Русская линия
Правая.Ru Владимир Карпец13.02.2008 

Перезагрузка ничто

Экономика капитализма, возникающая как противовес экономике традиционного общества, есть только следствие некоей противостоящей традиционной власти воли к власти определенных человеческих и стоящих за ними внечеловеческих сил, внедряющихся в мировой организм и пребывающих в нем как отмирающие клетки

Вопрос о первичности или вторичности экономики является одним из основных, определяющих тот или иной тип цивилизации. Однако сам он возникает только в XVII—XVIII вв.еках и на достаточно незначительном пространстве: это Англия, Нидерланды, Средиземноморье (Венеция, Генуя). Впрочем, об экономике в классическом смысле слова здесь говорить достаточно трудно: еще Аристотель разделял экономику как «домоправление», хозяйство в широком смысле слова, включающее землю, природу, ее ресурсы и культурное богатство города («полиса») и хрематистику — товарный и денежный обмен как явление сугубо вторичное. Традиционный мир вне зависимости от того, мыслит ли он себя сотворенным из «ничто» или же как проявление «нечто» (на данном этапе это не имеет значения), рассматривает отношения купли-продажи как нечто если не презренное, то во всяком случае второстепенное. При том, что сам он неприкосновенен для этих отношений. «Господня земля и исполнение ея вселенная» — сказано в Псалтыре. Интересно, что, работая над своей знаменитой тетралогией о Нибелунгах, Рихард Вагнер оставил заметки о том, что сокровищем Нибелунгов является сама земля, прежде всего, ее «металлические внутренности» и то, что из них приготовляется — оружие, царственное кольцо и золотой клад. «Сокровище заключало в себе не только средство приобрести господство и упрочить его за собою, но и символ самого господства: божественный герой, впервые им овладевший и, отчасти, благодаря своему могуществу, отчасти благодаря своей смерти, ставший Нибелунгом, оставил в наследство своему потомству основанное на его подвиге притязание на обладание сокровищем; душу всего его рода преисполняет стремление отомстить за павшего, снова овладеть его сокровищем или сохранить его за собою; по этому стремлению всегда легко узнать, как в сказании, так и в истории, династию Нибелунгов-франков» (Р.Вагнер, «Вибелунги», СПб, 1912, с. 32). Золото подземное оказывается тем самым синонимом царской крови — они равноценны, и сам Царский род является золотым запасом вверенного ему народа. В этом, кстати, разгадка т.н. «безмонетного периода» в истории средневековой Руси эпохи Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха — в Рюриковичах — собственно русах — видели проявление росы и руды — солнечного света, священной крови и подземного золота: к их же роду принадлежали и первые прославленные на Руси святые, пролившие в Русскую землю сакральную кровь — св. страстотерпцы Борис и Глеб. Характерно, что именно в эту эпоху происходит изгнание из Киева многочисленных ростовщиков, осевших там до прихода Рюриковичей. Но ростовщичество, если рассматривать его в категориях Аристотеля — это не «экономика», а «хрематистика».

Разумеется, «безмонетные периоды» даже в традиционном мире — абсолютное исключение в истории — они могут иметь место лишь в условиях особого духовного подъема: это своего рода «хожение в духе» — «хорошо нам зде бытии» — и это не может продолжаться очень долго (оно остается сокрытым до «пременения всего»). Но в любом случае нормой является выпуск монеты исключительно Государем (государством) и исключительно на основании богатств вверенной ему земли и создаваемых вверенным ему народом. Поэтому экономика всегда является следствием и орудием — но никоим образом не причиной, вопреки теориям экономического детерминизма — государственной идеи или государственного проекта, причем, чем более наполнен этот проект пространственно (в рамках территории государства) и культурно, тем более сложным организмом является и экономика. Равно как и не существует единых экономических законов для всего мира, как и, например, единого права (т.н. «естественного»). Экономические законы определяются «месторазвитием», или, по выражению Фридриха Листа, «автаркией больших пространств».

Если это так, то и экономика капитализма, возникающая как противовес экономике традиционного общества, и экономике современного посткапитализма с ее «эвапоризацией капитала» (выражение А.Г.Дугина) есть только следствие некоей противостоящей традиционной власти воли к власти определенных человеческих и стоящих за ними внечеловеческих сил, в какой-то момент внедряющихся в мировой организм или пребывающих в нем как отмирающие клетки (так будет даже точнее). Впрочем, возможно и вмешательство «творческой», но «мироотрицающей» силы, стремящейся к рас-творению и пересотворению первоначально сотворенного во зле мира, если смотреть на происходящее в гностической перспективе, как, кстати, смотрел и молодой Маркс времени создания «Экономических и философских рукописей 1844 года». Следовательно, не рождена ли эта экономика в конченом счете сохраняющими древнюю преемственность линиями (в том числе генетическими), по каким-то особым причинам нуждающимися в пересотворении? Специалист-разработчик информационных и психологических спецопераций Б.А.Рудаков высказывается по этому поводу так: «…необходимо рассмотреть современную мировую экономику как замкнутую сообщающуюся банковскую, страховую, фондовую, оффшорную, инвестиционную и научно-исследовательскую инфраструктуру мирового бизнеса. Из предварительного анализа возникает основное предположение: не является ли мировая экономика единым глобальным органом контроля и управления отдельными элитами, экстраполирующими судьбоносные решения на народы и государства?».

Вопрос задан предельно точно и как бы сам собою предполагает ответ. При этом если мы говорим о «мировой экономике», то, исходя из всего вышеизложенного, совершенно очевидно, что речь идет о глобальной экономике, а, следовательно, о противостоящем государственным проектам глобальном проекте. В своей диссертационной монографии «Глобальные проекты: теория и практика» (М., 2007) В.Б.Павленко под «глобальным проектом» понимает «систему ценностей, созданную совокупностью культурных, исторических, социальных, государственных и иных традиций, доминирующей или претендующей на доминирование цивилизации, распространяемую посредством экспансии, приобретающей институциональную форму — легальную и/или тайную» (с. 4−5).

Американский исследователь, бывший сотрудник британской разведки Джон Колеман в книге «Комитет 300. Тайны мирового правительства» (пер. с англ.) пишет: «Считается, что название „Новый мировой порядок“ вошло в обиход после войны в Персидском заливе 1991 года, в то время как Единое Мировое Правительство существует уже сотни лет. Новый Мировой Порядок не нов, он существовал и развивался в том или ином обличии уже давно, но он, тем не менее, воспринимается как программа будущего развития, что не соответствует действительности. Новый Мировой Порядок — это прошлое и настоящее». На самом деле именно его и имел в виду св. Апостол Павел в своем Послании к Солуняном под «тайной беззакония». «Тайна беззакония» с другой стороны это «ничто, которое ничтожит» (М.Хайдеггер), и соответственно она генетически связана с идеей создания мира из ничто (ex nihilo), с креационизмом, однако это креационизм усеченный и усекающий, поднимающий руку на самого Творца. Богоубийство.

В своей ставшей уже знаменитой книге «Тринадцатое колено» (СПб, 2001) Артур Кестлер показал, что, потерпев поражение от русского князя Святослава (из рода Рюриковичей), располагавшееся в низовьях Волги Хазарское государство, высшая знать которого исповедовала иудейскую религию, тем не менее, не исчезло полностью, а в очень сжатых границах существовало до середины ХIII в., хотя собственно хазарская верхушка, в значительной степени происходившая от магов Вавилона — халдеев (khld), этимологически родственных кельтам (klt) с их основанными на человеческих жертвоприношениях культами, бежала в Европу. В свою очередь американский исследователь Дэвид Айк рассказывает, что она разделилась на сохранившую прежнее исповедание и занявшуюся в основном торговлей и банковским делом — Бауэры (ставшие в XVIII в. Ротшильдами), Варбурги, значительное число венецианских и генузских торговых семейств — и принявших христианство — Сен-Клеры (Синклеры), Медичи, Заксены, ставшие предками таких королевских династий, как Кобургская и Оранская. Также такие аристократические семейства, как Сетоны, Гамильтоны, Монтгомери и т. д., в дальнейшем вошедшие — вопреки традиционному для родовой аристократии запрету на этот круг деятельности — все, по словам Дэвида Айка, «выходцы из Шумера, Вавилона, Малой Азии и Кавказа, как и нынешняя британская королевская семья, Виндзоры». Вне зависимости от формального вероисповедания (иудейского, католического или протестантского), эти династии, как аристократические, так и торговые, связаны меж собой и сохраняют верностью древним, уже упомянутым, а также и змеепоклонническим культам, на уровне «внутреннего круга». Этот «внутренний круг» в конечном счете стоял за возникшей на рубеже XVI и XVIII веков идеей «Зеленой земли» — не Римской и анти-Римской (при этом идеологически заостренной как против католической «Священной Римской Империи», так и против Православного Третьего Рима) империи от Гренландии (что в переводе и есть «зеленая земля») до Сибири и возрождающей баснословную древнюю империю атлантов («Туата-де-Даннан»). Выразителем этой идеи стал собственно основатель «эзотерического атлантизма» и создатель британской разведки, «елизаветинский маг» Джон Ди, чьи геополитические усилия, включавшие в свою сферу и Россию, совпали с созданием международной банковской системы, основанной на «творении денег из ничто», каковым, собственно и является ростовщичество, воспрещенное Православием, Римо-католицизмом и Исламом, но разрешенное иудаизмом и протестантизмом. В этом, собственно, первоначально и заключался т.н. «англосаксонский проект», легший в основу, по сути, всего современного мира, основанного на финансовом креационизме банков и международных финансовых организаций и военно-политическом господстве Североатлантического блока.

Формальный основатель Дома Ротшильдом (Бауэров, взявших в качестве герба красный щит) Майер Амшель (1744−1812) устанавливает в 1780 году связь с принцем Францем Вильгельмом IV из Дома Гессен-Ганау, а в 1776 г. на его средства Адам Вейсгаупт создает Орден баварских иллюминатов, заключивший в 1789 году союз с масонскими ложами, что стало сигналом для Французской революции, бывшей ни чем иным, как восстанием галлов (кельтов, klt) против франков, — так создавались буржуазные нации — а в 1814 году Ротшильды через Гессенский Дом финансируют битву при Ватерлоо, сокрушившую уже новую галльскую империю и знаменующую торжество Виндзорской Англии над континентом, предваренное также убийством Русского Императора — «евразийца» Павла I. Гессенский Дом безпрерывно роднится с Русской Императорской Фамилией, подчиняя ее себе, хотя Романовы (точнее, Павловичи), балансируя, оказывают — прежде всего, во внешней политике — сопротивление.

Интересно, что первые американские поселенцы субъективно были беглецами от этого проекта, стремясь создать свой собственный, не «библейско-вавилонский», как в Англии, Нидерландах и Средиземноморье, а «чисто библейский» (что по определению невозможно, т.к. «авраамический договор» был заключен только с одним народом, к которому путешественники на Mayflower никак не принадлежали, что и вызвало затем радикальное переворачивание «американской мечты»). Отсюда и стремление некоторых «отцов-основателей», в частности, Дж. Адамса, к установлению в Соединенных Штатах монархии, причем монархии «альтернативных» Виндзорам Стюартов, что, впрочем, было уже невозможно, поскольку все они принадлежали к масонству, занимавшему в то время решительно антимонархические позиции. Тем не менее, «отцы-основатели», хотя и были протестантами, причем крайнего, пуритантского, толка, где креационизм — любой! — доведен до крайности, видимо, по соображениям здравого смысла, опасаясь за суверенитет нового государства, отвергали любой выпуск денег не сувереном, которое является ничем иным, как фальшивомонетчеством (в Московской Руси, в эпоху «медных бунтов» фальшивомонетчикам заливали раскаленную медь в горло, причем делали это как бунтовщики, так и государевы приказные люди). «В реальной жизни весь смысл фальшивомонетчества заключается в инициировании определенного процесса — процесса перекладывания новых денег из одного кармана в другой, а вовсе не в волшебном равно пропорциональном увеличении денег в кармане всех людей одновременно. Осуществляется ли фальшивомонетчество путем изготовления латунных или пластмассовых монет, которые похожи на золотые, или путем печатания бумажных денег, которые выглядят как эмитируемые государством, фальшивомонетчество всегда представляет собой процесс, в ходе которого фальшивомонетчик получает новые деньги первым», — писал живший в США экономист «австрийской школы» Мюррей Ротбард («Показания против Федерального резерва», Челябинск, 2003, с. 24−25). Вплоть до середины XIX столетия США стремились к поддержанию суверенитета в финансовой области. Один из «отцов-основателей» Томас Джефферсон писал: «Если когда-нибудь американский народ позволит частным банкам контролировать выпуск валюты через инфляцию, а затем дефляцию, банки лишат народ всей собственности и превратят в бездомных детей тех, кто завоевал этот континент. Выпуск денег должен быть изъят у банков и возвращен народу, которому он принадлежит по праву собственности». «Историческая память указывает на то, что денежные менялы всегда использовали все формы обмана, интриг, насилия для установления собственного контроля над правительствами через контроль за деньгами и их выпуском», — как бы отвечал ему Джеймс Мэдисон. А Президент Авраам Линкольн, в свою очередь как бы отвечая своим предшественникам, категорически указывал: «Правительство должно само создавать, выпускать и создавать циркуляцию всей валюты и кредитов ради удовлетворения собственных затратных потребностей и покупательной способности потребителей. Только приняв эти принципы, налогоплательщики соблюдут свои выгоды». Следует напомнить, что убийца Линкольна Джон Бут был британским разведчиком и сотрудников Ротшильдов, выкупленным ими затем у американского правительства и закончившим свои дни на их вилле.

Именно в связи с этими обстоятельствами политика России как «катехонического царства», препятствующего объединению мира «вавилонским кругом», была направлена — начиная с Екатерины II, боровшейся с французской революцией, но поддержавшей американскую, и вплоть до второй половины XIX в., причем с таким очевидным «перехлестом», как продажа Аляски, — поддержку тогдашних «Североамериканских Соединенных Штатов». Однако сегодня проамерикански настроенным «русским консерваторам» (А.Фоменко, С. Лурье) ссылаться на это вряд ли корректно — речь ведь идет о совершенно иной Америке.

Наступление «Вавилонского круга» на «Новый свет», само имеющее длительную историю, уходящую в связь Виндзорской династии — и шире — всего круга европейской «черной» или «Венецианской» аристократии (разумеется, не совпадающей со всей европейской аристократией в целом) с мировой банковской системой, особенно активно начавшейся после убийства Авраама Линкольна с одной стороны и разгрома патриархального Юга — с другой, закончилось созданием единого англо-саксонского полюса, что и стало воплощением замысла Джона Ди и «королевы-девственницы». Формально речь идет о создании Федеральной резервной системы, законодательно оформленной в 1913 году и начавшей активно функционировать с 1919 г. Федеральная резервная система США (ФРС) освобождена от всех налогов и является, по сути, подлинным правительством страны. Считаясь «закрытым акционерным обществом», она не контролируется никем и руководима потомками Ротшильдов. Когда правительство США нуждается в деньгах, оно запрашивает ФРС, и банк включает печатный станок или вводит в компьютер несколько цифр (наличных в экономике США примерно 5%, остальные — «безнал»). Деньги даются под процент. Взамен банк получает расписку — гарантированные облигации государственного займа (Treasures notes), которые правительство отправляет в ФРС. При этом государство возвращает ФРС уже не виртуальные, а вполне реальные деньги, обретшие ценность в обращении у населения через взятые у него государством налоги. Таким образом ФРС выдает государству — американскому, т. е. формально своему! — ничем не обеcпеченные деньги, а обратно получает наполненные реальной ценностью. Бывший главный редактор «Военно-исторического журнала» генерал Виктор Филатов писал об этом так: «В 1913 году Конгресс принял закон о создании т.н. Федеральной резервной системы. Систему сочинил Ротшильд. Это „черная касса международного сионизма“. Член Конгресса Линдберг называет Резервный банк „невидимым правительством“ При этом деньги, напечатанные в ФРС, имеют такую же цену, как и просто кусок бумаги, потому что они не обеспечены ценными металлами, такими, как золото или серебро. Вернуть мировую финансовую систему к золотому стандарту? Для Ротшильда это гроб: у США золота чуть больше 8000 тонн Кеннеди пытался отобрать о Ротшильда печатный станок — его пристрелили».(«Дуэль», 14 октября 2007) Виктор Филатов приводит еще один пример: во второй половине 60-х годов генерал де Голль подогнал к берегам Нью-Йорка французский корабль с долларами и потребовал обменять их на золото. Вскоре наступил 1968 год.

Но является ли Федеральный резерв орудием в руках США как суверенного национального государства? Разумеется, нет. Мюррей Ротбард пишет: «Федеральный резерв имеет почти абсолютное право определять денежную массу, если он того захочет. С годами направленность его операций становилась все более последовательно инфляционной. Не только из-за тенденции к снижению резервных требований к банкам, но и ввиду постоянного роста его портфеля государственных облигаций, что придавало постоянный инфляционный импульс экономической системе. Начав с нуля, к 1921 г. Федеральный резерв приобрел государственных облигаций на сумму около 400 млн долл., а к 1932 г. — на 2,4 млрд долл. К концу 1981 г. портфель государственных ценных бумаг США Федерального резерва тянул уже на сумму не менее чем в 140 млрд долл., к середине 1992 г. общая сумма составила 280 млрд долл. Вряд ли можно придумать более убедительный образ инфляционного импульса, который Федеральный резерв постоянно сообщал и продолжает сообщать нашей экономике» (стр. 161−162).

Федеральная резервная система — наряду с Британской «Короной» (банками City — не случайно, когда мы говорим «Корона», не вполне ясно, что имеется в виду), банками Швейцарии и — отчасти — Юго-Восточной Азии является финансовым ресурсом и орудием таких полузакрытых и закрытых организаций, как «Комитет 300» («Олимпийцы»); Бильдербергский клуб (The Bilderbergers), «Королевский Институт международных отношений» (Royal Institute for International Affairs), Совет по международным отношениям (The Council of Foreign Relations), Трехсторонняя комиссия (Trilaterals), Римский клуб (Club of Rome), «Круглый Стол» (The Round Table), «Клуб адского пламени» (Hellfire Club), сообщества, часто именуемого как «Черная аристократия Венеции и Генуи». Именно они, а не национальные правительства, уже сейчас определяют окончательные судьбы цивилизации и ее «запрограммированный во всех священных текстах всех религий конец». Даже простейшее ознакомление с открытой стороной деятельности эти сообществ полностью опровергают навязываемые «культурой» исторические, социальные и национальные штампы. Так, Бильдербергский клуб основан в 1954 г. нидерландским принцем Бернардом, состоявшим прежде в НСДАП и бывшем членом СС. В биографии принца Бернарда Олден Хэтч утверждает, что Бильдербергский клуб является колыбелью Европейского сообщества, позднее превратившегося в институционально оформленный Европейский Союз, который должен стать ядром будущего официального мирового правительства. В числе членов клуба Генри Киссинджер, Дэвид Рокфеллер, Збигнев Бжезинский, Валери Жискар д’Эстен, глава Федерального резерва США Элэн Гринспэн, члены Королевских Домов Великобритании, Нидерландов, Дании. Встречи клуба проводятся почти официально опекающей его семьей Ротшильдов.

«Единство» Ротшильдов и бывших наци способно удивить только профанов. Вопрос о связи восхождения к власти Адольфа Гитлера с домом Ротшильдов на Западе ни для кого не составляет секрета. Известный американский исследователь Дэвид Айк в работе «Был ли Гитлер Ротшильдом» даже указывает следующее: «По мнению психоаналитика Вальтера Лангера («Сознание Гитлера»), Гитлер не только был поддержан Ротшильдами, но сам БЫЛ Ротшильдом. Это было совершенно откровенно выражено в действиях Ротшильдов и других иллюминатских семейств в Германии, приведших Гитлера к диктатуре. Его же поддержал Британский Королевский Дом, Виндзоры (на самом деле Саксен-Кобург-Готская династия), равно как и близкий к ним «герой войны» лорд Маунтбэгтем, Ротшильд и сатанист. В Германии королевские родственники, о которых никогда никто не мог бы сказать, что они поддержат парня с улицы, тем не менее, сделали это с энтузиазмом. Но они, конечно, знали, кто он на самом деле Лангер пишет: «Отец Адольфа, Алоиз Гитлер, был внебрачным сыном Анны Марии Шикльгрубер. Обычно предполагают, что отцом Алоиза Гитлера (Шикльгрубера) был Иоганн Георг Гидлер. Многие всерьез сомневаются, что Иоанн Георг Гидлер был отцом Алоиза. В Австрии найдены документы, что Анна Мария Шикльгрубер жила в Вене, когда забеременела. В это время она была служанкой в доме барона Ротшильда. Как только беременность была обнаружена, ее отослали домой, где и родился Алоиз». Согласно Дэвиду Айку, эта информация поступила к Лангеру от высокого уровня офицера Гестапо Ханса Юргена Кёлера, передавшего ее канцлеру Австрии Дельфусу. В 40-е годы XVIII века из Ротшильдов жил Соломон Майер. Зная о том, что важнейшей целью Ротшильдов с начала XIX века был эсхатологический «палестинский проект», мы легко поймем взаимодействие самых разных банковских и аристократических кругов Европы в установлении национал-социализма. Дэвид Айк также указывает, что финансирование Ротшильдами Гитлера осуществлялось ими и Виндзорами через Bank of England и Банк «Кун & Леб», тот же, через который шло финансирование свержения монархии в России. По сути дела, одни и те же банки решали одни и те же политические задачи. Создание Бильдербергского клуба — звено в той же цепи.

«Римский клуб, — пишет уже упоминавшийся Джон Колеман, — это официальное прикрытие организации заговорщиков, представляющих собой союз англо-американских финансистов и старых семей «Черной Аристократии» Европы, особенно так называемый «аристократии» Лондона, Венеции и Генуи. Секрет их успешного управления миром заключается в том, что они способны создавать управляемые экономические спады и депрессии. Комитет 300 рассматривает глобальные социальные катаклизмы и экономические депрессии в качестве подготовительного средства перед грядущими более серьезными событиями и основного метода создания целых масс людей по всему миру, которые в будущем станут послушными получателями «пособий по безработице».

Один из основных теневых идеологов «Римского клуба» Курт Левин (Дж.Колеман даже считает, что создание «исламского фундаментализма» и свержение «прозороастрийской» монархии в Иране имело место не без его участия) в своей работе «Перспективы времени и мораль» («Time Perspective and Morale») высказал рекомендацию политико-экономического управления, заключающуюся в том, что главное — создание постоянной неопределенности в отношении будущего, вносящей колебания в сознание тех, кто готов идти на риск. В этих условиях неожиданно появляется предопределенная харизматическая личность, под чьим руководством события развиваются в нужном «мировому правительству» направлении. «Вспомним, что британская разведка много лет готовила Хомейни к его миссии, особенно во время его пребывания в Париже, прежде чем он внезапно появился как спаситель Ирана. Борис Ельцин — из той же самой конюшни МИ-6-SIS». При этом наряду с «исламским фундаментализмом» в разработке «Римского клуба» находится и «христианский фундаментализм» в виде харизматических евангелистов, готовых «сражаться за сионистское государство Израиль». Идеологическая подготовка этого ведется американскими «неоконами», а последнее подтверждение — решение «консервативного», по сути возрождающего Инквизицию папы Бенедикта XVI об одновременном исключении из мессы молитв об «обращении» «богоубийственных иудеев». Христианские фундаменталисты должны стать «мощной силой», поддерживающей государство Израиль». Все это входит в «Проект Водолей» («The Aquarius Conspiracy»).

Заметим только, что именно Курт Левин — еще молодой — был во время войны руководителем «Управления планирования стратегических бомбардировок» (Strategic Bombing Survey), разрабатывавшим планы уничтожения мирного населения Европы, прежде всего, Германии, в т. ч. Дрезденской бомбардировки (в ходе ее погибло 125 тыс. человек), легших затем в основу стратегии «гуманитарных бомбардировок» вообще.

Тэвистокский Институт при Суссекском университете и его лондонский филиал управляется «Королевским институтом международных отношений», представителем которого в США является Генри Киссинджер. Ему подчиняется т.н. «Группа Звезды» (б. «Группа Орла и Звезды»), которая действует в следующих пересекающихся областях: 1) страхование; 2) банковское дело; 3) недвижимость; 4) развлечения; 5) высокие технологии. Основные банки, участвующие в этой деятельности, — «Банк Англии», ФРС США, «Банк международных расчетов», «Всемирный банк». Все остальные крупные банки мира так или иначе тоже входят в эту систему. Эта система возглавляется «Черной Аристократией Венеции», в которую входят семейства Дориа (финансисты Габсбургов), Ротшильдов, Орсини, герцогов Альба. «Страховая компания» «Eagle Star», формально принадлежащая королевскому семейству Виндзоров, является финансовым «прикрытием» МИ-6 (в нее входят прежде всего банки, принадлежащие Ротшильдам). Генри Киссинджер является посредником между этими организациями и созданным в 1957 г. «Бильдербергским клубом» (одновременно с подчиненными последнему Международным Центром стратегических исследований, финансируемым Ротшильдами и Лазарами).

«Ключ к уразумению» большинства новейших военно-политических процессов мы также не найдем в деятельности государств. И государства — в том числе российское — оказываются абсолютно бессильны, действуя вопреки своим собственным интересам, даже личным интересам «правителей», не говоря уже о собственных народах. Они сами создают себе могильщиков и могилы — не могут не создавать.

История формирования мировых финансовых потоков берет начало в древнем Египте и Вавилоне. Именно там формируется сегодня один из важных мировых потоков — исламский. С целью завладения этим потоком и был с одной стороны создан «исламский фундаментализм» (прежде всего вакхабизм, на который была сделана ставка, когда «исламская революция» в арийском Иране стала выходить из-под контроля тех, кто ее развязал), с другой — развязана война в Ираке, имевшая также целью разрушение древнего Вавилона (во исполнение ветхозаветного пророчества), что, кстати, и было осуществлено. В настоящее время существует несколько международных банковских центров — помимо исламского. Б.А.Рудаков в связи с этим высказывает интересное предположение: «Сегодня они хорошо известны: Лондонский Сити, Нью-Йорк, Гонконг, Швейцария. Однако международному центру управления мировыми экономическими процессами необходим новый банковский центр взамен расшатанного и прозрачного — Швейцарского. Именно с этой целью в свое время получила независимость Республика Беларусь. Но «мировую закулису» не устраивает сегодня лидер государства — А. Лукашенко, поэтому — только в перспективе — Минск рассматривается в проекте «Новая Швейцария» как один из мировых банковских центров, который планируется создать при активной помощи разведки».

Совершенно очевидны в этой связи причины той принципиальной пассивности, которую проявляет зависимое от «Мирового правительства» (о чем явно свидетельствует история с провалом идеи «третьего срока» Владимира Путина и назначение им соответствующего «преемника») российское руководство: вопрос о судьбе Полесья решается на принципиально ином уровне. Кроме того, как пишет тот же Б.А.Рудаков, «экономическая независимость и внешнеполитическая самостоятельность любого государства мира — виртуальна. Это — искусственно созданная реальность». Искусственно созданная реальность, рожденная другой искусственно созданной реальностью — виртуальной экономикой мировой банковской системы. С определенного момента «реализация» виртуального государства обрекает его на уничтожающие «реформы».

Существуют ли государства, не имеющие долгов? Нет — это негласно запрещено международными финансовыми организациями. Как только государство выплачивает долги, там происходит переворот. В 1989 году Румыния выплатила свои долги и начала сама давать в долг. Николае Чаушеску и его жена Елена были убиты, и Румыния вновь впала в долги.

Не попыткой ли избежать подобной реакции со стороны «мирового правительства» являются таинственные «отходы от дел» государственных деятелей последних десятилетий, популярных в своих странах именно за отстаивание (быть может, внешнее) национального и государственного суверенитета своих стран, причем на взлете (быть может, внешнем) такого отстаивания — во Франции де Голля в 1969 году, в России Владимира Путина сегодня, вслед за чем «матрица перезагружается» в интересах «мирового сообщества», а на самом деле — виртуальной экономики?

«Перезагрузке» подвергаются все основы человеческой жизни, и уже не кажутся, как прежде, абсурдными идеи, подобные вот такой: «Фактически родной язык становится избыточным, поскольку открывается необходимость исключительно для общения с социальными стратами, оставшимися вне прогресса и, как следствие, достаточной экономической силы не имеющей. Экономический смысл национального языка в этом случае утрачивается напрочь. Больше того, он становится статьей непроизводительных затрат, обусловленных чисто идеологическими причинами», а — пишет в блоге некто reader 59.

Creatio ex nihilo возвращается в nihil. Такова цель «ничто, которое ничтожит», запрограммированная в нем самом.

http://www.pravaya.ru/look/15 133


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru