Русская линия
Русский дом Наталья Лактионова05.02.2008 

Европейский дом и его новосёлы
«Европейский пряник» — Евросоюз, которым многие годы манили «новых европейцев», на поверку вышел, мягко говоря, не слишком сладким

Расширение Евросоюза происходит за счёт присоединения стран, полвека находившихся вне сферы западноевропейской модели рыночной экономики. Граждане этих государств вовсе не те европейцы, которые породили либеральную идею и свои, западноевропейские, ценности. К этому можно добавить, что сама Европа отнюдь не едина. Государства, составившие Евросоюз, имеют свою историю, они вместе пережили множество религиозных, территориальных и династических войн, разделены на атлантические и континентальные, и т. п. Сам Евросоюз можно назвать «европейским домом» лишь весьма условно: совсем недавно остро стоял вопрос о вступлении в ЕС такой «европейской» страны, как исламская Турция, периодически говорят и о приёме Израиля. Евросоюз сегодня соткан из проблем и противоречий. Незавидная участь европейской конституции — одно из многих тому подтверждений. Стандартизированная риторика и условный, механистический язык, принятый в международных организациях, подобных ЕС, производят гнетущее впечатление.

Демократия в странах Центрально-Восточной Европы, по мнению российских учёных, имеет лишь показной, «фасадный» характер. На фоне резкого социального и материального расслоения растёт недовольство общества политической элитой. В Польше, например, 87% населения не доверяет большинству политиков. А массовые протестные выступления в Венгрии — свидетельство крайней разочарованности населения в его чаяниях по поводу ЕС. К тому же европейские государства перестают быть суверенными, передавая Евросоюзу свои полномочия. В такой ситуации разрушается связь национальной власти и граждан. Гражданские права всё в большей степени превращаются в фикцию.

Вступление государств Центральной и Восточной Европы в Евросоюз предполагает в значительной мере отказ от традиционной самобытности этих стран; реальной перспективой для них становится потеря собственного национального лица. Вошедшие в НАТО государства, по-видимому, ожидает участь статистов в рискованной игре их безальтернативного лидера — США. Здесь напрашиваются параллели с теми временами, когда армии оккупированных стран вынуждены были воевать на стороне своего завоевателя-победителя. В будущем новым членам Альянса, может быть, предстоит воевать за американские интересы в какой-нибудь стране, отвергающей «демократию» по-американски. Принятым в Европу литовцам-латышам-эстонцам надо теперь штудировать английский. Национальные языки крошечных стран Балтии в их новом доме никому не нужны. Евросоюз не Россия с её благотворительной миссией по отношению к входящим в нее народам.

Граждане не только постсоветских государств, но и наших бывших союзников — стран Варшавского договора, испытав на себе западную «демократию», видимо, начинают смотреть на вещи более трезво. Идею социальной справедливости оказалось не так просто вытравить из сознания населения этих государств.

Сегодня термин «ностальгия» применительно к странам Восточной Европы уже вошёл в обиход западных СМИ. Газета «New-York Times» в январе 2004 года вынуждена была констатировать феномен этой «остальгии», т. е. тоске по «осту», по Востоку, по утерянному прошлому.

Общество Восточной Германии, например, выработало свои ценности и не собирается менять их на западноевропейские в угоду объединённой Германии. И в этом отношении нам есть чему поучиться у восточных немцев. Против деморализации прошлого сегодня активно выступает именно восточногерманская интеллигенция, например, известная немецкая писательница Криста Вольф. Общество Восточной Германии не хочет принимать такую социальную действительность, где на одном полюсе всё больше сверхбогатых, а на другом — всё больше бедных. Современные восточные немцы опровергают либеральный взгляд на послевоенную историю, согласно которому нормальным государством являлась лишь ФРГ, а ГДР рассматривалась как некое недоразумение. В ФРГ в идеалы демократии верит более 70% населения, а в ГДР — 30%. В Восточной Германии 72% респондентов поддерживают лозунг: «Больше равенства, меньше социальных различий». Несмотря на колоссальные финансовые затраты, обе части Германии до сих пор испытывают социально-психологическую несовместимость.

Западноевропейский либерализм и его масс-культура явно проигрывают в сравнении с традиционными ценностями, которые вновь востребованы населением Центрально-Восточной Европы. В Словакии, например, результаты социологических опросов свидетельствуют о том, что число людей, которые считают прежние времена лучше нынешних, уже несколько лет составляет 50%.

Словацкие публицисты пишут о том, что общество, несмотря на «запрет вспоминать социализм», долгое время находилось под влиянием «непризнанной ностальгии». А затем победу на выборах в Словакии одержала левая оппозиция — партия «Смер». Лидер её Роберт Фицо, провозгласивший необходимость государственного регулирования экономики, социальной защиты населения и установления дружеских связей с Россией и Китаем, стал главой государства.

Возвращение к своим традициям и патриотизму характерно для современной Польши. Здесь предприниматели с успехом возрождают старые, привычные для населения, марки. В 90-е годы под воздействием политической конъюнктуры, взаимный интерес к культуре наших стран резко сократился, русская литература по тиражам переместилась в Польше с первого на 12-е место. Но за последние годы произошли существенные изменения, интерес к русской культуре и русскому языку вырос. Нас не должно вводить в заблуждение поведение польской политической элиты, которая, как показывают опросы, практически не пользуется никаким доверием у населения и не имеет ничего общего с настроениями рядовых поляков. Русский язык по востребованности занимает второе место в современной Польше. Растёт количество частных курсов изучения его. И это при том, что официальная политика длительное время работала на забвение русской культуры. Подобный феномен нельзя объяснить прагматизмом поляков, это ностальгия по общему культурному пространству. В Польше востребованы спектакли по произведениям русских классиков, постановки Большого театра. Неизменные аншлаги на гастрольных выступлениях Ансамбля песни и пляски им. А. Александрова. Резко возрос интерес к культурным акциям, проводимым представительством «Росзарубежцентра» при российском МИДе. Нам надо бы отказаться от широко распространённого мнения, что в Польше проживают преимущественно русофобы. Стравить все народы между собой — это технология развала России, осуществляемая многими СМИ.

И ещё: первым лицам нашего государства не стоит извиняться за события, которые имеют далеко не однозначную трактовку и в которых надо разбираться историкам, это улучшило бы отношения к русским во всех странах.

Ностальгия по прошлому вместе с Россией в странах Восточной Европы вызывает закономерную тревогу в странах Запада. Так, Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ), озабоченная «ностальгией» новых европейцев по старым временам, решила ее осудить, приняв резолюцию о «массовом нарушении прав человека тоталитарными коммунистическими режимами» (25 января 2006 г.). Докладчик по данной проблеме швед Йоран Линдблад так прямо и сказал, что в ряде стран Восточной Европы всё ещё сильна ностальгия по прошлым временам, и потому надо их осудить. Но совершенно ясно, что миллионы людей не могут сожалеть о временах правления преступных режимов. Российская делегация, выступившая на этот раз единым фронтом, сочла подобную резолюцию оскорблением для России и СССР.

Сегодня уже можно с уверенностью говорить о том, что западный мiр переживает тяжелейший кризис. И кризис этот носит глобальный характер. Объединённая Европа не только субъект, но и жертва глобализации, утрачивающая свою самобытность. Ныне всем заметны тенденции, свидетельствующие о серьёзных разногласиях в странах т.н. «золотого миллиарда». Потускневшую идею Европы во главе с США отвергает большинство европейцев. По данным опроса, проведённого Фондом Маршалла (German Marshall Fund) в июне 2005 года, 59% населения в странах ЕС считают лидерство США нежелательным, а 72% не одобряют международную политику президента США.

Современный западный мир запутался в им же сплетённых сетях. Сегодня здравомыслящие люди с надеждой смотрят на Россию. Ведь её цивилизация всегда предполагала разнообразие культур, традиций и мировоззрений. В составе России благополучно сохранились все этносы. Для сохранения самобытности всех славянских стран всегда нужна была сильная Россия. Именно наша страна может предложить альтернативный западному проект общественного развития. Это хорошо знают те идеологи, которые, стремясь воспрепятствовать усилению России, пытаются окончательно вытеснить её из Европы. В этом одна из причин лихорадочного расширения Евросоюза и НАТО — чтобы поскорее «застолбить» восточноевропейские страны под своей крышей, пока они сами не вернулись под материнское крыло России.

Всемирная история свидетельствует о том, что наша активная внешняя политика влиятельного и сильного государства всегда была гарантом не только региональной, но и мировой безопасности. Мы должны выступить с чёткой, созидательной позиции, освободиться от утопий западного либерализма и возродить свои традиционные ценности, которые разделяют миллионы людей на Земле.

http://www.rusdom.org/node/87


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru