Русская линия
Вечерний Новосибирск07.02.2008 

Поминать и помнить — слова однокоренные

Совершаемая сегодня православной Церковью память погибшего от рук большевиков в 1918 году священномученика Владимира, митрополита Киевского — событие знаковое. Именно эта дата стала отправной для «поминовения всех усопших, пострадавших в годину гонения за веру Христову». Отмечается этот «родительский день» в ближайшее воскресенье после 7 февраля (25 января по старому стилю). Так в 1918 году постановил Поместный Собор Российской Православной Церкви, но вот для исполнения этого решения понадобилось более семидесяти лет. Вряд ли кто из участников того Поместного Собора мог себе представить, что большинство из них сами в скором времени пополнят списки новомучеников, принявших смерть от богоборческой власти.

На снимке 1936 года – священники и миряне Новосибирской епархии (фото из личного архива протоиерея Виталия Бочкарёва)
На снимке 1936 года — священники и миряне Новосибирской епархии (фото из личного архива протоиерея Виталия Бочкарёва)
Сегодня, когда гордые сербы, дабы приобщиться к европейской демократии, подобострастно лизнули совсем недавно швырявшую в них бомбы западную руку, жертвуя православными святынями Косовского края, взор невольно обращается в девяностолетнюю давность российской истории. А чего нам-то не хватало в 1917 году? Отчего православную Россию, с её многовековым патриархальным укладом в одночасье охватило безумие разрушения и человеконенавидения? Почему русский народ, ещё вчера молившийся в православных храмах, величием которых восхищались практически все иностранцы, посещавшие Россию, в остервенении начал крушить и ломать всё это великолепие? Отчего бывшая паства равнодушно наблюдала, как над их пастырями измывались комиссары в пыльных шлемах, а кое-где и сама присоединялась к измывательствам?

Одни пишут, что, дескать, русский народ тут ни при чём, а творили эти безобразия латышские стрелки и прочие инородцы, в качестве примера приводя нерусские фамилии абсолютного большинства руководителей ЧК, другие считают, что дореволюционное священство само дискредитировало себя в глазах народа, отсюда и такая реакция (при этом практически все вспоминают сказку Пушкина «О попе и работнике его Балде»). Есть ещё один довод: после февральской революции практически во всех российских епархиях перестали за богослужением поминать царя и начали, несмотря на парадоксальность такого словосочетания, воспевать «многая лета» Временному правительству. И, дескать, за такое цареотступничество последовало Божье наказание. Трудно возразить против всех этих аргументов, а охватившая русскую Церковь волна обновленческого раскола, когда многие из священников во главе с высшими иерархами стали открыто попирать многовековые церковные устои, лишь подтверждают претензии к дореволюционным священнослужителям. Но это вовсе не означает, что все священники тогдашней России отошли от Христовых заповедей, настоящих пастырей, готовых душу положить за веру, было гораздо больше, и тысячи новомучеников российских, память которых Церковь будет отмечать в ближайшее воскресенье, — тому свидетельство.

Волны репрессий на Церковь следовали одна за другой. И если в двадцатые годы новые хозяева жизни уничтожали «церковников» без суда и следствия (о том, как под Новосибирском были обнаружены останки зверски убитых священнослужителей, «Вечёрка» писала 25 октября 2007 г.), то, начиная с тридцатых годов, под это уничтожение, как, впрочем, и под уничтожение других слоёв населения, власти подводили законодательную базу «социалистической законности». Как эта законность проявлялась на самом деле, видно из ордера на арест в 1937 году новосибирского архиепископа Сергия.

Владыка Сергий — представитель дореволюционного священства, стал священником ещё в 1888 году, в сан епископа был рукоположен в 1926 году, а через год был арестован и приговорён к ссылке. На новосибирскую кафедру был назначен 8 мая 1935 года, заменив ушедшего на покой митрополита Никифора, а через два года, 5 мая 1937 года, вместе с группой священников архиепископ Сергий был арестован. Ордер, выписанный на арест гражданина Василькова (фамилия архиепископа Сергия), проживающего по адресу: ул. Пушкина, 8, выписан в апреле 1937 года с открытой датой. Если внимательно изучить этот зловещий бланк, то можно понять, почему в ордере не указана конкретная дата. Типографским способом в бланке напечатано «действителен на 1 сутки». При масштабе террора 1937 года, когда в органы НКВД приходили срочные разнарядки арестовать определённое количество человек, уложиться в одни сутки было проблематично, нарушать же «социалистическую законность» было чревато для самих представителей органов, вот и ставили открытую дату. О спешке при выписывании столь важного документа свидетельствует и ошибка в указании отчества владыки Сергия — вместо Ниловича написано Николаевича.

Нет в ордере и отметки о приёме арестованного гражданина Василькова. А арестован архиепископ был не в апреле, а в начале мая. Причинами такой задержки могут быть две: либо та же загрузка карательных органов, либо кончина предшественника архиепископа Сергия — митрополита Никифора, скончавшегося 30 апреля 1937 года. Возможно, владыке Сергию позволили похоронить собрата, но вот отслужить панихиду на 9 дней ему уже не удалось: на шестой день после кончины митрополита Никифора семидесятипятилетнего архиепископа арестовали и 29 июля 1937 года после недолгого следствия и скоротечного суда расстреляли.

На фотографии, сделанной в Вознесенском соборе за год до кончины двух архиереев — митрополита Никифора (в белом клобуке) и архиепископа Сергия (в чёрном клобуке), — священники и миряне новосибирской епархии. Во втором ряду второй слева сидит священник Пётр Мильский (расстрелян в Бийске 27 августа 1937 года), четвёртый слева — протоиерей Василий Вавилов (расстрелян в Новосибирске 29 июля 1937 года), седьмой слева, рядом с архиепископом Сергием — протоиерей Иоанн Боголюбов (расстрелян в Новосибирске 25 августа 1937 года). В третьем ряду пятый слева стоит протодиакон Григорий Солодилов (расстрелян в Новосибирске 25 августа 1937 года).

Клирик новосибирского кафедрального Вознесенского собора протоиерей Виталий Бочкарёв, предоставивший редакции эту редкую фотографию, уже много лет занимается сбором и анализом архивных данных, касающихся репрессий священнослужителей. Надеемся, что наши читатели помогут ему в этих изысканиях. Если кто-то узнает на фото своих близких или знакомых, сообщите об этом либо в редакцию «Вечернего Новосибирска», либо самому отцу Виталию, которого можно найти в Вознесенском соборе. А в ближайшее воскресенье православные России будут поминать всех усопших, пострадавших в годину гонения за веру Христову. Поминать, значит помнить, а если будем помнить, то ещё теплится надежда, что кошмар тех времён в нашей стране не повторится.

http://www.vn.ru/07.02.2008/society/90 542/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru