Русская линия
Аргументы и факты Александр Солженицын08.02.2008 

Какой быть России? Александр Солженицын о путях развития страны и общества

«Аргументы и факты» открывают новый интеллектуальный проект: Какой быть России? Дискуссии на эти и другие темы соберут на наших страницах людей разных мировоззрений. Своё мнение выскажут известнейшие российские и зарубежные политики, главы государств, писатели, словам и мыслям которых доверяют миллионы россиян, экономисты, правозащитники. Большинство россиян — и авторитетные эксперты (политологи, экономисты), и творческая элита, и простые трудяги — сегодня сходятся во мнении: наконец-то Россия вошла в эпоху стабильности. После тяжелейших десятилетий перестройки, передела собственности, обнищания финансового и потери моральных ориентиров…

И теперь самое время, оторвавшись от решения сиюминутных проблем, подумать о вещах гораздо более важных. А именно: какие плоды принесут эти реформы? Куда мы все в конечном итоге идём? Какой будет Россия? Пойдёт ли наша страна по авторитарному пути или сможет воспринять демократические ценности? Будет ли это страна «безбрежной рыночной экономики» или государство с сильным госуправлением? Должны ли и дальше плодиться олигархи и кто вдохнёт уверенность в малообеспеченных и обездоленных? Кто ответствен за нравственность: государство или рынок?..

Что нам по силам

ПРИ нынешнем тугосвязном и тревожном состоянии дел по всей Земле — российскому правительству, разумеется, не дано и на час забывать ни о внешней защите страны, ни о её месте в международьи (уже было утерянном, но в последние годы отчасти восстановленном). И глаз не спустить с дальних путей государственной политики, а они — всегда многопетлисты, трудно предвидятся, нелегко просчитываются (как вот — возросший энергетический и продовольственный спрос новокрепнущих стран Востока и др.). Это — дороги не близкие.

А вот на внутренних наших путях, среди всех вновь возникающих государственных программ и целей — первейшим — да вне всякого номерного перечня! — правительственным долгом всегда должно оставаться: СБЕРЕЖЕНИЕ НАРОДА, обезпечение неизменно благоприятных условий для его физического благоденствия и нравственного здоровья. Народная бедность не может быть допущена ни в дозе «двух третей», ни «одной пятой». И рядом с тем — устойчивое, добротное, равномерное, без административных дёрганий течение всеобщего школьного образования. Оно не должно испытывать на себе односторонних и сбивчивых влияний.

Однако простому, неподготовленному взгляду не доглядеть признаков защиты народной Нужды — ни в том, как ветшающие жилища миллионов утонули в прожорливой системе ЖКХ; ни в постоянных ценовых всплесках на потребительском рынке, мгновенно слизывающих все надбавки и лишающих людей всякого спокойствия; ни, даже, это уже в разряде анекдотов: в наших нелепейших сквозных двухнедельных «праздниках», невыносимых трудовому люду, особенно зимой, когда некуда деться, но, вероятно, весьма удобных для заграничных поездок состоятельных особ? ни, более всего, — в угнетающей всеобщее сознание змейной коррупции, всё нераскры-ваемой и ненаказуемой (да не только ж на вышках, но и на мелких ступеньках, и поди же раскрой каждый случай, да и — там ли корень? всё валится на неповоротливость властей, а между тем вся нравственно шаткая атмосфера в нашей стране освобождает воров и взяточников от угрызений Греха и от Стыда, — напротив, они скорее чувствуют, что выиграли позицию).

И всё это, насущное для жизни каждого человека, решается в столице — и мелкое, и крупное, как и весь нынешний и будущий общегосударственный путь. Но кому и скольким доступно обсуждать его в полный голос или пытаться повлиять на его рождение и ход? Голос народа — где он? и как ему проявиться? То есть как различить голоса простолюдинов, не украшенных наклейками «политологов», «аналитиков», «референтов»?

Да позволим же, наконец, и в России существовать местному самоуправлению, где безстеснительно, каждый раз по жизненным, всем понятным поводам раскрывались бы уста. Я — уже не первый десяток лет, сколько мог, — писал, объяснял, призывал именно: к свободному действию в России местного самоуправления. В нашей истории веками существовал и деревенский мiр, и городские веча, и казачьи сходы, а с конца XIX века — плодотворное Земство, разогнанное большевиками в 1918 году (заменённое ими на Советы, а те сразу были подмяты компартией и никогда ничем реально не управляли).

Если мы не научимся брать в свои руки и деятельно обеспечивать близкие, жизненные наши нужды, не видать нам благоденствия ни при каких золотовалютных запасах.

И сегодня — во всех благоденствующих странах Запада местную жизнь направляют непосредственные (а не представительные!) народные собрания. Нам с семьёй, в 20-летнем изгнании из СССР, досталось немало понаблюдать, даже и с восхищением, этот мощный общественный аппарат в действии. Это — реальное, эффективное и достойное участие самых рядовых граждан, в их обычной местной обстановке, в отстаивании своих безспорных потребностей и принятии решений на обозримое будущее. А затем — им дано натурально ощущать подвижки и успех этих решений как прямое влияние на ход государственной жизни: да ведь на местном примере она и ощущается людьми отчётливей, чем дальние, в столичном мегаполисе, обещания, шорохи и события. В наших нынешних, нередко справедливых упрёках Западному миру — то по отжитым, затёртым назиданиям гордых ораторов «Совета Европы», то по отблиставшему золотому идолу «Глобализма» -мы упустили самую деловую вседневную здравую пользу системы самоуправления в западных странах (да никто и не торопился нам её представить), реальные перемены в муниципалитетах, отстоенные самими гражданами по зримому, жгучему для них поводу, сам опыт реального управления — и заслуженное удовлетворение от того.

За годы же после моего возврата в Россию я был свидетелем подавления новоявленных очагов местного самоуправления — то губернаторами, то губернскими советниками, всегда — отказами в финансовой помощи, а ни от одной Государственной Думы не возник в поддержку местных самоуправлений ни один чёткий, дельный, благоприятный закон. (Небрежность? Ревность?)

А между тем в такой необъятной стране, как наша, никогда не добиться процветания — без сочетания действий централизованной власти и общественных сил. Мне возражают: какие общественные силы? какое самоуправление? да у нас никто ни с кем не способен договориться: любое самодеятельное собрание граждан будет течь по сценарию фильма «Гараж». — Но и я возражу: а другого пути просто нет. Если мы не научимся брать в свои руки и деятельно обеспечивать близкие, жизненные наши нужды, а всегда отдавать их на милость далёких, высоких бюрократов, — не видать нам благоденствия ни при каких золотовалютных запасах. И неправда, что не способны мы уже к самоорганизации. А обманутые дольщики? А движение автомобилистов?

Да проницательные, предвидчивые жизненные решения не могут состояться в России без трезвого и горького опыта нашего -ещё свыше-ста-миллионно-го — трудолюбивого и талантливого многолюдья. И — без включения наших благодатных пространств. (К вящему удивлению — до сих пор не растерянных нами и не д огубленных.)

…По нашим «заглушным» местам — в сегодняшних живейших заботах: надёжная лечебная помощь, состояние школ, жилищ, транспорта и дорог, ход торговли. Добиваться всего этого и жгуче созрело, и единственно по силам — как раз местному самоуправлению. Если ему дадут финансово и юридически дышать.

Авторские орфография и пунктуация сохранены.

ОТ РЕДАКЦИИ

Страницы «АиФ» открыты для дискуссии: все, кого не оставят равнодушными темы нашего интеллектуального проекта «Какой быть России?», могут присылать свои статьи в редакцию. Ведь это в наших руках судьба России, завтрашний день Отечества и, как написал А. Солженицын, «отстаивание своих бесспорных потребностей и принятие решений на обозримое будущее».

http://www.aif.ru/articles/article_prmid_dta137314.html?print=y


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru