Русская линия
Православная книга России Борис Галкин05.02.2008 

«Пусть наша жизнь будет наполнена светом, радостью и созидательными делами!»

Борис Галкин уже несколько десятилетий прочно удерживает место среди заслуженно уважаемых деятелей культуры нашего отечества. Каждая его пусть и небольшая по объему актерская работа надолго запоминается зрителям. Даже в лихие девяностые годы, когда российское кинопроизводство пребывало в состоянии полубреда и хаоса, а невостребованные безработные актеры либо уходили из профессии, либо соглашались сниматься в «шедеврах», замешанных на «чернухе и порнухе», Борис Галкин сумел сохранить лицо, честь и достоинство. Как бы не было материально трудно, он не опускался до участия в низкосортных фильмах, не «торговал лицом» в пошлых рекламных роликах. Ныне его участие в кино- или телевизионном фильме — показатель солидности и добротности данного проекта. Как и большинство творчески одаренных людей, Борис Галкин не только прекрасный актер: он талантливый автор и исполнитель песен, замечательный режиссер театра и кино. И если в качестве исполнителя стихов и песен Борис Сергеевич все же востребован, то странная и непонятная, с точки зрения здравого смысла, судьба постигла его режиссерские работы: уникальные театральные постановки, на которые валом валил зритель и которые расхваливали критики, продержались в репертуаре театров всего несколько сезонов, а потом исчезли навсегда. А снятые им художественные и документальные фильмы практически незнакомы современным зрителям. О режиссерской стороне творчества этого уникального человека мы и начали свой разговор.

— Борис Сергеевич, на киностудии «БЕГ» вы сняли несколько замечательных кинолент, одна из них — художественный фильм по сценарию Вадима Трунина «Двадцать второго июня, ровно в четыре часа». Это очень доброе и сердечное повествование о дивной истории любви, о человеческих взаимоотношениях. Фильм не может оставить равнодушным зрителей, он пробуждает в человеке добрые, светлые чувства, и крайне необходим многим людям сейчас в нашем постперестроечном обществе. К огромному сожалению, картину невозможно посмотреть — ее не демонстрируют в кинотеатрах и на телевидении, не продают на видеокассетах и DVD. Почему так происходит?

- Не знаю. Этот фильм был снят по заказу Госкино и права на него принадлежат сейчас Агентству по кинематографии — прямым наследникам Госкино. Недавно я показал эту ленту на кинофестивале в Гатчине, зритель потрясающе принял картину. После просмотра долго звучали аплодисменты, люди подходили ко мне и со слезами на глазах благодарили за фильм.

— А какова судьба вашего документального фильма «Смерти нет», ведь судя по отрывкам из него, показанным пять лет назад по одному из центральных телевизионных каналов, это необычайно острая, умная и социально необходимая картина. Расскажите, где и когда ее сможет увидеть широкая зрительская аудитория?

- И вновь не могу ничего конкретного ответить на Ваш вопрос. Над этим фильмом я начал работать еще в 1997 году и собрал большой материал. Снимал в Израиле, в Германии, в Чечне, в Югославии, и в пустыне Сахара в Тунисе. Это должен быть цикл из 4-х фильмов, рассказывающих о природе криминального терроризма, о спецподразделениях, которые бьются с бандитами, о безопасности граждан в мире и конкретно в каждом городе, на улице, в доме. Полностью смонтирован только первый фильм. Несколько лет назад, на одном из закрытых просмотров, где присутствовали более трехсот офицеров МВД — профессионально занимающихся борьбой с организованной преступностью — одним полковником мне был задан вопрос: «Вы не боитесь браться за эту тему?». Я ответил: «Это вы — специалист, профессионал, задаёте мне такой вопрос?». Мне кажется, что беда наша заключается в том, что мы боимся. Мы все живём под Богом и неизвестно, кого и в какое мгновение призовет к себе Всевышний. Но дело в том, что мы — люди, которые стремятся жить по определённым человеческим правилам. Люди, которые не хотят нарушать закон. Люди, которые хотят жить по совести. Таких людей, Слава Богу, несть числа, в нашем Отечестве! И для того, чтобы стать сильным, быть непримиримым и обладать энергией сопротивления всякого рода злу, мы должны объединяться друг с другом не в страхе, а в смелости и в абсолютной уверенности, что в нашем отечестве сможем не допустить подобную нечисть. Слава Богу, я не одинок в этом своем убеждении. Я показывал картину во многих регионах России, и она, как ни странно, вдохновляет, призывает, будит в сердцах людей гражданское сознание. А гражданское сознание, это абсолютное и точное знание своих прав и своих возможностей. Оно активно и созидательно, потому что если человек хочет видеть свой дом, свою улицу, свой город, своё отечество свободным от различных посягательств на безопасность, то он будет для этого делать все от него возможное. Но, не смотря на отклик и понимание среди наших соотечественников, ни один из центральных телевизионных каналов не заинтересовался приобретением уже смонтированного фильма. На одном канале сразу заявили, что это не их формат. На другом все же начали переговоры и даже обещали предоставить время вещания. Но когда дошло до дела и я показал отснятый материал, вначале у телевизионных чиновников был шок, затем пошли впечатления, а потом прозвучали замечания. Например, в фильме есть эпизод, когда 8 мая, в Иерусалиме на мероприятии в честь очередной годовщины Победы в войне над фашизмом, девочка вначале на иврите, а затем на русском языке поет песню «Синенький скромный платочек». И три с половиной тысячи ветеранов из разных стран мира встают, плачут и поют эту песню. Словами трудно передать, что это такое! Глядя на этих людей, вдруг понимаешь, что нашу корявую, нескладную, спотыкающуюся историю объединяет песня! Делая съемки, я полагал, что сама судьба подарила мне этот эпизод, который очень гармонично вписался в канву моего документального фильма! И вдруг на просмотре картины редактор, молодой человек лет тридцати с брезгливым выражением на холеном лице, сказал относительно данного эпизода: «Ну, что вы, это же сентиментально…». И не было никакого дела этому деятелю, что это хроника, а не постановочные кадры. После подобной «конструктивной» критики, я не стал более ходить, унижаться, упрашивать, выслушивать их замечания и выполнять пожелания. От различных чиновников можно услышать, что затронутая в фильме проблема уже не так остро стоит в нашем обществе и картина потеряла свою актуальность. Так хочется верить в лучшее, что мы пытаемся себя успокоить, начинаем тотально себя обманывать. Я не паникер и твердо знаю, что проблема безопасности мирных граждан продолжает быть и жить. Уверен, что эта картина современна, необходима и интересна нашим согражданам, но пока ею не заинтересовались ни телевизионщики, ни производители видеопродукции.

— Несколько лет назад в одном из интервью вы рассказывали о проекте художественного фильма под названием «Тебе посвящаю». Вашей супругой была проделана колоссальная работа с архивными материалами и написан сценарий о князе Владимире. Как сейчас обстоят дела с этим проектом?

- Долгие годы проект был «заморожен», но совсем недавно появилась надежда, что он все же будет воплощен. Осенью 2007 года на моем юбилее в Доме Кино, присутствовал иеромонах Владимир, служащий в одном из храмов на Волге. Оказалось, что у него есть мечта снять фильм о князе Владимире и он самостоятельно написал свой сценарий, основанный на собственных знаниях данной темы. История князя Владимира, его отрешения от язычества, о мучениях, которыми страдала его натура и нелегком переходе к христианской вере всем сердцем — это созидательная история, она подсказывает путь, расставляет знаки и маяки божественного явления, которые по существу приносят человеку и нескончаемую радость жизни, и спокойствие души. По имеющимся материалам может получиться очень интересный фильм. Иеромонах Владимир вдохновил и благословил меня на воплощение этого проекта. Сейчас мы ищем средства, и с Божьей помощью, надеемся найти.

— Этот проект может быть коммерческим?

- Конечно, в фильме кроме занимательной, магнетически притягательной и взрывной по информации истории, будет использована вся универсальная атрибутика современного кинематографа.

— Вы — глубоко верующий человек, проводите много полезной и созидательной работы на ниве Православия, тесно сотрудничаете с Патриархией, каков был ваш путь к Вере?

- Как многие из нас я был крещен в раннем детстве. Мне было годика три или четыре, но я хорошо помню, как мой дедушка (Царствие ему Небесное) водил меня в Александрово-Невскую Лавру в Ленинграде. Помню, как во время службы открывались Царские врата и был виден образ Христа в алтаре. И с тех пор мне запомнилась возникавшая в душе не объяснимая радость. В последующей жизни Бога я никогда не отвергал в сердце своем, но верующим человеком не был. Судьба постепенно, небольшими шажками подводила меня к Вере. Например, в 16 лет в моей жизни произошла одна история, сильно повлиявшая на мое мировоззрение. Летом я поехал к своей бабушке в деревню Бобровниково, в истринском районе Подмосковья. Напротив бабушкиной деревни находились развалины монастыря, к разрушению которого приложили руку коммунисты. В центре монастыря находился собор в честь святого Александра Невского. Хотя он также подвергся разрушению, но у него частично остался первый этаж и другие постройки. Однажды поздно ночью я возвращался с танцев из соседней деревни Маклаково и, проходя мимо храма, увидел слабый свет свечей и заметил среди развалин какие-то тени. Подойдя ближе увидел, что там стоят пожилые женщины и среди них моя бабуленька. Я удивленно спросил: «Бабуля, а что вы делаете?», она ответила: «Молимся!». Оказалось, что старушки приходили на развалины этого храма с иконами, крестом, сооружали алтарь и молились. Сегодня, может быть, этим никого не удивишь, а тогда в 1965 году меня это глубоко потрясло. Видя мое смущение и удивление, моя мудрая бабушка сказала: «Счастливый ты, Борька, вот я помру, а ты увидишь, как этот храм стоять будет!». Такова была сила ее веры! Никакая жестокая власть, никакие силы, не были преградами на пути ее абсолютной веры. Спустя много лет, когда в девяностые годы восстанавливался сам этот монастырь и когда храм уже стоял крытый куполами, я приехал на это место, вспомнил слова бабушки, поставил свечку и помолился за ее душу. Ведь восстановление и данного храма и множества других разрушенных храмов произошло по Божьему провидению, по Божьей воле и молитвами всех свято верующих бабушек и дедушек! А начиная с того случая, произошедшего летом 1965 года, моё обращение в православие шло «по накоплению». Судьба так сводила меня с людьми, что каждое новое знакомство приближало меня к вере. Так, уже работая в Театре на Таганке, долгое время у меня была любимая затея гулять по Москве ночью. Оказалось, что я не один такой. Это была ночная Москва — Москва потрясающих и интересных встреч. Я познакомился и подружился с архитекторами, художниками, поэтами. Это, как правило, были люди верующие, интеллигентные, но невостребованные в профессии, которые не выполняли государственных заказов и которые продолжали жить правдой творчества православного человека, исповедуя и в светской жизни принципы и догмы христианства. Жили они впроголодь, перебиваясь с хлеба на квас в полном смысле слова. Однажды четверо из нашего круга сообщили о своем решении идти в монастырь. Услышав эту новость, я вдруг почувствовал и сказал, что хочу уйти в монастырь вместе с ними — людьми, которые мне любы, дороги и к которым отношусь с величайшим почтением. В ответ мои друзья очень хорошо, по-доброму, почти в один голос сказали: «Нет, ты уж здесь постарайся, твоя роль играть артиста в этой жизни! Тебе надо в миру оставаться! Ты играй эту роль артиста, но не забывай, что ты русский и православный!». Подобных историй и встреч, каждая из которых приближала меня к Богу, было не мало. Например, однажды днем я зашел в церковь поставить свечку. Внутри был только один послушник, занимавшийся уборкой. Я невольно обратил внимание на то, какая у него радостная пластика. Казалось бы, человек выполняет неблагодарный труд — драит пол, обычно у занятых подобным делом людей опущены плечи, сгорблена спина, а здесь все наоборот. Послушник мыл пол, постепенно приближаясь ко мне, а, оказавшись рядом, будто продолжая беседу, спросил: «Что же мне вам рассказать?» Я ответил: «Ну, расскажите что-нибудь!». «Есть такая легенда, — начал рассказ мой неожиданный собеседник: — Взмолился человек, трудно ему в жизни стало, и попросил он у Господа Бога, чтобы он дал ему нести другой крест, не такой тяжелый. «Хорошо! — сказал Господь: — Выбирай сам!», и показал человеку, сколь много крестов есть в мире. Они и большие, и средних размеров, и каменные, и железные, и золотые, и серебряные, и оловянные, и бронзовые. Посмотрел человек, увидел маленький деревянный крестик, и говорит Богу: «Можно мне этот крестик, я думаю, что он легкий!». «Хорошо, сын мой, — сказал Бог: — Бери этот крест!». Благословил Господь человека, который, вздохнув всей грудью, ушел благодарный и довольный. А Господь посмотрел ему вслед и произнес: «Вот как интересно, а ведь это же и был его крест!». Какая мудрая притча! Она произвела на меня очень сильное впечатление!

Ближе к концу семидесятых годов я уже всем сердцем повернулся к Богу, но вначале держал это в тайне от своих родных и друзей. А сегодня я — прихожанин одной из древнейших московских церквей — Храма Преподобного Федора Студита на Никиктских воротах. Настоятель этого храма — мой духовный отец игумен Гермоген.

— У вас есть крестники?

- Да, я крестный отец у семи человек. С каждым из них поддерживаю постоянную связь. Среди моих крестников не все дети, есть двое взрослых мужчин. Очень дорожу тем, что стал крестным отцом своему близкому другу Владимиру Архипову. Это удивительный, очень умный и образованный человек, долгое время служивший на дипломатическом поприще. Он самостоятельно пришел к пониманию необходимости обращения к христианству и прохождения обряда крещения. Первое, что я подарил Владимиру, была книга «Закон Божий». Мы часто беседуем на темы православия, я делюсь знаниями из жизни святых сподвижников. С годами я пришел к убеждению, что православный мир вполне реален. Чем глубже погружаешься в него, тем отчетливее видишь человека и понимаешь, что человеку не приносит пользы. Повседневная суета загоняет людей под какую-то коросту, мешающую освободить сознание. Мы все время находимся в состоянии заблуждения, что именно сегодня у нас имеются важные дела, которые нужно сделать. Эти важные дела с зеркальной точностью повторяются на следующий день и так далее. И если бы мы могли взглянуть на себя несколько со стороны, то поняли бы, от скольких пустых телодвижений могли уберечься, настроив себя на созидательную деятельность. В первую очередь, это пойдет на пользу нашей духовной природе и духовному предназначению. Это очень важно, ведь зачастую человек ждет и ищет счастья, не понимая, что может быть счастлив где угодно. Настоящая радость и счастье те, что идут изнутри, а не приходят извне. Появляющееся в душе человека чувство радости — единственный божественный источник. Другого источника нет.

— Что вы сейчас читаете из православной литературы?

- Произведения Тихона Задонского и Иоанна Кронштадтского. Настоятельница Ново-Голутвина монастыря игуменья матушка Ксения написала две книги «Дорога в монастырь» и «Простые беседы». Это очень хорошие и полезные произведения, которые я всем очень рекомендую прочитать.

— Борис Сергеевич, не могу не задать вам вопрос, который может показаться не совсем корректным. Вы — человек талантливый, популярный и, что уж греха таить, в свое время были для нашей страны своеобразным секс-символом (хотя в то время в нашем языке таких словосочетаний еще не было). Своим творчеством вы невольно стали для множества людей кумиром, объектом для подражания, а кому-то и объектом вожделения. Как в вашем случае сообразуются ваша деятельность, ваша вера в Бога и христианская заповедь: «Не создай себе кумира на Земле»?

- Да, я принадлежу к людям публичных профессий и у меня есть поклонники, но в жизни предпочитаю, по возможности, быть тише воды ниже травы. Экзальтированность поклонников сродни вспышке магния, продолжающейся нескольких секунд. А дальше все зависит от самого человека, ставшего для кого-то объектом поклонения. Конечно, если дать этой вспышке разгореться и подбросить дрова, то может случиться пожар, помимо огня и дым повалит! А если взять ситуацию в свои руки, то этим процессом вполне можно управлять. Например, подходит ко мне человек с благодарственными словами, я тихо и спокойно благодарю его и перевожу разговор на другую тему или ухожу от ситуации. Люди понимают, что я такой же простой, как они, и быстро к этому привыкают. Есть еще один метод: когда подходит какой-нибудь восхищенный поклонник, я стараюсь с еще большей радостью и активностью заинтересоваться в этом человеке. Обычно я говорю на его похвалы: «Да я-то ладно! А мне безумно интересно узнать, как у вас складывается судьба? Какое у Вас любимое дело, чем Вы занимаетесь, кто вы по профессии? Мне так интересно, расскажите хоть о себе что-нибудь!». Честно говоря, я не прикидываюсь, мне на самом деле это интересно. Ведь каждая судьба уникальна! К сожалению, мы живем в такое время, когда у людей крайне мало интереса к другим людям. И когда у человека кто-то интересуется его жизнью и его проблемами, в первое мгновение он теряется, а потом вдруг открывается и тогда общение становится по-настоящему интересным. Такое бывает.

— Вас не коснулась «звездная болезнь»?

- Человек сам выбирает то, что ему нужно. Я вкусил горечь «звездного» праздника, а это действительно горечь. Одно время в течение полутора или двух лет длилась нескончаемая череда восторгов, банкетов, гуляний, посещений бань, «свадебного генеральства», бессмысленных поездок, но потом это все надоело. И я решил для себя, какой образ жизни мне более необходим.

— У вас есть немало замечательных стихов собственного сочинения, одно из них привожу полностью:

«Концерт в Карачаево-Черкессии»
Тогда парил над залом образ битвы…
И, опасаясь промахов малейших,
Собранью мусульман старейших,
Я спел со сцены русскую молитву…
Мир тишины для всех настал подробно,
Нас разделяли возраст, рампа, вера.
Молчанье изумлённого партера
В аплодисменты превращалось робко.
Но вдруг, как будто что-то вспоминая,
Или готовы с кем-то драться,
Джигиты взорвались овацией,
«Неверного» всецело понимая.

Это стихотворение было написано под впечатлением от реального события, произошедшего, когда на Кавказе была неспокойная обстановка. На одном из своих выступлений Вы исполнили для мусульманской аудитории одну из созданных Вами уникальных по красоте и проникновенности молитв, это достаточно серьезный и рискованный поступок…

- Я не рискую, исполняя православные молитвы перед представителями других религий, потому что не держу фиги в кармане. Рискует тот человек, который в закромах своей души держит некую подлость, а я — искренний человек, откровенно говорю о том, что люблю и о том, что ненавижу. Я считаю, что творческий человек, выходя на сцену, в первую очередь должен следовать этому закону, он не должен лукавить и лгать. Иначе это не творчество, а нечто другое. Я не боюсь правды, потому что знаю — какой бы она ни была, она в первую очередь принесет пользу моей публике. А молитву, о которой идет речь в стихотворении, несколько лет назад я записал на диск вместе с мужским хором Свято-Данилова монастыря. Эта песня входит в репертуар Архангельского хора.

— Как давно вы стали писать стихи и песни?

- Серьёзно я стал заниматься стихами после тридцати лет, когда пришло понимание, что нельзя легко относиться к их созданию. Параллельно писал музыку. Создание каждой из моих песен накладывает очень большую ответственность, нужно немало работать, через себя пропускать каждое слово. Я считаю, что произнесённое слово может произвести гораздо большее впечатление, чем прочитанное. Хотя у меня был издан сборник стихов и сейчас полностью готов к печати еще один.

— 2008 год в нашем государстве объявлен «Годом семьи». Вы — глава семьи, каждый член которой необычайно талантливый человек. И если вы сами, ваш сын — Владислав и его жена — Дарья Михайлова люди публичные, хорошо известные как в нашей стране, так и за рубежом, то о вашей супруге и дочери известно крайне мало. Приоткройте «завесу тайны» и расскажите о них.

- Моя жена Елена — очень одаренный человек, она талантливый художник и писатель. Ею написано немало книг и сценариев, по которым снято около десятка фильмов. А дочь Мария — человек не публичный, несколько лет назад она перебралась жить в удаленную от Москвы и малонаселенную деревню, где занимается натуральным хозяйством. Маша наделена редким литературным даром: пишет сказки, частушки, записывает какие-то размышления. Кроме того, она разыскивает и записывает старинные рецепты куличей. На Пасху и все православные праздники дочь балует нас выпечкой по старинной, уникальной технологии. Если Маша выпустит книгу найденных ею рецептов, у домохозяек она станет бестселлером.

— В конце прошлого века, одном из своих интервью вы сказали, что «менталитету русского человека не свойственен денежный прагматизм, генетическая природа жизни нашего народа никогда не была меркантильной в существе своём». Вы до сих пор убеждены в этом, даже, несмотря на все преобразования в российском обществе?

- Да, до сих пор я в этом абсолютно уверен и хочу продолжить эту мысль: мне все больше кажется, что наш мир состоит из двух категорий людей: тех, кто считает, что все можно продать и купить, и тех, кто так не думают. В России все-таки сильна генетическая память, мы — народ-труженик, народ-воин, и наша история полна этой памятью. Поэтому я считаю, что в России, слава Богу, больше людей благородных и бескорыстных.

— Сердечное вам спасибо за интересную беседу, что вы пожелаете читателям сайта?

— Хочу пожелать абсолютной веры в то, что православный мир существует, он реальный, и, слава Богу, он не имеет границ. Это совершенно особый мир, окунувшись в который, человек обретает радость, которой сможет поделиться с другими. Пусть наша жизнь будет наполнена светом, радостью и созидательными делами!

Валерия Гончарова

http://www.pravkniga.ru/interview/66/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru