отстаивает интересы всего народа, а не только богатых людей, как происходит у нас сегодня. Когда власть работает именно на укрепление своей страны и основывается на тех ценностях, на которых веками стояла Россия.

— Насколько реально установление в России благоприятного для нее самой политического строя?

— Сегодняшняя система — когда в основе лежит прибыль, когда все в руках чиновников, администраторов — коррумпированная система. И мы ничего не сможем сделать, пока она действует. Станем вкладывать деньги — их разворуют… Надо менять систему — строить ее не на рыночных отношениях, а на других ценностях — духовных. На наших ценностях. Чтобы богатство работало не на кого-то, а на всех. Тогда Россия возродится. Мирным ли путем? Я думаю, что на сегодняшний день для России путь только один — путь прихода к Богу, а путь к Богу — мирный.

— Вы говорите, что лежащее в основе общественного строя стремление людей к материальной прибыли — одна из причин всех несчастий. Что же делать людям, для которых зарабатывание денег стало профессией, кто имеет к этому талант?

— Да, предприниматели имеют талант зарабатывать. Вопрос — как они распорядятся им. Если ты зарабатываешь деньги ради денег: прибыль, еще прибыль, еще прибыль — то любые деньги имеют две стороны. С одной стороны, дают независимость: ни от кого не завися, ты можешь использовать их в своих интересах. А с другой — ты становишься рабом денег. Забываешь, что деньги — это только средство, только система платежа, чтобы экономика двигалась. Когда предприниматели будут понимать, что деньги — это только средства, а не цель — многое может измениться. Деловой человек должен понимать, что его деятельность должна приносить не только прибыль, не доход любой ценой, но пользу обществу, людям. И тогда Господь воздаст больше — сторицей — за все, что ты вкладываешь. Не случайно в истории остаются примеры именно тех предпринимателей, которые вкладывали свои средства в добрые дела. Господь дал каждому свой талант: кто-то умеет зарабатывать, а кто-то — хороший учитель или воин. Воин защищает тебя — значит, ты должен отдавать часть денег ему, педагогу, врачу, крестьянину. Ты должен поддерживать их, т.к. у каждого свое дело. Понимание этого может быть только у верующего человека. Вот почему я всегда выступал и буду выступать за преподавание в школах даже не Основ Православной Культуры, а Закона Божия. Это — лучше, грамотнее, нужнее. Слово Божие нужно людям. А Основы Православной Культуры — светский предмет, культурологический. Любой человек, к какой бы нации или вероисповеданию он не принадлежал, если он живет в России, должен знать ту культуру, которая создала это государство — Россию. А Россию создала Православная вера.

Беседовала Алина Сергейчук

http://www.rusiz.ru/journals/riznica7/krutow


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru