Русская линия
Патриархия.Ru Ксения Чернега15.02.2008 

Комментарий юрисконсульта Московской Патриархии в связи с принятием указа, отменяющего предоставление отсрочек для священнослужителей

На официальном сайте Президента России опубликован Указ N138 «Вопросы предоставления гражданам Российской Федерации отсрочки от призыва на военную службу» от 6 февраля 2008 года. Юрисконсульт Московской Патриархии К.А. Чернега в интервью заместителю руководителя Пресс-службы Московской Патриархии Михаилу Моисееву прокомментировала последствия указа, касающиеся священнослужителей, монашествующих и учащихся духовных заведений.

— Ксения Александровна, президент России подписал указ о внесении изменений в порядок призыва на военную службу. Эти изменения касаются и священнослужителей. Скажите, пожалуйста, какие собственно эти изменения и какова предыстория вопроса?

— Да, хотелось бы несколько слов сказать о предыстории вопроса. Дело в том, что вплоть до июля 2006 года законодательство предусматривало право священников на отсрочку от призыва на военную службу. Это право было закреплено в статье 3 закона «О свободе совести».

Она буквально, хотела бы процитировать, гласила, что «по просьбам религиозных организаций решением президента РФ священнослужителям в соответствии с законодательством о воинской обязанности и военной службе в мирное время может предоставляться отсрочка от призыва на военную службу». Это положение закона применялось и конкретизировалось в специальном Указе Президента РФ N24. Указ был принят в 2002 году и предусматривал предоставление отсрочки священникам разных конфессий в пределах определенной квоты: 300 человек на каждый призыв.

В июле 2006 года положение закона, который я только что процитировала, утратило силу. Вместе с тем, указ президента, о котором шла речь, продолжал действовать, и священники не призывались в армию. Более того, было найдено основание, на котором базируется этот указ, а именно положение пункта 2 статьи 24 федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», где сказано, что президент в праве отдельным категориям гражданам предоставлять отсрочку от призыва на основании специальных указов. Таким образом, указ президента был вполне легитимным, даже в той ситуации, когда он не был основан на прямой статье закона «О свободе совести».

Что же произошло 6 февраля на прошлой неделе. Указ Президента РФ от 24 января 2002 года за номером 24 был отменен новым указом и включен в перечень тех актов, которые утратили силу. Теперь наши священники подлежат призыву на военную службу.

— Каков правовой статус учащихся духовных учебных заведений или монашествующих?

— Это особый вопрос. Монашествующие и учащиеся духовных школ не относятся к категории священнослужителей, поскольку понятие «священнослужитель» в законе не раскрыто и определяется каждой конфессией самостоятельно. Согласно каноническим правилам Русской Церкви к священнослужителям относятся лица прошедшие хиротонию (рукоположение). Соответственно, монашествующие, если только они не являются священниками, не являются иеромонахами и архиереями, а также учащиеся духовных школ, не рукоположенные в священники, представляют собой особую категорию призывников. В свете закона, принятого, если я не ошибаюсь, 6 июля 2006 года, учащиеся духовных школ подлежат призыву на военную службу.

Прежде законодательство, я имею в виду прежде всего статью 19 закона «О свободе совести», освобождала учащихся духовных учебных заведений от призыва на военную службу на весь срок обучения. Однако в закон были внесены поправки, эта льгота была отменена. Я уже сказала о том, что наших студентов стали призывать в армию. Мы возлагаем надежды на закон о государственной аккредитации духовных учебных заведений, согласно которому выпускники аккредитованных духовных школ будут освобождены от призыва в армию.

Что касается монашествующих, то Конституция России предоставляет право верующим гражданам на альтернативную гражданскую службу. То есть человек по религиозным убеждениям может избрать вместо прохождения военной службы альтернативную гражданскую службу, скажем, в больнице, на иных объектах, но, кстати, и в воинской части. Дело в том, что закон об альтернативной гражданской службе к сожалению предусматривает возможность прохождения этой службы в воинской части под начальством того же командира воинской части. Поэтому, конечно, с этой точки зрения закон является несовершенным.

— Те оценки, которые мы сейчас давали принятому указу, это в основном оценки с точки зрения государственного права. Как бы Вы охарактеризовали принятое постановление с точки зрения права церковного, канонического?

— Здесь мне хотелось бы обратить внимание на каноны Русской Православной Церкви и процитировать несколько канонических правил, которые говорят сами за себя. В частности, 83-е апостольское правило гласит, что «пресвитер или диакон, в воинском деле упражняющийся, подлежит извержению из священного чина». Или другое положение канонов, в данном случае 69-е апостольское правило, в котором говорится, что, «если пресвитер или диакон не постится в Святую Четыредесятницу перед Пасхой, да будет извержен из сана». То есть каноны запрещают священнику проходить военную службу, упражняться в воинском искусстве, использовать оружие, носить оружие. Кроме того, соблюдение поста в режиме воинской части очень проблематично и затруднительно, практически невозможно.

Вот почему Русская Православная Церковь считает, что призыв священника в армию противоречит внутренним установлениям Церкви. А ведь согласно статьи 15 закона «О свободе совести» государство должно уважать внутренние установления. Поэтому наша принципиальная позиция: отсрочка для священников должна быть сохранена.

Священники не могут призываться в армию. Это подтверждает законодательство зарубежных государств. Ни в одной стране священнослужители не служат в качестве обыкновенных солдат. Есть институт капелланов, которого, к сожалению, наше законодательство не предусматривает. Мы готовы дать нашей армии священников, но ни в коей мере не согласны на призыв наших священнослужителей в качестве рядовых солдат. Хотя Министерство обороны убеждает нас, что призыв священников повысит нравственность в армии, но это совершенно пустые слова. Дело в том, что священник, одетый в форму солдата, может как обычный человек утратить даже часть своего нравственного богатства, а никак не обогатить армию нравственными ценностями и ориентирами.

Пресс-служба Московской Патриархии

http://www.patriarchia.ru/db/text/363 226.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru