Русская линия
Слово Димитрий Чураков15.02.2008 

Учебники по истории XX века: вчера, сегодня… завтра?

XX век — период отечественной истории, освещение которого в учебниках, учебной и методической литературе наиболее критическое. Это относится как к вузовской литературе, так и к школьной. Причём со школьным учебником по истории ситуация представляется особенно бедственной. Главной проблемой является совершенно вопиющий разрыв между содержанием школьных учебников и вузовских учебников. В результате разорвана цепь непрерывного образования, вузам приходится заново переучивать своих студентов, чтобы дать им более адекватное представление об историческом пути нашей страны в XX веке. Таким оно досталось в наследие от предшествовавшего времени, когда шёл процесс распада государства и поиска новых механизмов интеграции. Можно проследить тенденцию: учебники, появившиеся условно до 1996 г. отличаются субъективизмом и чрезмерной идеологизацией. Среди наиболее показательных примеров подобного рода учебников, может быть назван учебник В.П. Островского и А.И. Уткина «История России. 11 класс» (1995). Он содержит не только множество субъективных оценок, но и полон ошибок и неточностей фактического плана. Какая-то часть из них результат, без сомнения, распада издательской системы, когда с книгой не работают редакторы и корректоры. Но какая-то часть вызвана произвольной подачей авторами учебного материала.

В качестве методической базы в учебниках, появившихся на рубеже 80−90-х гг. XX в., использованы перелицованные наизнанку старые советские подходы, а так же некоторые западные теории, которые на самом Западе давно устарели и отжили своё век. В то же время новейшая теоретическая мысль ни западных коллег, ни соотечественников в этих учебниках в угоду идеологическим пристрастиям и пафосу разоблачительства не была востребована. Вообще для состояния учебной литературы начала и середины 90-х гг. характерно широкое внедрение в образовательный процесс зарубежной учебной литературы. Можно назвать книги Дж. Боффа «История Советского Союза» (в 2-х тт. 1990), Н. Верта «История Советского государства. 1990−1991» (1990), Дж. Хосхинга «История Советского Союза. 1917−1991» (1994), а так же учебник по русской истории Г. В. Вернадского «Русская история» (1997), в которой содержится несколько солидных по объёму глав по истории XX века. Сама по себе возможность ознакомиться с трудами зарубежных коллег и, особенно, с учебниками, родившимися в кругах историков русского зарубежья, может быть оценена только позитивно. Но на практике книги Н. Верта, Дж. Хосхинга появились тогда, когда отечественных вузовских учебников не было.

Более того, учебник Н. Верта был рекомендован Комитетом по высшей школе Минобразования в качестве учебного пособия, а книга Дж. Хосхинга предварялась введением лично заместителем Министра образования А.Г. Асмоловым, в котором говорилось: «История Государства Советского ещё не написана… Вот тут-то и может помочь жёсткий взгляд поверх барьеров известного английского историка». Что это за «жёсткий взгляд поверх барьеров» разъясняет сам Дж. Хосхинг в первом же предложении своего введения: «Если смотреть с Запада, народы Советского Союза кажутся серой, безликой и инертной массой». Стоит добавить, что сама работа Дж. Хосхинга появилась ещё в начале 1980-х гг. Показательно, что подобные учебники и пособия, написанные иностранцами не заподозренными ни в любви к России, ни в объективности на несколько лет сделались главным, чуть ли не «классическим» в преподавании истории и вузах, и в школах Российской Федерации. Создавалось странная ситуация, когда госчиновники, государство отдало на откуп важнейшую мировоззренческую дисциплину в руки иностранных авторов и фондов. Сегодня много говорится о «продовольственной безопасности», «информационной безопасности», на этом фоне вполне разумно было начать с «образовательной безопасности», используя иностранную учебную литературу только как вспомогательную и дополнительную.

Некоторые изменения в сторону большей объективности, государственного подхода в изложении фактов появляется только с середины 1990-х гг., когда ослаб идеологический контроль над историками, и серьёзные изменения произошли в самой исторической науке. Появились новые подходы, методы, в научный оборот оказались введены новые архивные материалы. Большая объективность и стремление нивелировать прежние чрезмерно резкие оценки прослеживается даже в тех учебниках, которые появились уже в начале 1990-х гг., но переизданы в последние 1,5−2 года. К их числу могут быть отнесены такие учебники, как двухтомный учебник И.И. Далуцкого «Материалы к изучению истории СССР. IX класс» (1989), позже переработанный в два тома, пособие для учащихся гимназий, лицеев, абитуриентов и студентов вузов Ю.А. Щетинова «История России. XX век» (1995), позже переработанное в различных вариантах, учебник Л.П. Жарова и И.А. Мишина «История Отечества. 10 класс» (1992), позже переработанный в различных вариантах, учебник П.В. Дмитриенко, В.Д. Есикова и В.А. Шестакова «История Отечества. XX век. 11 класс» (1996), а так же учебник А.А. Данилова и Л.Г. Косулиной «История России. XX век. IX класс» (1995), позже переработанный в различных вариантах. Так, в последнем, из названных учебников переосмыслению подверглись целые исторические периоды. Так, послевоенные годы прежде трактовались как апогей тоталитаризма, в новых же изданиях об этом периоде говорится как о времени становлении СССР в качестве сверхдержавы. Критический пафос, понятно, при этом совсем не исчезает, но школьником изначально дают понять, что одними чёрными сторонами история в тот период не ограничивалась. Изменена сама трактовка понятия «тоталитаризм». Говорится, в частности, что в 1930-е гг. вмешательство государства в экономику было свойственно не только СССР, но и другим странам, включая Рузвельтовскую Америку. В одном из последних вариантов учебника развёрнутое определение «тоталитаризма» заменено изложением авторского понимания этого явления.

В то же время многие учебники нельзя трактовать иначе, как учебники переходного типа. По сути, подобного рода издания для школы, даже рекомендованные министерством образования, являются экспериментальными. В этом смысле особо следует отметить учебник И.И. Долуцкого. Он может считаься в определённом смысле новаторским учебником в нашей стране. С момента своего появления в 1989 г. учебник существенно увеличился в объёме, стал охватывать большие хронологические рамки. Учебник претендует на объективность и научность, поскольку авторская позиция в нём дана не в явном виде. Вместе с тем она явно присутствует и проводится через весьма субъективно подобранные материалы. Сами эти материалы приводится не всегда по правилам, предусмотренным для публикации исторических документов. Практическая работа с учебником Долуцкого в школе выказывает чрезмерную его сложность, перегруженность дидактическим материалом, что заставляет многих учителей избегать работы с ним.

Существующее положение серьёзно осложняет изучение истории в школе. В лучшем случае школьному учителю приходится выбирать между несколькими сырыми учебниками, не ставящими перед собой цели гражданского воспитания учащихся, не отвечающих современному состоянию исторической науки. Однако чаще всего, из-за нищеты средней школы, вся разрекламированная «вариативность» сводится к одному из этих учебников. Последствия бедственного положения дел со школьными учебниками приходится ежегодно наблюдать на вступительных экзаменах по истории.

Несколько более благополучно дело обстоит с учебниками по истории для вузов. Большинство из них появились позже, чем школьные учебники, поэтому их авторы в большей мере могли воспользоваться новейшими наработками в области исторической науки, полнее учесть происходящие в обществе процессы. Вместе с тем однозначно положительной ситуацию нельзя назвать и здесь. На вузовских учебниках политика вариативности сказалась ещё больше, чем на школьных. Недостаток федеральной учебной и методической литературы активно начали восполнять местные кафедры истории, причём, не только исторических вузов. Некоторые из этих учебников не уступают по качеству столичным, скажем, курс лекций «История России. XX век» под редакцией Б.В. Личмана (1993), подготовленный в издательстве Уральского государственного технического университета (Екатеринбург). Активно и продуктивно работают историки в Ростове-на-Дону, других городах. Вместе с тем, подвижничество учёных на местах не всегда может восполнить пробелы в учебной литературе на должном научном уровне. К сожалению, передовые научные знания и методики в нынешних условиях безденежья и разгрома библиотечного дела, единой библиотечной сети распространяются по стране очень медленно, что сказывается на литературе выходящей вне центральных столичных издательств.

Но и в новейших вузовских учебниках, появившихся в центральных издательствах, не всегда можно встретить последовательное научное изложение событий XX века. На их страницах авторы излагаю своё, часто субъективное, мнение. При этом подчас игнорируется идея преемственности истории России в XX в., многое в советском прошлом изображается как цепь преступлений и ошибок. Имеются такие пробелы даже в таких учебниках, как учебник под редакцией Ушакова, написанный на богатом фактическом материале и широко применяемый в учебном процессе, в том числе в качестве пособия для поступающих в вузы. Если же говорить об учебной литературе, которая наиболее полно соответствует критериям объективности, научности, проникнута духом патриотизма, выполняет не только учебные, но и воспитательные функции, то такой учебной литературы до сих пор крайне немного.

Трудности, стоящие перед авторами в создании современного полноценного учебника можно понять на примере учебника «История России. Новейшее время. 1945−1999″ под редакцией А.Б. Безбородова. Учебник подготовлен историками из РГГУ. Авторов явно не устраивали подходы, господствовавшие в учебной литературе в предшествующие годы. Но предложенный ими подход тоже может вызвать известную долю настороженности. Во введении провозглашается авторское кредо: „Бытуют разные точки зрения на ремесло историка. Одна состоит в том, что историк не должен судить прошлое, так как задача эта больше прикладная и решается правосудием, другая — историк не должен делать прогнозов — это, мол, дело астрологов, — не может он быть и мечтателем и т. д. и т. п. Авторы учебника этих мнений не разделяют“. По сути, такая позиция вплотную подводит к субъективизму, т. е. к тому, от чего больше всего страдала историческая наука и учебная литература по истории на рубеже 1980−1990-х гг. В результате в ряде моментов происходит серьёзное искажение исторического масштаба. В частности, становление гражданского общества в СССР отождествляется с ростом диссидентского движение, что вопиюще неверно: гражданское общество — это не рыхлое объединение нескольких сотен человек, а критерием гражданского общества не может служить оппозиционность власти. Кроме того, гражданское общество — явление историческое и не может во все времена существовать в единых формах. Что же касается самообъединения и самоуправления граждан, то в СССР оно существовало в самых разнообразных и массовых формах. Именно из этих массовых организаций, а не из кружков маргиналов только и могло в конце XX в. начать своё развитие гражданское общество новейшего типа.

Вызывает сомнение и настойчивое желание авторов учебника рассматривать историю СССР исключительно через призму всемирной истории. В результате в учебнике имеются вполне конкретные издержки, в частности в освещении „холодной войны“: ответственность за её развязывание поровну разделяется между СССР и США. Более того, из тех фактов, которые приводятся в учебнике, вполне возможен вывод, что холодная война начата именно Советским Союзом. Авторы сами его не делают. Но смогут ли разобраться в тонкостях текста студенты? Кроме того, авторы несколько „осовременивают“ исторический период с 1945 по 1985 гг., оценивая его по „гуманистическим критериям“ нынешнего времени. Далеко не всегда это оправдано, ведёт к нарушению принципа историзма, в основе которого ещё со времён работ Л. Ранке лежит осознание различий между днём сегодняшним и вчерашним. В то же время метод изложения истории с позиции „гуманитарного измерения“, исповедываемый авторами, вполне применим к периоду перестройки и нынешних реформ, поскольку в наше время как раз идёт зарождение и осознание важности человеческого фактора в обществе. Всё это делает заключительные разделы учебника под редакцией А.Б. Безбородова гораздо более концептуально продуманными, полными и объективными. В целом, этот учебник обладает немалым позитивным потенциалом, но требует очень серьёзной доработки по указанным и некоторым другим позициям.

Продуманным по структуре и доступным для понимания студентов и школьников является двухтомный учебник Соколова и Тяжельниковой. Весь материал в нём излагается с единых методологических позиций. В освещении фактов соблюдены историзм, объективность, системный подход. Концептуально учебник вполне соответствует новейшим достижениям академической исторической науки. Язык учебника выразителен, но по-научному строг, лаконичен. Части, написанные разными авторами, получили единую редакционную и стилистическую обработку. Учебник имеет определённый региональный компонент — в нём дополнительно к общесоюзным проблемам освещаются некоторые специфические вопросы истории РСФСР. Но этот компонент нуждается в расширении. В учебнике охватывается и систематизируется максимально возможный круг событий и явлений. Вместе с тем это имеет и свою отрицательную сторону — в учебнике, особенно в первой части, присутствует некоторая поверхностность, некоторые важные вопросы освещены кратко, конспективно, контурно. Еще одним серьёзным недостатком учебника является его ограниченность событиями 1991 г., тем самым история современной России в нём не освещена. Очевидно, все эти недочёты могут быть устранены при доработке учебника.

Наиболее позитивное впечатление из учебников, выпущенных в конце прошлого века, оставляет двухтомный учебник для студентов-историков „Новейшая история Отечества. XX век“ под редакцией А.Ф. Киселёв и Э.М. Щагина (1998). Он является первым учебником, в котором принцип гражданственности и государственническая позиция поставлены во главу угла изложения исторического материала. Уже во введении в этом учебнике даётся принципиальная оценка стремлению перелицевать отечественную историю, созданию новых исторических мифов, как это делают „некоторые историки и публицисты, вроде геростратовски автора „Ледокола“ и его российских единомышленников“. Авторы учебника однозначно отмежёвываются от стремления трактовать отечественную историю сквозь призму т.н. теории догоняющего характера развитии России в новое и новейшее время. Само построения материала в учебнике показывают, что авторы понимают отечественную историю XX века как непрерывный процесс, не противопоставляют её отдельные этапы, стремятся вскрыть общие закономерности развития страны.

По сути, учебник стремится восстановить традицию, идущую ещё с исторических трудов Ломоносова, когда история является предметом не только обучающим, но и воспитывающим новые поколения. Учебник солидно проработан с методической стороны. Содержит богатый фактический материал. Но нередко большое количество фактов, широта историографических экскурсов затрудняют восприятие материала студентами, обучающимися не на исторических факультетах университетах. Сложно многие разделы воспринимаются абитуриентами, стремящимися повысить шансы поступить в вуз и поэтому предпочитающие университетские, а не школьные учебники. В учебнике есть и другие слабые стороны. Среди них можно назвать отсутствие глав по культуре первой половины XX в., объединение в один раздел материала по истории 50-х и 60−70-х гг. XX века. Следует согласиться с авторами, что в современной исторической науке такое совмещение — дело обычное, но с дидактической точки зрения оно вряд ли оправдано. Имеются в учебнике и некоторые неточности, спорные суждения. Но в целом учебник под редакцией А.Ф. Киселёва И Э.М. Щагина встречен доброжелательно, за исключением тех кругов, которые отрицают самобытный путь России и переусердствуют по части неконструктивной критики отечественного исторического опыта.

Помимо собственно учебников следует позитивно оценить опыт издания некоторых учебных пособий. Во-первых, это книга под редакцией В.А. Козлова „История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства“ (1991). В ней с объективных, взвешенных позиций освещаются некоторые узловые вопросы отечественной истории новейшего времени. Среди авторов немало историков, имеющих мировую известность и признание. В своё время она служила весомой альтернативой учебнику Н. Верта, но в отличие от него больше не переиздавалась. Кроме того, значительным событием стал выход третьего тома „Истории России с древнейших времён до конца XX века“ — „История России“ XX век» под редакцией В.П. Дмитриенко. Книга подготовлена в рамках исследовательского проекта ИРИ РАН, в работе над ней так же приняли участие многие видные историки. Обе книги отличает взвешенный научный подход, государственническая большинства авторов. Книга имеет удобную структуру, в то же время же время с методической стороны в них имеются некоторые недостатки. Кроме того, нет единства стиля изложения. Большую сложность, особенно в пособии под редакцией В.П. Дмитриенко представляет язык — многие тексты написаны на высочайшем научном уровне и совершенно не адаптированы. Но этот факт нельзя считать абсолютным недостатком. Более того, отдельные главы пособия под редакцией В.П. Дмитриенко легко усваиваются и воспроизводятся даже школьниками 9−11 классов.

Среди пособий, посвящённых отдельным вопросам может быть выделено учебное пособие В.С. Шульгина, Л.В. Кошмана, М.Р. Зезина «Культура России IX—XX вв.», несколько глав которого посвящено истории культуры в советский период. Материал в пособии изложен достаточно полно, системно, без идеологической зашоренности. В некоторой степени это может быть отнесено так же к книге В.В. Согрина «Политическая история Современной России. 1985−1994: О Горбачёва до Ельцина» (1994). Книга замысливалась издателями как своеобразное продолжение учебника Н. Верта. В её основу положен лекционный курс, прочитанный автором в МГУ, а так же в Колумбийском и Пенсильванском университетах США. В ней уже заложены новые подходы к современной политической истории, имеется богатый фактический материал, продуманная структура, но изложение в книге обрывается событиями конца 1993 г., некоторые оценки нуждаются в уточнении и конкретизации.

В начале XX в. отмеченная выше тенденция «русификации» и «патриотизации» учебника истории продолжилась. Но развивается она противоречиво, не последовательно, подчас слишком медленно. Некоторые авторы, которые прежде стояли на разумных, объективных и патриотических позициях неожиданно перевоплощались и переходили на позиции либерального нигилизма, процветавшего в середине 90-х гг. прошлого века. Некоторые школьные учебники, вышедшие в прежние годы, переиздаются без каких-либо изменений, без работы, что называется, «над ошибками. Грешат схематизмом прежних лет и некоторые новые учебники. К их числу принадлежит, например, учебник, выпущенный авторским коллективом под руководством Н.В. Загладина (История Отечества. XX век. М., 2002). В первых своих изданиях он был буквально нашпигован фактическими неточностями. Так, в нём утверждалось, что в июле 1918 г. левые эсеры осуществили мятежи в Ярославле и Рыбинске. Интересно, когда Савинков успел сделаться левым эсером? Как могли узнать из учебника ничего не подозревающие школьники, примерно в те же дни, а именно летом 1918 г., атаман Войска Донского генерал Каледин объявил о независимости области, видимо, явившись для этого с того света и так далее. Здесь же можно прочитать о выдающемся вкладе в создание Красной Армии Троцкого. Повторяется давно потерявший актуальность миф, что причина нехватки опытных офицеров в начальные месяцы Великой Отечественной войны была вызвана репрессиями. Выясняется, что Советский Союз одобрил действия югославов, помогавших оружием коммунистическим повстанцам в Греции, а холодная война, по сути, стало следствием справедливой тревоги Запада, «опасавшихся роста могущества Советского Союза», инициатива в её развязывании кроется в амбициях советского руководства, воспринимавших СССР как сверхдержаву. Перечень подобного рода сентенций можно продолжать.

Позитивные тенденции новейшего времени нашли отражение, к примеру, в учебнике, написанном авторским коллективом в составе В.А. Шестакова, М.М. Горинова, Е.Е. Вяземского: «История Отечества. XX — начало XXI века» (2003) Не скрою, у меня имеется две «лакмусовые бумажки», позволяющие определить степень объективности учебника. Во-первых — это освещение Великой Отечественной войны, во-вторых — подход к внешнеполитическим сюжетам. Такие вопросы, как революция или 1930-е гг., к примеру, тоже очень важны, но к их изучению существуют разные подходы, школьник должен знать хотя бы самые основные. А вот война — это совсем другое. Война — это то немногое, что связывает нас всех до сих пор в единую нацию, и поэтому разного рода «научные эксперименты» в учебниках по этому периоду неприменимы. О войне подрастающее поколение должно только абсолютно достоверное и не разрушающее национальную память. Внешняя политика так же многое объясняет в позиции автора учебника. Главы по внешней политике должны отражать объективную мощь и одновременно миролюбие нашего государства, всегда, на протяжении всей своей истории заинтересованного в мире на своих границах с тем, чтобы сконцентрировать силы на внутреннем развитии и освоении своих собственных немалых богатств.

С этой точки зрения учебник Шестакова, Горинова и Вяземского удовлетворяет многим строгим критериям. В нём очень объективно, на широком историческом материале показана позиция нашей страны в период начала против неё холодной войны. В ней, на основании данных, полученных в самых новейших исследованиях по теме, показано, как СССР стремился сохранить добрые отношения с бывшими союзниками, рассчитывая на их помощь в деле восстановления порушенного войной. Но на Западе не желали укрепления своего извечного геополитического противника. Страх перед набиравшей мощь Россией вызвал к жизни стремление сдержать её рост, а затем лишить её всех плодов Великой Победы, доставшейся такой дорогой ценой. Новый крестовый поход против нашей страны был задрапирован в одежды антикоммунизма, но это не меняет его сути. Орудием развязывание холодной войны являлось экономическое давление США на весь остальной мир и монополия этой страны на обладание ядерным оружием. Все эти не простые вопросы очень мудро поданы в анализируемой нами книге. Столь же взвешенно, с патриотических позиций даётся в учебнике военная проблематика, другие непростые вопросы родной истории прошлого. Нет сомнений, что именно эта, здравая тенденция должна восторжествовать в преподавании такого важного предмета, как новейшая отечественная история.

http://www.portal-slovo.ru/rus/history/90/11 553/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru