Русская линия
Российская газетаПротодиакон Андрей Кураев04.02.2008 

Грабовые III века
На какие мысли наводит громкая телепрезентация «Евангелия от Иуды»

В воскресенье был показан телефильм «Евангелие от Иуды». Он выстроен в логике аккуратного по тону, но весьма смелого по содержанию ниспровержения евангельских христианских основ.

Зрителю была представлена своего рода телеревизия евангельских основ. О том, что из себя представляют ревизионеры и найденная ими рукопись, наш разговор с известным богословом диаконом Андреем Кураевым.

Российская газета: Отец Андрей, как давно было известно о так называемом «Евангелии от Иуды»?

Диакон Андрей Кураев: Со второго века нашей эры, когда святой Ириней Лионский в своей книге «Против ересей», написанной в 180 году, упоминает о существовании «Евангелия от Иуды». Он пишет, что в книге утверждается: Иуда якобы ближайший ученик Христа.

Теперь мы имеем доступ к тому источнику, который до нас читал только св. Ириней Лионский, и видим, что он адекватно пересказал содержание этого литературного памятника.

РГ: Текст содержит сенсации?

Кураев: Для людей, интересующихся темой гностицизма, нет.

И у меня не было бы претензий к авторам фильма, если бы они сказали хоть слово правды об авторах этого «Евангелия» — о гностиках. Из этого фильма, к сожалению, зритель так не узнал, а в чем состояла вера людей, которые писали такого рода тексты во II—III вв.еках нашей эры. Анализ, сделанный нашим замечательным философом Алексеем Федоровичем Лосевым, выделяет 4 признака — радикальный антисемитизм, проявляющийся в гнушении Ветхим Заветом, отрицание любых законов, и космических, и нравственных, и социальных, ненависть к телу и космосу, а также ненависть к женщине, браку и деторождению. В этом фильме не прозвучала фраза из «Евангелия от Иуды» — «это космос — то есть ад», а без нее непонятно, почему это Христос якобы желает поскорее уйти из своего тела пусть даже через смерть. Да из-за радикальной гностической ненависти к телесности. В фильме обертонами и ужимками обставлено чувство презрения к церкви, оппонирующей гностикам, и при этом ни слова не сказано, что именно в гностической идеологии было чуждо церкви. А церковь в те времена в свободной церковной дискуссии защищала человеческие ценности от такого рода религиозных экстремистов и крайних нигилистов, как гностики, которых так разрекламировал фильм. Это Грабовые II—III вв.еков. Аналогичные проходимцы.

РГ: В фильме много научных ссылок…

Кураев: Уровень научной состоятельности этих ссылок очень хорошо демонстрирует последний из экспертов, утверждающий, что труды гностиков нам сегодня известны благодаря находкам «Рукописей Мертвого моря». Но в «Рукописях Мертвого моря» ничего гностического-то нет. Это Иудейская библиотека, к гностикам не имеющая ни малейшего отношения, все тексты относятся к дохристианским временам.

РГ: А упоминаемая «библиотека Накхамади»?

Кураев: Да, это — гностики, собрание сочинений «Грабовых» времен раннего христианства. Гностическим текстам характерен подчеркнутый аморализм, им не интересна этика.

РГ: Фильм предоставляет возможность высказаться и христианам.

Кураев: В фильме якобы представлены разные позиции. Однако представителям христианской или научной позиции разрешают только оценочные суждения, но не позволяют их аргументировать.

РГ: Поражает утверждение авторов, что негативный образ Иуды Искариота разжигает антисемитизм и становится чуть ли не идеологической почвой для Холокоста.

Кураев: Ну если они считают, что от этого образа зависит отношение ко всему народу, тогда пусть объяснят, почему плохой поступок одного еврея оказался более впечатляющим, чем добрые поступки 11 других апостолов. А также самого Иисуса Христа и Богоматери, ведь они все были евреями.

РГ: Давайте поговорим, что и кто выделил канонические Евангелия и поставил их на первое место?

Кураев: Во-первых, они были написаны раньше всех остальных, в раннеапостольские времена, сегодня по этому вопросу есть согласие всех ученых, исследующих раннехристианские тексты. Во-вторых, апокрифические Евангелия псевдоагиографичны, то есть подписаны нереальными именами их авторов. И в-третьих, в неканонических Евангелиях есть идеи, противоречащие христианскому опыту восприятия Спасителя. В первые века ведь не было ни Папы Римского, ни Патриархата. Но когда в какую-нибудь христианскую общину на окраине Римской империи приходил приезжий купец и говорил: вы знаете, я тоже христианин, я слышал, что на вашем собрании читалось Евангелие от Матфея, а у меня с собой есть Евангелие от Иуды, хотите — почитаю. Ему отвечали: хорошо, почитай. Он читал, и на уровне совестной интуиции происходило отторжение читаемого. Нет, это не то, это не тот Христос, которого мы понимаем и за которого принимали мученическую смерть.

Елена Яковлева

http://www.rg.ru/2008/02/04/grabovye.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru