Русская линия
Татьянин день Даниил Сидоров05.02.2008 

Молодежная секция Рождественских чтений: чем больше слушаешь, тем меньше нравится

Рождественские чтения проходят в Москве уже шестнадцатый год. Кажется, позади целая эпоха, кажется, этот образовательный форум давно стал реалией церковной и общественной жизни… Но в том-то и дело, что уж слишком сильно кажется: посмотришь внимательнее — и увидишь, насколько все неоднозначно. Одним из многочисленных примеров многочисленных проблем стала секция «Опыт и возможности просветительской работы с молодежью», работавшая, по традиции, в Татианинском храме при МГУ.

О многом, что было характерно для прошедшей накануне конференции «Православные молодежные организации и проекты», ТД уже писал (http://taday.ru/text/91 955.html). День спустя собрался почти тот же состав выступающих — слушателей, правда, было в три раза больше — и наметившиеся противоречия обострились.

Обещанной дискуссии между собравшимися не то что не последовало — не было ни единой попытки подобное начать. Не в том дело, что никто не вскакивал с места и не выкрикивал обвинений в лицо ораторам (это-то как раз хорошо, подобных опытов с лихвой хватит на много лет) — почти не было даже вопросов к выступавшим. Получается, со всем услышанным все были согласны? Очевидно, нет, но общей инертности атмосферы ничто не поменяло.

Неслучайно в заключительном обращении прот. Максима Козлова к собравшимся прозвучало: «Чем больше лет мы заседаем, тем больше мне кажется, что надо что-то менять». Да, и еще много раз да: большинство речей превратились в описание проделанной за последний год работы. (Последнее, в свою очередь, дало повод председательствовавшему на секции епископу Якутскому и Ленскому Зосиме не без иронии вспомнить известное высказывание Никиты Сергеевича насчет целей и задач.) Если авторами докладов были люди незаурядные, известные и добившиеся удач в работе с молодежью (скажем, игумен Сергий (Рыбко) или администратор Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви протоиерей Андрей Соммер), то и выступления были интересны, а если обстояло иначе… Не хочется никого обидеть, но ряд докладов превратились просто в саморекламу, и кроме рассказа о многочисленных свершениях мы ничего не услышали.

Показателен и еще один момент: наибольший интерес у обитателей Сети вызвало выступление насельника Свято-Троицкого Ионинского монастыря игумена Иоасафа (Перетятько). Это был, по сути, еще один рассказ о том, как в одном из многочисленных уголков бывшего Союза Церковь работает с молодежью, но говорил отец игумен очень необычно, отступая иногда от темы, выдавая непривычные сентенции, которые потом предприимчивая журналистская братия преспокойно выдрала из общего контекста. И пошло гулять по Интернету сообщение о том, что на Рождественских чтениях некий игумен призвал говорить с приходящей в храм девушкой о ее фигуре, а не о духовной жизни, поскольку первое важнее (а на самом деле это было одно из отступлений, призванных показать, что на встречах с молодежью речь заходит о самых разных вещах)…

Так дошли ли все-таки участники секции до самих проблем воцерковления молодежи, которые-то и должны были их волновать? Было бы неправдой сказать, что нет: одно выступление, затрагивавшее не выполненную докладчиком работу, а то, что его действительно волновало, присутствовавшие услышали.

Как и днем раньше, главный редактор журнала «Наследник» священник Максим Первозванский принципиально не стал «говорить о веселых вещах и рапортовать о достигнутых успехах». Он вновь поднял проблемный вопрос — то, что в желании стать интересными окружающим миссионеры часто пытаются пересмотреть не только устаревшие моменты, но и само церковное учение. Приводит ли это к приходу людей в Церковь? Нет, молодежь лишь убеждается, что есть «крутые попы», но они все равно какие-то странные, не такие, как большинство их собратьев. Попытки говорить с людьми на их языке, несмотря на всю необходимость, часто дают обратный эффект: люди Церкви входят в очевидное противоречие с тем образом, который был и всегда будет в обществе. «Не надо обсуждать то, что интересно людям вне Церкви; надо обсуждать то, что интересно нам», — отметил отец Максим, подчеркнув: «У нас очень мало времени для миссии… Очень важно, чтобы мы всегда помнили, что в миссионерстве всегда должны говорить о главном, не пытаясь это главное приспособить под какие-то те или иные миссионерские задачи».

Было ли что-то заметное, не считая этой речи? Конечно было. Был упомянутый рассказ отца Сергия (Рыбко). (Особенно впечатлили такие слова: «Митрополит Антоний Сурожский говорил, что если ему в аду поставят кафедру, то он и там будет проповедовать. И я там буду проповедовать».) Был произведший доброе человеческое впечатление владыка Зосима, не пытавшийся перетянуть инициативу на себя, а с неподдельным интересом слушавший все, что говорилось выступавшими. Было и много людей, которые хоть и не вмешивались в ход выступлений, но им все же было интересно, а это уже стоит немалого.

Что скажем в заключение? Конечно, Рождественские чтения нельзя назвать полностью отжившим мероприятием. Нет, мы должны собираться и говорить о том, что для нас важно! Но с тем, что это нужно делать как-то иначе, поспорить сложно. Понять бы только как…

http://www.taday.ru/text/92 150.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru